ЖЕНЩИНА И МУЖЧИНА, ВОЙНА И ЛЮБОВЬ

О подвигах, мужестве и славе написано много. Иногда даже живые ветераны войны кажутся некими застывшими монументами. Я хотела написать в первую очередь о человеческих отношениях на войне. Меня познакомили с Галиной Павловной Троян – вдовой легендарного партизанского командира и незаурядной женщиной.

ДОЧКА ОФИЦЕРА

И вот я в скромной квартире в Зеленом Луге. Дверь открыла строгая женщина, велела мыть руки и садиться за стол. Я сразу почувствовала, что спорить бесполезно. Все было вкусно, особенно салат из баклажанов.
– А рецепт можно записать?
– Можно, но бесполезно. Вы не представляете, сколько людей переписывали рецепты, но приготовить так и не могли. Лучше приходите летом и смотрите, как я готовлю.

Действительно, почерк каждой хозяйки индивидуален. Галина Павловна рассказывала, что она жила в большой дружной семье: бабушка, дедушка, родители и сестра. Отец Гали Астаховой занимал высокие должности в системе НКВД, и семья всегда жила в больших квартирах. К ним приходила женщина убираться и стирать белье, а вот на кухне царствовала бабушка. Она и передала кулинарное мастерство внучке.

Среднее образование Галя Астахова получала в восьми школах: типичная судьба ребенка офицера. После школы поступила в финансовый техникум. Блестяще его окончила, работала в банке.

В 12 У ФОНТАНА…

Вечером 21 июня 1941 года Галина Павловна со своим мужем Константином, сыном Володей и семьей друзей гуляла по Ленинграду. Пришли домой в три часа ночи. Только уложили спать мальчика, как в квартире раздался телефонный звонок: мужа срочно вызвали на работу. Что ж, привычное дело, ведь он тоже офицер НКВД. Они договорились встретиться в 12 часов в Петергофе.

Галина Павловна с сыном приехали к фонтанам раньше. В 12 заволновалась: муж не позвонил, не предупредил, что задерживается. И в это время по громкоговорителю передали правительственное сообщение: началась война. Она не раз приходила на службу к мужу, чтобы узнать, что с ним. Ее успокаивали: жив, служит.

«Как таковой эвакуации не было, нам говорили: война ненадолго, и мы свято верили, что это – временные трудности», – вспоминает Галина Павловна.
Вместе сыном она уехала в пригород Ленинграда, в Боровичи. А там – днем бомбят или летают самолеты-разведчики. Ночью жильцы дома по очереди дежурят на крышах и сбрасывают вниз зажигательные бомбы. Страшно. Галина Павловна написала маме в Ставрополь. Получив разрешение на выезд у военного коменданта, она собралась в дорогу. Села в поезд с ребенком за руку и чемоданом.

ДОЛГАЯ ДОРОГА К МАМЕ

Поезд проехал только одну станцию – началась бомбежка. Военком, выдавая проездные документы, научил женщину, как спастись во время бомбежки: надо спрятаться под сидение поезда. Этот совет спас жизнь матери и ребенку. Когда бомбардировщики улетели, Галина Павловна старалась, чтобы ее четырехлетний Володенька не видел убитых людей. Оставшиеся в живых побежали прятаться в лес, а Галина Павловна с сыном пошла в противоположную сторону – в город Угловка. Он был абсолютно пустым: людей нет, а окна домов раскрыты. Они шли дальше и набрели на большое здание – бункер. Во дворе стоял огромный стол для заседаний, застеленный скатертью, вот под ним Галина Павловна с сыном спрятались до рассвета.

Утром вернулись на станцию. Из персонала там был только начальник. Он сказал, что уехать они уже никуда не смогут: недавно разбомбили военный эшелон, повреждены железнодорожные пути, и неизвестно когда будет восстановлено движение. Начальник военного эшелона в это время был на станции, он проверил документы Галины Павловны и решил помочь женщине с ребенком. До замаскированных вагонов эшелона надо было идти пешком несколько километров. Двое солдат, сопровождавших офицера, по очереди несли чемодан, начальник эшелона нес на руках мальчика. Галине Павловне, чтобы успевать за ними, приходилось почти бежать.

Какое-то время Галина Павловна вместе с медсестрами ухаживала за ранеными бойцами. Потом ей помогли сесть на поезд. Так она с сыном доехала до Тулы. Там она купила мальчику одежду по сезону, себе два отреза на платья и примус. «Вы знаете, что такое примус? – спрашивала меня Галина Павловна. – Это я вам теперь так гладко рассказываю. А ведь в дороге всякое было. Когда мы садились на паром, то идти до него надо было по двум хлипким доскам. Одна женщина не удержала ребенка. Он упал, и его закрутила турбина. Страшно».

Как ни тяжела была дорога, но они приехали в Ставрополь. Галина Павловна пошла работать, сын – в детский садик. В этом городе она получила известие о гибели мужа. Случилось это недалеко от Боровичей… Сыну назначили пенсию.

Однако и к Ставрополью приближалась война. На семейном совете было принято решение: Галина Павловна с сыном должна уехать в Ашхабад. В этом городе она получила аттестат о среднем образовании, там жила ее сестра, были знакомые. Опять-таки, никакой массовой организованной эвакуации не было. «Не сейте панику» – под таким девизом заставляли жить людей на территориях, не занятых противником.

В Ашхабаде, устроившись в доме знакомых, Галина Павловна пошла в НКВД, чтобы оформить документы на пенсию сына. А начальник управления и говорит: «Идите к нам работать. Можно приступать прямо сегодня». Учитывая, что Галина Павловна – дочь и вдова чекистов, ее приняли на службу без обязательной в таких случаях проверки, предшествующей допуску к секретным материалам. Тем не менее, необходимые документы она заполнила, приклеила фотокарточку в личное дело, а на работу решила выйти в понедельник.

