Анатолий АНДРЕЕВ

ЛЮБОВЬ НИКОЛАЯ ПЕТРОВИЧА

Николая Петровича удивила картина, которая висела над зеркалом. Глаза, губы, локоны, обнаженное плечо — слащавая романтика, но все это почему-то напоминало стильную двадцатипятилетнюю Любашу.
— Чья? — спросил Николай Петрович.
— Вот первый вопрос, который мне задают, — улыбнулась Любаша, мило покривив мягкие губы. Она расставляла чашки на маленьком столике, который попросила Николая Петровича придвинуть к дивану. Было уютно.