«КОМУ ЗА 59…»?

«КОМУ ЗА 59...»?

Небольшой курортный городок в Европе. За столиком в маленьком кафе беседуют три пожилые женщины. Они активно обсуждают историю, как семидесятипятилетний М. бросил семидесятилетнюю Л. и ушел к шестидесятитрехлетней Ф. Женщины жестикулируют, сверкая золотыми браслетами и кольцами, пьют белое вино, смеются. Через некоторое время подружки начинают рассказывать о своей личной жизни, о курортных флиртах, пережитых за предыдущий месяц отдыха где-то во Франции.

Эти немолодые женщины – итальянки. Согласитесь, у вас и мысли не возникло, что это могут быть белорусские пенсионерки.

ЖИЗНЬ ПЕНСИОНЕРКИ

В США уже прошла первая международная научная конференция, посвященная феномену бабушек. Ее участники пришли к выводу, что пожилые женщины являются недооцененным источником силы и влияния в эволюционном наследии человечества. Бабушки – самостоятельная эволюционная категория. Они больше занимаются воспитанием детей, чем вечно занятые родители. Именно они передают законсервированный опыт поколений. Так решили европейцы и американцы. В Беларуси отношение к старикам иное.

У нас трудно мужчине быть уверенным в том, что он доживет до пенсии. Женщины же, в большинстве своем, доживают. Они немало трудятся, надеясь, что на пенсии будет проще, но выходят на заслуженный отдых и… пугаются.

Отработав лет сорок «с восьми до пяти», они встают в положенные шесть-семь утра и начинают искать себе занятие. Что-то делают по дому, готовят, звонят детям, но первое время их не покидает мысль, что вот она, жизнь, которая клонится к закату. Еще вроде и сил много, а обществу и не очень-то ты и нужен. От ощущения невостребованности сдают нервы, и начинает накручиваться ком болячек. И бывшая девушка, женщина, мать, работница переходит в категорию, которую у нас называют бабками или бабульками.

НЕ КОНКУРЕНТЫ

Молодые сейчас в большинстве своем не живут, а выживают. Соответствующая направленность сознания людей влияет на то, как они воспринимают пожилых. В массовом сознании фиксируется отношение к пожилым людям как к бесполезной категории, проигрывающей в борьбе за блага. Старики вытесняются из сферы доступа к престижным ценностям, власти. Внимание общества в большей степени акцентируется на проблемах молодежи, чем лиц пенсионного возраста.

Тем не менее, нельзя не учитывать тот факт, что пенсионеров в стране с каждым годом становится все больше. Те же пожилые женщины – уже немалая социальная группа в Беларуси, их почти пятая часть от всего населения.

КТО ОНИ?

Их невозможно не замечать.
Большинство из них будто в униформу одета – во что-то немаркое, хустка, как обязательный атрибут, ботики «прощай молодость», обширные юбки.

Они получают по 150-190 тысяч пенсии, но на жизнь не жалуются. Ангелина Васильевна, которую дети перевезли из деревни в Минск, все теплое время проводит на скамейке. Ей скучно, и поэтому она всегда охотно разговаривает со всеми, кто обратит на нее внимание:

– Мне скромно жить хватает. Что мне уже нужно? А вот детям тяжело, это да. Какую обувь купить – уже проблема. Или лекарства.
– Ну а развлечения какие-нибудь у вас есть?
– Какие? Только вот «Клона», сериал, смотрю. А так на лавке сижу. Когда молодая, не думаешь, какая старость будет. Думаешь, все хорошо будет… А сейчас никому не нужен, как свое уже отработаешь.

К разговору присоединяется другая соседка, Валентина Ивановна. Ее постоянно вижу куда-то идущей с авоськой.
– Да, когда отработаешь, уже не нужен. Я вот дома не могу сидеть, неудобно внучке надоедать, у нее ребенок грудной. Вот и хожу: то на рынок, то в магазин, то так просто, чтобы дома не сидеть… Чтобы не злить никого… А работала где? Сначала на одном хлебозаводе, потом на другом. Так сорок два года…

В одном из своих интервью этносоциопсихолог Павел Урбанович заметил: «Бабульки нынешние по большому счету никогда не были женщинами. Не по половой принадлежности, а в своей голове. Особенно деревенские. Они работали, работали, работали. После войны работали и за мужчин. Два поколения жили так. Правда, сейчас, слава Богу, это меняется…»

52% нынешних пожилых женщин имеют неполное среднее образование, только 6% – высшее. Зато они хорошо помнят, что могут быть и голод, и тяжелейший труд, что все дается кровавыми мозолями. Может, потому их и не ценит новое поколение, что так не состыковывается молодой опыт с опытом стариков.

