РОБОТЫ ИЗ БЕЛАРУСИ

На днях американские ученые протестировали первую модель боевого робота. Чудо техники высотой всего в один метр произвело настоящий фурор и играючи справилось с несколькими танками и ракетными установками. Военные наблюдатели от НАТО поздравляли ученых с технологическим прорывом. При этом никто ни словом не обмолвился о том, что в основу разработки легли идеи и наработки белорусских ученых.

Идея создания боевого робота витала в Беларуси очень давно. Начиналось все с создания программы, которая бы наделила машину способностью ориентироваться и узнавать противника. Это было самой сложной частью разработки. Первая версия программного кода, который был апробирован на маленькой небоевой модели, показала, насколько сложно вложить в машину даже те навыки, которыми обладает 5-месячный ребенок. Катаясь на гусеницах по засыпанному песком вольеру, робот то и дело натыкался на препятствия, застревал и надолго впадал в кому. Оживить разработку белорусским программистам удалось только в 1998 году. К тому времени компьютерные технологии шагнули далеко вперед. Появились новые процессоры и первые алгоритмы искусственного интеллекта. Они позволили создать более совершенную программу, которая поставила машину в один ряд с девятимесячным ребенком. Стоит отметить, что десять лет назад создание разумных машин не являлось приоритетной задачей белорусского государства. Правительство занималось реформированием колхозов и промышленных предприятий. Выпускать грабли и молотилки было гораздо выгоднее, нежели вкладывать деньги в перспективные разработки. Робототехникой студенты вузов занимались исключительно на добровольных началах. Существовали даже кружки по интересам, в которых белорусские гении собирали любопытные, но абсолютно «бесполезные» вещи.

УМНЫЕ ВЕЩИ

К пустяковым безделушкам партийные деятели в свое время отнесли прототип мобильного телефона. Он был создан одним из витебских умельцев, который сейчас прозябает в нищете и безызвестности. Портативный передатчик, который легко помещался в мыльницу, он сконструировал на заре 60-х. В то время белорусский «левша» проходил службу в армии, в батальоне связи. Каждый день, корпя над громоздкими агрегатами, он сетовал на науку. Мол, зачем все усложнять, когда можно сделать просто. Как-то вечером умелец заперся в душевой и за несколько часов собрал портативное устройство. По своим функциям оно, конечно, больше напоминало радиоприемник. Но при этом аппарат умещался в солдатской мыльнице и питался от обычной батарейки. По тем временам такой прибор мог вполне потянуть на нобелевскую премию. Но было одно «но». «Мыльница» охотно ловила сигнал западных передатчиков, напрочь игнорируя советскую пропаганду. Слух об антисоветском приборе быстро докатился до командования, и умельца вызвали в штаб. Для того, чтобы разобраться с белорусским изобретателем, в часть прибыл оперативник Комитета государственной безопасности. Прототип портативного приемника и передатчика разбили молотком прямо на глазах у солдата. Напоследок пригрозили, если подобное изобретение повториться, то обвинения в шпионаже уже не избежать. На том в карьере талантливого белорусского изобретателя была поставлена точка. Свои лучшие годы он провел за освоением производства ламп и паяльников. Аналогичная участь постигла и группу белорусских ученых, которые работали над созданием компьютерного процессора «Эльбрус».

