Страницы истории

ГОЛОДНЫЙ БУНТ НА ПРОДСКЛАДЕ

Хроники поколений, выросших в очередях

Чудесно для слуха имя объекта, который был отмечен на планах Минска еще с 1810-х годов: «Провиантский магазейн» — продовольственный склад по-нынешнему. И сама теперешняя улица Кирова называлась прежде Магазинной — «складской».


СВЯТОЕ ПШЕНО

Le pauvre Duc!
(Бедный герцог! — франц. )

Исключительное в истории КПСС событие произошло в 1934 году в районном центре Ветка близ Гомеля. В столовой для партактива был побит первый секретарь райкома Янкович.


ЛАМЕНТАЦИЯ ДЛЯ ЖЕЛЕЗНОГО ФЕЛИКСА

88 лет назад 8 августа около 8 вечера в районе Городского сада умолк последний пулемет геройски оборонявшихся бойцов Минского рабочего полка. Белорусскую столицу заняли легионеры Пилсудского. Почти на год установился жестокий оккупационный режим.



ЧОРНЫ МАНАХ ДАМІНІКАНСКАГА КЛЯШТАРА

Дамініканскі кляштар, пабудаваны ў гады XVII стагоддзя, доўгі час быў адным з самых прыгожых храмаў і самым высокім будынкам Менска. Першыя згадкі пра цень Чорнага манаха ў тым кляштары тычацца яшчэ сярэдзіны XVII стагоддзя. Жахлівая была сярэдзіна таго стагоддзя. «Крывавы патоп» пракаціўся па Беларусі, і змыла тым патопам больш паловы насельніцтва нашай краіны. Жылі людзі, і не стала іх…




ИСХОД ПОЛКОВНИКА ЮТТНЕРА

В июле-августе 1944 года этот кавалер Рыцарского креста писал в дневнике о том, как ворует с огородов картошку и пробирается за линию фронта к своим.
В киноэпопее Юрия Озерова «Освобождение» в той части, которая посвящена Белорусской операции лета 1944 года, есть кадры горящего Бобруйска. Жутко-апокалипсическая картина: немцы уходят из города, и в перспективе ночной улицы пылают дома — «прощальная» работа факельщиков.


ДЕНЬГИ «ОТТУДА»

Из истории трудовой эмиграции

Полтора десятка читателей, позвонивших в редакцию сразу после начала публикации истории Александрова, задали вопрос о том, каким образом наш герой ввез сквозь советскую границу колоссальную по меркам 1931 года сумму в наличных долларах (70 тысяч в изложении чекиста Фидельмана).


ДЕНЬГИ «ОТТУДА»

Из истории трудовой эмиграции

Осталась у меня на память от этой истории бутылка чудесной стародорожской самогонки — пикантное украшение домашнего бара. Подарила внучка главного героя: «Выпейте за упокой души вольного труженика Викентия Михайловича Александрова».
Выпить — дело нехитрое. А как отобразить сложную человеческую судьбу?..


ДЕНЬГИ «ОТТУДА»

Из истории трудовой эмиграции

«Заслуженный строитель-шабашник СНГ» — так весомо рекомендуется давний мой приятель Николай Викторович. Он владеет многими специальностями, но главное, за что его ценят, — виртуозный монтаж инженерных систем многоэтажных зданий. При собственном росте сто шестьдесят семь и сухощавом телосложении Николай словно бы создан для паучьей работы в лифтовых шахтах и вентиляционных каналах…


ЗАБЫТЫЙ ПРАЗДНИК 11 ИЮЛЯ

Июль открывает картину решительного перелома на фронте в пользу России с явным перевесом на стороне советских войск.
И. В. Сталин. Из беседы с сотрудником газеты «Правда». (11 июля 1920 г., № 151)

В БГУ в 1973–1974 годах общую историю Беларуси мне преподавал заведующий кафедрой истории БССР, доктор наук, профессор Лаврентий Семенович Абецедарский. Зачет я ему сдал всего лишь со второго захода (пришлось расстаться с «хипповой» прической), а вообще про «ужасы абецедарщины» в ту пору не задумывался, потому что голова первокурсника была занята совсем другим.


