ТАЙНА УСЫНОВЛЕНИЯ СОБАКИ

Минские “шариковы” отказываются сообщить о судьбе дворняги Машки
Два номера тому вышел наш материал о собаке Машке, попавшей в Минский приемник для бродячих животных. Там собака произвела на свет четырех щенков. Еще двоих сосунков ей подложили, и она приняла чужих малышей, как своих.

Жалко ее было до слез. Большая, с овчарку, Машка с извечной собачьей виной и надеждой смотрела на людей. Как «показательной маме», ей в приемнике решили продлить жизнь, пока не подрастут сосунки. «Надо, чтобы она их выкормила до состояния, когда можно отдать, им же нужно дать шанс быть пристроенными», – говорили в один голос служащие этого заведения.

Через два дня у Машкиного пуза грелось только пять комочков. А через полторы недели и этих пятерых уже не было в живых…
В приемнике сказали: щенки были больными, потому и сдохли. Все просто.

Увы, бездомным животным вообще не оказывается ветеринарная помощь. За деньги людей, ежемесячно платящих за своих питомцев «налог на собак», бродячих кошек и собак отлавливают и усыпляют, называя это почему-то «эвтаназией»… Интересно, кто-нибудь из плательщиков хочет, чтобы именно так использовали его деньги?

Материал под названием «Машка скоро умрет» писался в надежде привлечь хоть какое-то внимание к тому, что еженедельно в приемнике убивают по сотне братьев меньших... Казалось, найдется хоть один сердобольный человек, заберет Машку или ее щенка. Спасет от печальной участи их или любую другую из оставшихся без хозяина собачку или кошку. В приемнике сказали: никто не позвонил.

О судьбе Машки узнать оказалось непросто. Диспетчер, видимо, сразу понявшая, о какой именно собаке идет речь, от ответственности за информацию уклонилась:
– Вы б еще через месяц позвонили! Я же не помню всех собак! А щенки да, сдохли. Больные были. Перезвоните Наталье Николаевне, нашей кладовщице, может, она вспомнит, куда Машка делась. Нет, какие документы! Никто вам не будет искать документы на эту собаку, у нас же уйма бумаг!

Через час трубку снял охранник:
– Да, я видел, Машку четыре дня назад выводили на прогулку. А где сейчас она, не знаю.

Наконец дозвонилась до Натальи Николаевны:
– А Машку забрали. Да, приехал мужчина из Дзержинска, он подыскивал себе собаку, чтобы дом охраняла. Нет, адрес мы вам не дадим.

И.о. директора приемника Чеслав Алексюк тоже оказался непреклонен:
– Да, собаку забрали. Я не могу вам дать адрес этого человека.
– Я и не прошу у Вас адрес! Я прошу имя и телефон. И пусть человек сам решает, хочет он общаться с журналистами или нет!
– Не дам. Мы такой информации не даем! Не надо, чтобы вы психологически травмировали человека.

Чем я по телефону могу травмировать взрослого мужчину, нового хозяина Машки?!

Слышала, что существует тайна усыновления. Но тайны «усыновления» собаки существовать не может… Если Машку забрали, новый хозяин должен был заплатить за нее около 10 тысяч. В качестве плательщика его данные прошли по бухгалтерии…

А был ли вообще мужчина из Дзержинска?

Оставить комментарий