УМЫ НА ПРОДАЖУ

Считается, что первый советский микропроцессор родился в 1978 году в Москве. В стенах института точной механики и вычислительной техники, коллектив которого на протяжении 40 лет разрабатывал суперкомпьютеры для оборонных систем Советского Союза. Однако это не совсем так. В СССР было модно подключать к перспективным проектам лучшие умы союзных республик. В том числе и белорусских ученых. Доподлинно известно, что свой вклад в создание русского суперпроцессора внесли отдельные работники Брестского политехнического института. Сейчас они занимают престижные должности и работают над проектами в области информационных технологий. Однако ни один из нынешних проектов не стоит и десятой доли тех знаний, которые белорусы вложили в «Эльбрус». По своим параметрам первый суперпроцессор был очень похож на знакомый всем Pentium 1. С той лишь разницей, что рабочий прототип Эльбруса был протестирован в 1978 году, а разработка компании Intel – в 1995. Фактически революционные идеи, над которыми корпели русские и белорусские ученые, были скопированы западной компанией. Причем Intel пользовалась ими очень долго. За десять лет было выпущено четыре поколения процессоров. При этом три из них, не считая Pentium 4, эксплуатировали русско-белорусские разработки 1978 года. Утечка информации об «Эльбрусе» произошла ориентировочно в 1991 году. Один из работников института Владимир Пентковский неожиданно сменил гражданство и стал ведущим работников компании Intel. С появлением нового сотрудника американская компания, которая пыталась в то время завоевать место под финансовым солнцем, пережила технологический и идейный взрыв. Буквально за два года был освоен выпуск первого массового процессора. Он отлично продавался на мировом рынке. Несмотря на то, что цена за кусок кремния переваливала за тысячу долларов. Таким образом, на идеях плеяды советских ученых корпорация сколотила свой начальный капитал. Затем к делу подключились менеджеры и экономисты, которых в Америке пруд пруди. Они разработали стратегию «тюбика». Накопленные идеи реализовывались не сразу, а постепенно. Легкое нажатие – и с конвейера сходили новые процессорные модели. Потребители хлопали в ладоши и хватались за кошельки. Удивительно, но при этом на международных форумах, на которых демонстрировались чудесные изобретения Запада, ни разу не упоминались имена русских, а уж тем более, белорусских разработчиков. Представители ученого мира, причастные к разработке «Эльбруса», считают, что Беларуси банально не повезло. Если бы удалось наладить выпуск и разработку кристаллов у нас, то наша республика без Силиконовой долины стала бы технологической Меккой для всего мира. Увы, не повезло. Беларусь не стала ни процессорной, ни даже морской Меккой.

РАЗРУШАТЬ, НЕ СТРОИТЬ

В это трудно поверить, но морским бризом в Беларуси пахло очень сильно. Свежий ветер с каплями соленой воды долетал аж до Бреста, где планировалось возвести специальный завод по производству электроники для русских субмарин. Проект был очень перспективный и, что самое главное, – масштабный. Для его реализации в местном институте, якобы, была даже учреждена специальность инженера сетей ЭВМ. Когда она только появилась в учебном реестре, компьютерная техника считалась в Беларуси непозволительной роскошью. На первых студентов смотрели с подозрением. Математический склад ума был тогда не в моде. Ценилась «корочка» студента Горецкой сельскохозяйственной академии или на худой конец машиностроительного института. Планировалось, что новоиспеченные инженера займутся разработкой систем навигации и вооружения. Но пока завод по производству военной электроники строили, Беларусь стала независимой, и идея зачахла на корню. О светлом морском будущем сейчас напоминает обглоданный ветром остов военного завода. Законсервированную постройку растащили по кирпичам. Молодые создатели оружия благополучно защитили дипломы и сейчас работают над новыми уникальными разработками.