ТОВАРИЩ «У» И ДВОЙНОЕ УБИЙСТВО 7 ИЮНЯ 1927 ГОДА

Кто стоял за смертью советского дипломата Войкова и чекиста Опанского? (Окончание)

Кардинальное отличие Войкова от таких людей, как Ульянов и Опанский, заключалось в том, что этот представитель элитной «команды из пломбированного вагона» мог спесиво вопрошать: «Ну и что мне дал Октябрьский переворот?». У него имелось дореволюционное прошлое. А вот молодым волкам, которые вышли на карьерную тропу при Советах, надо было отгрызать свой кусок прямо сейчас, да еще угадывать вожака: Сталин или Троцкий?


НАШЕСТВИЕ

Размышление над фотоснимками 1941 года

Кажущийся парадокс: чем удаленнее от нас трагические дни лета 1941 года, тем чаще всплывают из каких-то глубин фотодокументальные изображения начала войны.


ТОВАРИЩ «У» И ДВОЙНОЕ УБИЙСТВО 7 ИЮНЯ 1927 ГОДА

Кто стоял за смертью советского дипломата Войкова и чекиста Опанского? Продолжение.

В послевоенные десятилетия советская контрпропаганда адресовала Радославу Островскому лаконично-ритуальные плевки, но, что крайне примечательно, развернутый анализ его жизнедеятельности в открытых публикациях так и не был сделан. (Как исключение можно назвать изданную в 1995 году книгу А.К.Соловьева «Белорусская Центральная Рада. Создание, деятельность, крах», однако этот детальный труд ограничен временными рамками Великой Отечественной войны.)


ТОВАРИЩ «У» И ДВОЙНОЕ УБИЙСТВО 7 ИЮНЯ 1927 ГОДА

Кто стоял за смертью советского дипломата Войкова и чекиста Опанского? (Продолжение)

Бориса Коверду судил чрезвычайный суд, в практике которого были только два вида приговоров: смертная казнь или пожизненное заключение.
Когда вопрос стоит о жизни и смерти, то защита подсудимого (настоящая защита, а не саморекламные витийства о «больной русской душе» четверки варшавских адвокатов) базируется на основном инстинкте: самосохранение.



ТОВАРИЩ «У» И ДВОЙНОЕ УБИЙСТВО 7 ИЮНЯ 1927 ГОДА

Кто стоял за смертью советского дипломата Войкова и чекиста Опанского? (Продолжение)

Просмотрел еще раз отчет о судебном процессе по делу Бориса Коверды (Sprawa Borysa Kowerdy. Zabójstwo posła Z.S.S.R. Piotra Wojkowa. — Warszawa, 1927.), а также мемуары самого террориста, и обнаружил маленькую неточность в нашем предшествующем изложении событий.


ТОВАРИЩ «У» И ДВОЙНОЕ УБИЙСТВО 7 ИЮНЯ 1927 ГОДА

Кто стоял за смертью советского дипломата Войкова и чекиста Опанского? (Продолжение.)

Проживая на склоне лет в США, Борис Коверда составил в 1984 году автобиографическую записку «Покушение на пол­преда Войкова 7 июля 1927 года» («Русская мысль», «Часовой»). К сожалению, в этом лаконичном тексте, называемом автором «свидетельским показанием», ряд ключевых персонажей и фактов обозначены лишь пунк­тирными штрихами.


ТОВАРИЩ «У» И ДВОЙНОЕ УБИЙСТВО 7 ИЮНЯ 1927 ГОДА

Кто стоял за смертью советского дипломата Войкова и чекиста Опанского?

…Войков самонадеянно полагал, что сопровождающий его в Варшаве ореол цареубийцы будет с восхищением оценен здешним бомондом. Ну как же: поляки с их вековой ненавистью к династии Романовых… И даже Мицкевич, главный их поэт, воспевал грядущую погибель русских царей!..