КОЗА... В НЕЙ ЧТО-ТО ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ

До начала создания трансгенной козы в Беларуси осталось меньше месяца
Вот так посмотришь новости, почитаешь литературу, и понемногу приходишь к мысли, что возможности человека если и небезграничны, то уж точно очень и очень широки. По крайней мере, фантазии человеческой можно только позавидовать, а упорство его достойно уважения. Мы готовы весь мир перевернуть, чтобы извлечь из него для себя выгоду. Вот, например, одно маленькое дополнение в ДНК козы – и ее молоко становится лекарством.

Не верится? И напрасно. Именно эту идею задумали воплотить в жизнь белорусские и российские ученые в совместном проекте «БелРосТрансген».

ДЕШЕВЛЕ В 20 РАЗ

Как рассказал нам научный координатор проекта, директор Института животноводства Национальной Академии наук Беларуси, академик НАН Беларуси и РАСХН Иван Шейко, цель проекта – создать трансгенную козу, в ДНК которой вошел бы ген белка лактоферрина или белка проурокиназы. Оба они – человеческого происхождения.

Лактоферрин – это белок женского молока. Известно, что не каждая мать кормит своего ребенка грудью. Достаточно большой части только что родивших мам приходится прибегать к искусственному молоку. И самое лучшее искусственное молоко (самое близкое по составу к женскому) – это козье. Оно не вызывает отрицательных последствий у грудных детей. А если его обогатить лактоферрином, то козье молоко будет оказывать еще и лечебное действие при тех же желудочных или кишечных заболеваниях.

Второй белок – это проурокиназа. Он способствует растворению тромбов в кровеносных сосудах. То есть молоко, содержащее его, – субстрат будущего лекарства при сердечно-сосудистых заболеваниях.

– Лечебные свойства лактоферрина и проурокиназы давно известны во всем мире, – рассказывает Иван Шейко, – однако сейчас их производят синтетическим путем. Естественно, стоит это недешево, и лечебный курс может обойтись в 3 или 4 тысячи долларов. Ясно, что для простого человека это неподъемные деньги. Если нам удастся создать молоко, содержащее эти белки, цена лечения будет в 20-25 раз ниже. По нашим подсчетам, 100-120-150 долларов.

РОЛИ РАСПИСАНЫ

А начиналось все еще три года назад с инициативы российского и белорусского президентов. Вскоре Российская академия наук обратилась в нашу Академию наук с предложением создать или разработать соответствующий белорусско-российский проект в области биотехнологий по получению трансгенных животных. НАН направила запрос в Институт животноводства с вопросом, какая из белорусских организаций смогла бы сотрудничать с россиянами.

– Животноводством сейчас занимается только наш институт, – отмечает Иван Шейко. – Раньше мы работали в рамках общесоюзных программ, но с выходом республики из Советского Союза мы стали перед необходимостью все производить у себя. Мы тогда продавали племенной скот, но одновременно у нас была возможность получать генетический материал со всего Союза.

И вот после распада СССР у нас было два пути. Первый – единично использовать высокопродуктивный скот, чтобы получать родоначальников новых линий. Или в условиях острой нехватки валютных средств для покупки животных из-за рубежа более интенсивно проводить работы в области биотехнологий.

И мы пошли по пути трансплантации эмбрионов. От одной коровы-рекордистки, которая имеет продуктивность 8-10 тыс. кг молока в год, мы берем яйцеклетки с хорошей наследственностью и трансплантируем их суррогатным матерям. Таким образом, вместо одного «качественного» теленка в год мы получаем таких от 6 до 10.

Поскольку мы владеем таким уникальным опытом, было решено привлечь наш институт в качестве соисполнителя по разработке «БелРосТрансген» с получением трансгенных коз.

С российской стороны участвует Институт биологии гена. Их задача состояла в том, чтобы сконструировать генные конструкции.

КОЗОВОДСТВО – В НОВИНКУ?

Институт животноводства, являясь основной научно-исследовательской организацией по научному обеспечению всех отраслей животноводства (скотоводства, свиноводства, коневодства, овцеводства), теперь, благодаря программе «БелРосТрансген», стал заниматься и козами.

Сотрудники института с азартом рассказывают, что сейчас их в Биотехнологическом центре при Институте, расположенном в деревне Будагово, недалеко от Жодино, уже 104.

Да, программа стартовала три года назад, и за это время удалось решить не только все организационные вопросы по поиску места для проведения исследований, его обустройству, приобретению необходимого оборудования, но и вырастить молодое поколение козочек.

