ЛИНИЯ СТАЛИНА

Время поглощает все. Под его неумолимым натиском даже самые незыблемые материи превращаются в пепел. Их могла бы спасти человеческая память, но она – дама избирательная. Если тебе не повезло в свое время быть замеченным, значит, можно забыть о вечной жизни в умах и сердцах тысяч.

У многих возникает вопрос: почему именно «Линия Сталина»? Во-первых, это не Линия имени Сталина, это не дань его памяти, мы не популяризируем генсека. Просто этот комплекс оборонительных сооружений на самом деле так назывался. Можно было бы назвать МиУР (Минский укрепрайон), но здесь возникают ассоциации с Жегловым, Шараповым, к тому же с ходу не понятно, что такое МиУР. Или «Ротный район «С». Тоже: комплекс «РРС» – что это такое? Поэтому решили оставить историческое название.

Когда в начале 30-х гг. начинали строиться цепь оборонительных сооружений «Линия Сталина», никто не предполагал, что эта уникальная конструкция через десять лет станет лишь временной помехой в наступлении фашистов, а еще через 60 лет ее бетонные доты пропадут в зарослях кустарника.
А тогда, в 1932-м, предполагалось, что «Линия Сталина» в случае внезапного нападения будет удерживать противника 2 недели.

Это была цепь оборонительных дотов, протяженностью 1.835 км, соединившая 23 укрепрайона. Четыре из них находились на территории Беларуси: Полоцкий, Минский, Слуцкий, Мозырьский – и включали в себя порядка тысячи сооружений.

Впрочем, по назначению «Линия Сталина» так и не была использована. В 1939 году границы СССР отодвинулись на запад, а цепочка дотов оказалась в середине Беларуси. В 1941-м немцы взяли их за 2-4 суток.

ВСЕ НЕ ТАК ПРОСТО

Сегодня благотворительный фонд «Память Афгана» работает по созданию историко-культурного комплекса и восстанавливает часть легендарной «Линии». Об этом нам рассказал руководитель проекта Александр Базарнов.

– Комплекс будет находиться в 5 км от Заславля, между деревнями Лошаны и Горошки. На площадке размерами 400 на 500 метров планируется восстановить огневые точки, входившие в состав одной из частей Минского укрепленного района – ротный укрепрайон «С». В него входило 18 боевых сооружений. Мы решили восстановить 4 из них и соединить их линиями окопов.

Как это ни грустно, но от этих четырех дотов остались только бетонные остовы. Все боевое оснащение, вплоть до дверей – разграблено. Чтобы полностью воссоздать прежнюю атмосферу, доты надо заново наполнять содержанием.

Это только с первого взгляда может показаться, что все очень просто. На самом деле, боевые сооружения были снабжены сложной системой вентиляции с хитрыми ходами, предусматривающей накачку и очистку воздуха, поскольку в 1932 году были основания опасаться химической войны. Кроме того, должна была быть система освещения, система установки вооружения.

ЧЕТЫРЕ ОБЪЕКТА

– Конечно, самый сложный из всех четырех объектов, это 134-й артиллерийский полукапонир на две 76-миллиметровые пушки. По площади он примерно 15 на 10 метров. Внутри находились два орудия, бензиновый двигатель, генератор, фильтры очистки воздуха, которые, во-первых, обеспечивали возможность дышать для людей и вытесняли пороховые газы.

Таких артиллерийских дотов было всего 17 штук. Мы побывали практически во всех, и кое-что удалось найти. Лебедки для подъема бетонных плит, двери, заслонки, фильтровентиляционная установка – все это практически полностью оригинальное.

Но создаваемый комплекс будет не просто исторической реконструкцией. Мы хотим музеифицировать доты. Концепция такова, чтобы интерьер сооружений могли посмотреть посетители. Но если внутри разместить все оборудование, которое там находилось, не будет места для прохода. Поэтому решили, что полностью восстановим один каземат, поместим туда манекены и ограничим доступ. Во второй каземат поставим только орудия, и туда уже будет возможность зайти и посмотреть.

