РОДИТЕЛЬСКОЕ НАСЛЕДСТВО, ИЛИ В БЕЛАРУСИ ЕСТЬ СВОЙ ШРЕДЕР

Немногих из нас в детстве обошла судьба терпеть переиначивание, перевывертывание фамилий. А некоторые и переиначивать не надо – как есть бери да насмехайся, как например, над Андрюхой из третьего «А».

Ну, с детьми все понятно: в силу возраста восприятие окружающего мира у них происходит в буквальном смысле, а мышление прежде всего характеризуется предметностью.
Потом из всего этого вырастаешь, обиды забываются, прозвища, если и появляются, переходят на новый интеллектуальный уровень. Впрочем, не всегда и не со всеми.

Конечно, одно – когда в наследство от родителей тебе досталась на самом деле «ругательная» фамилия, жить с которой – одно мучение (поскольку не все взрослые успешно прошли стадию предметности мышления). Тогда можно просто пойти и сменить фамилию.

Но мне приходилось слышать историю о том, как мама одного молодого человека настояла на том, чтобы он после женитьбы взял фамилию жены. Он, конечно, немного сопротивлялся, но будущая свекровь (будучи сама, естественно, той же фамилии) и доказывала, и уговаривала, и угрожала, вспоминая все школьные прозвища молодого человека. Он сдался, вызвав большое удивление друзей, поскольку все уже и думать забыли про обзывалки 15-летней давности. И фамилия, между прочим, у него была самая обычная.

ДИКТУЙТЕ ПО БУКВАМ

Так, вроде бы понимаешь, что сам уже вырос, и негоже воспринимать фамилии не как обычный набор символов, а через какие-то ассоциации, но иногда нет-нет да и улыбнешься по-хорошему, а то и удивишься. Ну, к примеру, господин Тонконог на самом деле тонконог (извините за каламбур)? И женился ли товарищ Холостяков? Или как вам фраза «малолетний Малолетний вызвал бригаду скорой помощи»? А вот гражданам с фамилиями Замбржитский и Мркжич наверняка периодически приходится мучиться, когда надо продиктовать свои данные. Интересно также, не мешает ли фамилия Лень ее обладателю при устройстве на работу?
А бывают просто приятное для уха сочетание звуков: Тютюнник, Около-Кулак.

СВОЕ, РОДНОЕ

В общем, просматривать телефонные справочники – это даже определенное удовольствие. В Минске, кстати, таким образом удалось обнаружить Ростову, Каренину и Плюшкина в количестве одной единицы каждый. Жеглов тоже один, а Шараповых и вовсе нету. Шариковых четыре штуки и еще 9 женских вариантов этой фамилии. Онегиных – трое мужчин и три женщины, при чем для двоих из них можно выводить на стекле вензель «О» и «Е». А делать это с полным правом могут две Татьяны Ларины. Кроме того, на 16 Малышей приходится только один Карлсон.

Галкиных и Пугачевых почти равное количество: 48 и 52. А Киркоровых для этой компании маловато – всего лишь пять (и пять женского рода). В целом в Беларуси нашлись свои Пелевин, Новодворская, Бабкина, Бунин, Гинзбург, Друзь, Лившиц, Филатов, около ста человек Исаевых, среди которых четыре Максима и ни одного Максима Максимовича. В наличии один Ельцин (но не Борис) и один Михаил Булгаков (но не Афанасьевич). Даже свой Шредер у нас есть.

Лукашенко в Минском городском справочнике присутствует 44, и один из них даже А.Г. А в базе мобильных номеров людей с фамилиями Лукашенко больше 51, из которых 3 Александра, правда, не Григорьевича. Путиных телефонные справочники не содержат.

Зато удалось обнаружить трех Бендеров (Остапов среди них нет), и одного Воробьянинова Ипполита Матвеевича. За кратковременный разговор с последним посчастливилось узнать, что ему быть полным тезкой небезызвестного литературного персонажа помогает в жизни «во многом».

В целом же, своя фамилия достойна того, чтобы ее любили и ценили. Потому что за ней – не просто набор символов, а целые поколения далеких и близких родственников, которые что-то создавали, к чему-то стремились, когда-то жили и умирали.

Оставить комментарий