И вот какая занимательная деталь выяснилась: коз уже достаточное количество, и они, соответственно, дают молоко, которым пока вскармливают молодняк. А потом молоко бы продать, да только, оказывается, технические условия для него у нас в республике не разработаны, поскольку масштабно козоводством у нас в стране никто не занимался. То же самое с доильным аппаратом: нет на нашем рынке такой продукции в отношении коз, пришлось заказывать из-за рубежа.
Впрочем, как показывает практика, проблемы эти решаемы.

ВОТ-ВОТ

По словам Ивана Шейко, сейчас у нас уже все готово, чтобы приступить к конкретной научной работе, а генную конструкцию скоро привезут из Москвы наши коллеги.
Думаю, что к середине мая мы приступим к этому этапу.

– Если ген у козы приживется, то это передастся от нее по наследству?
– Да. А иначе вживлять ген каждому поколению было бы очень затратно.

– Что-то подобное уже проводилось белорусскими учеными?
– У нас есть опыт работы с генными конструкциями. Для энергии роста мы вживляли свиньям бычий ген. Получалось, что молодые свиньи были примерно на 15% больше, чем сверстники.

– Коза как животное для исследования была выбрана только потому, что ее молоко оптимально подходит для грудных младенцев?
– Да, главным образом поэтому. А также еще и потому, что коза – более мелкое животное, на ее содержание надо меньше средств. Кроме того, с ней легче обращаться: два-три человека могут ее зафиксировать, усыпить и потом делать какие-то хирургические операции.

ТАИНСТВО НАУКИ

О том, каким же будет сам процесс создания трансгенной козы, нам рассказал научный руководитель проекта, заведующий лабораторией воспроизводства и генной инженерии сельскохозяйственных животных Института животноводства, кандидат сельско-хозяйственных наук, доцент, Александр Будевич:

– Специальными имплантантами несколько коз одновременно будут приводиться в состояние охоты (время, когда самка готова принять самца для оплодотворения – прим.авт.), их будут искусственно или естественно осеменять. Затем надо дождаться периода, когда сперматозоид проникнет в яйцеклетку. На научном языке это называется состояние двух пронуклеусов. Это момент, когда два проядра («пронуклеусы») сперматозоида и яйцеклетки уже созрели для слияния, но слияния как такового еще не произошло. Именно в этот созревший пронуклеус нужно встроить генную конструкцию. Для этого производится процедура «вымывания» яйцеклеток из яйцеводов козы. Под микроскопом оценивается, насколько полученные яйцеклетки подходят для вживления гена. Часть отбраковывается, а в ДНК остальных подстраивается генная конструкция. А потом яйцеклетки будут импортироваться в яйцеводы реципиентов.

Проядра потом соединяются, и вживленный ген входит в структуру ДНК нового организма.
Вы видите, что промежуток времени, в который можно проводить операцию, надо знать очень четко. Счет идет буквально на часы.
Проблем в этом деле – масса. Ведь даже если козленок все-таки родится, не обязательно, что он будет обладать встроенным геном. Потому у детенышей возьмут пробу и проверят, есть ли в их ДНК нужный ген. И даже если результат будет положительным, не факт, что этот ген будет продуцировать. Ведь каждый участок ДНК отвечает за определенные области и характеристики организма. Так что малейшая ошибка в расположении нового гена погубит всю работу.

Вот и получается, что мировая практика радуется даже 1-2% положительных результатов. Потому создание трансгенных животных – мероприятие весьма затратное.
Так, по оценкам зарубежных специалистов, трансгенная мышь обходится в 120 долларов, трансгенная свинья – в 25 тысяч долларов, трансгенная корова – 546 тысяч долларов.

Тем не менее, все реально. Это доказали эксперименты по вживлению мышам гена человеческого белка лактоферрина, которые проводили российские ученые. Да-да! И исследования прошли вполне успешно. Был даже сделан доильный аппарат для мышей, чтобы потом можно было проанализировать их молоко.

***

«В 2006 году мы должны уже получить козу, продуцирующую молоко, – отмечает директор Института Иван Шейко. – Остается только надеяться на помощь Бога, на себя. Но мы должны это сделать. Другого пути у нас нет. И я верю, что у нас все получится.

1
Оставить комментарий

новее старее большинство голосов
Анонимно

А где бы купить козу породистую для себя у нас в РБ? Зааненку например