Есть и доты попроще – две пулеметные точки (один дот двухамбразурный, второй – трехамбразурный), например. В них размещались пулеметы «Максим», радиостанция, телефонный пост, система дверей, противохимический тамбур.

И последнее из сооружений – это командно-наблюдательный пост. Это такой же фактически дот, только с более широкими амбразурами для того, чтобы в них можно было устанавливать стереотрубы: три стереотрубы и два перископа. Задача этого пункта – корректировать огонь.

Кроме того, в полосе Минского укрепрайона существовали 9 огневых точек – это засыпанное в земле бетонное сооружение с бронебашней от танка Т-26 сверху. Такую башню мы тоже установим.
Если мы посмотрим на карту комплекса, то можно увидеть систему окопов, которую мы воссоздаем по чертежам тех лет. Кроме того, будет площадка боевой техники.

Одним словом, это должен быть музей, причем нескольких военных эпох.

Естественно, все сразу сделать не получится. Но будем самосовершенствоваться. Было бы неплохо возвести какое-то административное здание, где расположился бы конференц-зал и где можно было бы проводить демонстрации документов, фильмов.

– Что самое трудное в восстановительных работах?
– Все. Когда в ноябре прошлого года фондом «Память Афгана» было принято решение начать восстановительные работы, то без помощи Министерства обороны и инженерных войск в особенности мы бы еще долго восстанавливали. Сейчас на каждом объекте работают отдельные войска: железнодорожные, пограничные, МЧС, МВД.

– Удалось найти свидетелей тех дней?
– К сожалению, свидетелей военных событий на Минском укрепрайоне очень мало, но нам удалось найти несколько человек. Вот Андрей Федорович Шостак был ординарцем командира полка Ефремова, ему тогда было всего лишь 15 лет.

ПРОРЫВ «ЛИНИИ»

– Когда можно будет приехать на «Линию Сталина»?
– Первый этап наших работ мы планируем закончить к 9 мая. А открытие комплекса хотим совместить с проведением военно-исторической игры по прорыву «Линии Сталина». При организации «Память Афгана» есть военно-исторический клуб «Солдаты Победы». Участники клуба реконструируют и форму Красной Армии тех лет, и форму противника. Кроме того, пограничники изъявили желание участвовать в игре.

– А в плане масштабности сколько планируется человек?
– Ну, должно быть человек 200…

– Когда будет игра?
– Это пока зависит от многих причин. Возможно, это будет 22 июня или 3 июля. Пока нам надо готовиться к участию в параде, где мы хотим продемонстрировать уникальную военную технику.

КОММЕНТАРИЙ

Председатель фонда «Память Афгана» Александр Метла:

– Линия Сталина – живое доказательство того, насколько большое внимание в 30-е гг. уделялось обороноспособности государства. Как вы знаете, это было время голода для всего Советского Союза, а в дотах, тем не менее, мы находим металлы из Швеции. И ни один дот из тех, которые пережили войну и не были взорваны или разрушены, не дал трещину. Строили на совесть. Вот командно-наблюдательный пункт, который входит в комплекс, выстоял и бомбовые попадания, вокруг него до сих пор можно увидеть двухметровые воронки от снарядов. Бетонные стены в 1,5 метра сыграли свою роль.

А теперь все это оказалось забытым и заброшенным настолько, что к дотам из-за кустарника невозможно было подойти. Чехи, которые не сделали ни одного выстрела по немцам, реконструировали свои доты и гордятся, французы тоже. А мы вроде как и не помним об этом.

Многие задают вопрос: зачем это вам надо? Кто-то там написал – вот, они ностальгируют по своему прошлому, по войне, им больше нечем проявить себя. Глупости все это. Никто по войне не ностальгирует. Мы рады, что остались живы, что помним наших погибших ребят. Но Афган – это была наша война, и, как любая война, она была гадкой.

Мы не хотим ее сравнивать с Великой Отечественной войной, потому что это была народная трагедия, когда миллионы ушли из жизни и многие забыты. Все пытаемся отдать какую-то память, а они все уходят из жизни. Поэтому надо радовать их тем, что мы помним.

Оставить комментарий