БЕЛОРУССКИЕ РОБОТЫ

В числе необычных проектов – мобильные роботы. Их еще называют платформами. Они представляют собой самую дешевую разновидность механизмов, которые можно использовать как для созидания, так и для разрушения. Теоретически собрать мобильного робота можно в домашних условиях. Он обойдется в 300-400 долларов в зависимости от заложенных в него способностей. Механический малыш может выполнять простейшие команды, самостоятельно двигаться по помещению и даже охранять своего владельца. Белорусские ученые шутят, что умную технику вполне можно использовать на поле брани. В качестве мин. Получится дешево и сердито. Что-то вроде бомбы на колесиках. Приехала, окопалась, дождалась солдата и взорвалась. Но над реализацией военных идей разработчики пока не задумываются. Для того, чтобы белорусские роботы превзошли своих американских собратьев, нужно научить их правильно двигаться и распознавать детали окружающего мира. Лет пять назад группа молодых ученых одного из столичных вузов изобрела уникальный алгоритм. Он позволял анализировать телевизионную картинку, вычленять из нее изображение определенного предмета. Разработка предназначалась для телевизионного завода и его новой линии автоматической калибровки приемников. Принципы, на которых были основаны программные алгоритмы, схожи с теми, что используются сейчас для очеловечивания роботов. Однако белорусские умельцы столкнулись с той же проблемой что и крупные американские институты. Чтобы научить маленького робота уверенно ориентироваться на местности, нужно заложить в него несколько сотен подобных алгоритмов. Как говориться, на все случаи жизни. Иначе, если потемнеет или пойдет дождь, машина не будет знать как себя вести. Даже облетевшая с дерева листва способна сбить механического «бойца» с пути истинного. Что касается зрения, то современные роботы довольствуются пока стандартными камерами слежения. На практике, чем меньше деталей видит машина, тем легче ей ориентироваться. Кстати, способностью видеть машины наделили опять-таки русские и белорусские ученые. Несколько лет назад в Австралии был успешно протестирован вертолет, которым управляла машина. Облетать высокие деревья и горные хребты ее научили белорусские энтузиасты. Они создали качественную и, главное, дешевую систему навигации, которой иностранные компании пользуются до сих пор.

НАЗАД В БУДУЩЕЕ

Беларусь давно могла стать богатой и процветающей республикой. При должном внимании и финансировании высокотехнологичных разработок. Сейчас современные отрасли науки находятся в зачаточном состоянии. На их развитие и укрепление понадобятся десятки лет и сотни миллионов долларов. Пока же в стране процветают домашние лаборатории, в которых белорусские гении творят чудеса. В пыльных и тесных вольерах мобильные роботы совершают невообразимые кульбиты, заставляя иностранных инвесторов хвататься за кошелек и шептать о космических программах освоения Луны и Марса. Несмотря на недостаток средств, белорусским «левшам» удается идти в ногу с мировыми производителями компьютерной техники. Молодые ученые, которые фактически были выброшены на улицу, самостоятельно осваивают биотехнологии и кибернетику. Не за горами серия революционных открытий, которые чисто номинально будут принадлежать Беларуси. Возможно, о нашей республике вспомнят, когда на все открытия наших ученых будут получены американские или канадские патенты.

По своим параметрам первый суперпроцессор был очень похож на знакомый всем Pentium 1. С той лишь разницей, что рабочий прототип Эльбруса был протестирован в 1978 году, а разработка компании Intel – в 1995.

4
Оставить комментарий

новее старее большинство голосов
Анонимно

утверждение о том, что мы успели первыми, но из-за нерасторопности и дебильности системы не продвинули на рынок сами - не выдерживает критики. Кто свидетель того, что был создан промышленный вариант робота? А где ученый, который подтвердил документально разработку робота?

Денис

Бедная, бедная Белоруссия. Как же тебе не везёт 🙁

д

КомментарийПо своим параметрам первый суперпроцессор был очень похож на знакомый всем Pentium 1. С той лишь разницей, что рабочий прототип Эльбруса был протестирован в 1978 году, а разработка компании Intel – в 1995.
Большего бреда трудно представить.
На самом деле Intel основана в 1968 г. и всегда занимался процессорами.

Ворошилов

Д... наверное сокращенно от "дебил"? (это вопрос, если не понятно). Да, действительно-"Большего бреда трудно представить" (кстати, не правильная этимология). Сам привел цитату и.... Причем тут основание компании "Интел", если говорится, что РАЗРАБОТКА (процессора), а не основание компании...

P. S. Таки интеллект в общем снижается у наций пост-сов. прост. Увы.