ПОЕДЕМ В БЕЛОРУССИЮ БУЛЬБУ КУШАТЬ

Вечером с сестрой и подругой пошли в летний театр на оперетту «Сорванец». Перед ними сидел военный. Он обратил внимание на красивых женщин и пригласил их в буфет, угостить мороженым. Галина Павловна отказалась за всех. Не позволила она ему и проводить их домой.

В понедельник она принесла начальнику почту. В его кабинете сидел вчерашний военный. «Это Вы…» – удивился офицер. Галина Павловна как бы и не заметила его удивления.

Через пару часов он пришел к ней в канцелярию и сказал: «А знаете что, выходите за меня замуж. Поедем в Белоруссию бульбу кушать». Галина Павловна – в слезы, она ведь только чуть больше года назад узнала о гибели мужа. Начальник управления НКВД заметил заплаканные глаза сотрудницы, спросил, в чем дело. Галина Павловна и выпалила: «Этот Троян насмехается надо мной: замуж зовет». А тот и говорит ей: «Так выходите. Он очень хороший человек. Не был женат. И уже орденоносец».

О новом замужестве думать было некогда: приходилось работать с 9 утра до 17 вечера, а потом с 18 до двух часов ночи. Сына она отдала в круглосуточный садик, но каждый день забегала проведать. Несколько месяцев Галина Павловна умудрялась избегать встреч с обаятельным майором. Она уже знала, что в 1941 году Макар Троян был одним из первых офицеров, удостоенных ордена Красной Звезды.

Макар Иванович должен был уехать к новому месту службы. Но он остался, чтобы увидеться с Галиной Павловной. А ведь прекрасно знал, что опоздание на сутки грозит трибуналом. Коллега сказала Галине Павловне: «Троян не уехал, он вас караулит». В общем, он снова предложил ей вместе «кушать бульбу». «Что такое эта твоя бульба?» – спросила Галина Павловна. Для Макара Трояна это, наверное, было равносильно ответу «Да». Он уехал и каждый день присылал ей письма, телеграммы. А однажды в литерной почте она увидела письмо от Макара Трояна, адресованное начальнику управления НКВД с пометкой «лично».

Начальник вызвал Галину Павловну и поинтересовался, знает ли она, что в этом письме. Но ей ничего не было известно. Оказалось, что Макар Иванович прислал документы, из которых следовало, что Галина Павловна с сыном следует к месту службы мужа Макара Трояна. И она решилась. Тем более, что и сын спрашивал о папе. Дорога была трудной. Загорелся вагон, в котором они ехали. Остановились в чистом поле, чтобы отцепить его. Вокруг темнота и пронзительный вой шакалов. Все пассажиры быстро заскочили в другие вагоны, а женщине с ребенком вскарабкаться на высокие ступеньки было невозможно. Она так отчаянно кричала, что вышел машинист. Железнодорожник посадил их в купейный вагон, несмотря на протесты проводницы.

А ТЕПЕРЬ ТАКИЕ МУЖЧИНЫ ЕСТЬ?

На вокзале в Бресте Макар Иванович их не встретил , как обещал в телеграмме. Вместо него пришел адъютант. Он помог добраться им до квартиры Макара Трояна. После недолгого отдыха они пошли, как говорил адъютант, «к начальнику». Оказалось, что Макар Иванович в больнице. Он очень тяжело болел. А в тумбочке возле его кровати была фотокарточка из личного дела Галины Павловны. Макар Иванович досрочно вышел из больницы, потому что переживал: Галочка не умеет топить печь, как же она будет с ребенком?

«Это я теперь так плохо выгляжу: болезни не украшают. А тогда была очень симпатичной, вот посмотрим потом фотографии, – грустно говорила Галина Павловна. – И вдруг так озорно: – Оксана, а теперь такие мужчины есть, как мой Троян?».
«Всегда хочется надеяться, что есть!» – ответила я.

Галина Павловна поступила на работу в райисполком, сына отдали в детский сад. Он спрашивал: «Мамусечка, а почему я не узнаю папочку? У него же были волосики». Оказалось, что мальчик хоть и смутно, но помнил родного отца. Галина Павловна объяснила сыну, что люди взрослеют, волосы могут выпадать. Макар Иванович ведь относился к Володе как к родному сыну.

За всеми хлопотами Галина Павловна и Макар Иванович все не успевали оформить свои отношения. И вот однажды, уже в Бресте и после войны, они пошли гулять по городу. И Макар Троян как-то потихоньку начал подталкивать женщину к некому зданию. Она подняла глаза, написано: ЗАГС. Рабочий день уже закончился, но там был работник, который выдал им свидетельство о браке. Макар Иванович все предусмотрел: мальчику надо идти в школу, негоже, чтобы в одной семье были разные фамилии.

Мы проговорили с Галиной Павловной почти пять часов. Я точно знаю, что еще обязательно к ней приду. Просто потому, что люблю общаться с состоявшимися людьми. Как теперь пишут Галине Павловне в поздравительных открытках: «Вы являетесь образцом настоящей офицерской жены». Она всегда прекрасно организовывала быт, чтобы муж мог спокойно работать. Они вырастили достойного сына. При этом она не растворилась в бытовых проблемах, а сумела сохранить себя как личность и в самое трудное время состояться как хороший работник. И теперь, в 87 лет, остаться привлекательной Женщиной.

Оставить комментарий