Свидетели истории

УМИРАТЬ ГОТОВЬСЯ, А ЖИТО СЕЙ. И поэтому они победили.

Когда мы вошли в прихожую квартиры Николая и Марии Бурых, на парадном пиджаке хозяина боевые награды зазвенели тихонечко и мелодично. На счету Николая Петровича - участие в партизанском отряде, боевые действия в составе минометного расчета. Но нам хотелось больше узнать не о войне, а о жизни на окупированной территории.



Рядовой солдат невидимого фронта

Среди воинских специальностей есть одна, о принадлежности к которой говорят с гордостью и затаенной солдатской грустью. Гордость за то, что ты - солдат глубинной разведки ГРУ (Главное разведывательное Управление Генерального штаба), ты способен неделями и месяцами без устали «бродить» в глубоком тылу противника. И грустью, что медали и ордена обходят тебя не потому, что начальству жалко представить к награде, а просто никто не знает о тех передрягах, в которые попадает разведчик, о тех препятствиях, которые он преодолевает, и боях, что он проходит. А в скупых радиодонесениях много не скажешь, да и не о наградах думаешь в тылу врага.


ЕХАЛИ В ЛЕТНИЕ ЛАГЕРЯ, А ПОПАЛИ НА ВОЙНУ

За участие в Великой Отечественной войне генерал-майор Алексей Николаевич Быков был награжден 34 наградами, среди которых орден Красного Знамени, орден Отечественной войны, Орден Красной Звезды и многие другие. Сегодня он вновь вспоминает, как начинались страшные военные годы.


ОНИ МЕЧТАЛИ ПОЕСТЬ ЗА СТОЛОМ

В начале войны Виктор Ильич Ливенцев служил политруком в минометной роте. В 1943 году, в 25 лет, получил звание полковника. После войны работал секретарем ЦК комсомола Беларуси, позже - более двадцати лет был председателем Спортивного комитета. Говорит, что рассказывать о начале войны очень трудно.


ВЕРОЛОМНО? НЕОЖИДАННО?

Теперь о войне, казалось бы, можно говорить все. Только вот так получается, что за то время, когда предпочтительнее было молчать, пропали многие документы, а с каждым годом в живых остается все меньше свидетелей тех дней. А число загадок и вопросов растет. Сегодня уже и не новость то, что о готовящемся нападении Германии в Советском Союзе знали. И более того, историки считают, что война в любом случае началась бы: обе стороны только ждали, кто первый это сделает.