ЭВОЛЮЦИЯ

Теперь женщину лет до 40 называют девушкой, от 40 до 60 – женщиной, после 60 – бабкой. У нас нет «сударыни», «пани» или «мадам». Да и к тем женщинам, которые приближается к шестидесятилетнему рубежу, общество относится уже как к «закончившим бабий век». Но ситуация, прав господин Урбанович, меняется. Моя собеседница, пятидесятивосьмилетняя Ирина Сергеевна Светлова, говорит, что «бабий век» заканчивается, когда женщина сама ставит на себе крест. И приводит в пример Людмилу Гурченко. Мол, и кто скажет, что Людмила Марковна – «бабка»?

Ирина Сергеевна:
– Я с мужем развелась не так давно. Надоело бороться с его вечным пьянством. Не удалось нам разменять свою двухкомнатную квартиру на две однокомнатные, нет денег на доплату, поэтому живем вместе. Уже как абсолютно чужие люди. Но я себя не хороню до срока. Правда, партию себе найти сложно, мужчин достойных в таком возрасте немного. Но ничего, я еще надеюсь, пробую знакомиться.

– И где сейчас можно познакомиться?
– На танцах «кому за 30-40». В молодости не до танцев было, а сейчас – пожалуйста. Здесь, в Минске, такое есть. Вот раньше ходила на вечера в Ледовый дворец на Притыцкого. А недавно была на танцах на Автозаводе, еще в кинотеатре «Киев». Но мне там не очень понравилось. Там и по двадцать лет хлопцы, и по тридцать, а на Притыцкого ко мне подходили знакомиться совсем уж дедки.

Ирина Сергеевна рассказывает и смеется. Она прекрасно понимает, как к этому могут отнестись…

ЧЕМ РАЗВЛЕЧЬСЯ?

А почему, собственно, это должно быть смешным? Что вообще общество может предложить нашим женщинам в «золотом веке»? Клуб траволюбов? Пешие прогулки по ближайшему парку? Вечерами пляски в парке под гармошку? Те же дворовые скамейки? Льготный поход в театр на День пожилых людей, случающийся раз в году?
Тоже неплохо, но мало.

По статистике, из всех существующих в стране общественных объединений только 1% – объединения пожилых людей.

Обязанность обеспечения участия пожилых людей в общественной деятельности (открытие клубов по интересам, доступ к информации, приобщение к нравственно-патриотическому воспитанию молодежи), как удалось выяснить, лежит не на каких-то министерствах, а на гор– и райисполкомах. Но до пожилых ли там, когда проблем в районах и так немало?
Собственно, наши женщины «в возрасте» никому, кроме родных, и не нужны…

Если самостоятельно не находят возможности продолжать себя реализовывать, они постепенно превращаются в «бабок». Не «спадарынь», не тех «сеньор», о которых писала в начале материала…

А могло бы что-то измениться? Да запросто, скажет любой. Были бы деньги, наши женщины тоже ездили бы по миру, смотрели достопримечательности, устраивали бы благотворительные мероприятия и вообще легко находили бы себе занятие.
Увы. Не те доходы. И даже не тот менталитет, чтобы до конца своих дней оставаться тем загадочным и неповторимым, что определяет слово «женщина».

Принципы Организации Объединенных Наций в отношении пожилых людей (выдержки)

Пожилые люди должны иметь:

– возможность работать или заниматься другими видами приносящей доход деятельности;

– возможность участвовать в соответствующих программах образования и профессиональной подготовки;

– доступ к возможностям общества в области образования, культуры, духовной жизни и отдыха;

Пожилые люди должны быть по-прежнему вовлечены в жизнь общества, активно участвовать в разработке и осуществлении политики, непосредственно затрагивающей их благосостояние…

Пожилые люди должны иметь возможность создавать движения или ассоциации лиц пожилого возраста.

Пожилые люди должны иметь возможности для всесторонней реализации своего потенциала.

Пожилые люди имеют право на справедливое обращение независимо от возраста, пола, …инвалидности или иного статуса, и их роль должна оцениваться независимо от их экономического вклада.

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!


wpDiscuz