БЕЛОРУССКИЕ КОРНИ ШОСТАКОВИЧА

Любой поклонник классической музыки при упоминании имени Дмитрия Дмитриевича Шостаковича расскажет вам о 1-й и 13-й симфониях, а также о недопонятой советской властью опере «Леди Макбет Мценского уезда», которая сейчас имеет значительный успех даже за рубежом. Но едва ли он вспомнит о том, что предки этого музыкального гения – иначе не скажешь – были коренными белорусами.

На ум тут же приходит ситуация с Адамом Мицкевичем: историки и литераторы Беларуси, Литвы и Польши до сих пор готовы передраться за привилегию называть этого писателя белорусом, литовцем или поляком. Конечно, в отношении к маэстро ничего подобного не наблюдается – его наследие уже давно стало достоянием всего мира, но, согласитесь, как приятно осознавать, что толику своего необъятного таланта Шостакович получил от белорусской земли!

Корни

Деление Польши, нарушение царизмом конституции 1815 года вызвали недовольство у народа и местной (польско-белорусской) знати, что в результате привело к восстанию в ноябре 1830 года, основной целью которого было возродить Речь Посполитую в границах 1772 года. В стороне не остались и жители небольшого поселка Шеметово, что на Мядельщине. Вскоре после подавления восстания начались репрессии. Жертвой их стал и мелкопоместный шляхтич Петр Михайлович Шостакович, прадед композитора, который жил недалеко от Шеметово, – он был сослан в Сибирь.

Немногим раньше, в 1825 году, 27-летний юноша был вольным слушателем вильнюсской медико-хирургической Академии. Учеба ему давалась не слишком легко, и вовсе не из-за отсутствия способностей. Во-первых, ему мешала своя абсолютная бедность, во-вторых, царские власти не простили студентам из Вильнюса участие в тайных сообществах, связанных с декабристским движением: за каждым слушателем Академии велось пристальное наблюдение.

Поплатившись за 1830 год, Петр очутился в Пермской губернии, где и познакомился со своей будущей супругой по фамилии Ясеньская.

Сын повстанца

Сын Петра Болеслав-Артур родился 27 января 1845 года в Екатеринбурге, где отбывали каторгу ссыльные поляки за 1830 год. Одни из них были сосланы в солдаты, других, как и Петра Шостаковича, перевели на службу.

Начальное образование Болеслав-Артур получил в ланкастерской школе, затем в уездном училище. Об уральском городе Болеслав писал следующее: «Управление заводами и промышленностью было налажено так, что деньги широкой волной шли в карманы заправил, это, однако, не мешало строго относиться им к ссыльному заводскому рабочему. Этого несчастного подвергали жестоким телесным наказаниям за всякую мелочь. Каждодневная экзекуция рабочих проводилась как раз перед зданием училища, и дети были свидетелями, как били их родителей».

Антиправительственные взгляды Болеслава-Артура сформировала, вероятнее всего, оппозиционная атмосфера, что царила в семье Шостаковичей. Во время учебы в 1-й Казанской гимназии Болеслав участвовал в собраниях гимназистов и в обычно чреватых для него последствиями стычках с начальством.

В 1862 году он планировал поступить в Казанский университет, но назревало восстание 1863 года в Польше – неугомонный Болеслав-Артур выезжает в Москву и становится членом комитета польского подполья. Даром ему это не прошло – в 1866 году по анонимному доносу Болеслава арестовывают, криминальный суд лишает его всех прав и направляет в пожизненную ссылку все в ту же Пермскую губернию. Но и на этом все не кончилось – в 1873 году за встречи с политическим ссыльным Успенским его высылают в одно из самых страшных мест сибирской ссылки – Нарым. Однако остается лишь позавидовать жизнестойкости Болеслава Шостаковича – здесь он направляет свою неуемную энергию на занятия наукой.

Семья Болеслава

У Болеслава-Артура было семеро детей. Царские власти любыми методами пытались подсечь вредное царизму генеалогическое древо Шостаковичей. Судите сами: дочь Барбару обвиняли, что в начале 90-х она была членом «антиправительственного кружка», сын Борис был исключен из университета за участие в студенческих волнениях, Марию подозревали в государственном преступлении, Александра считали «политически опасным», а Дмитрия, отца композитора, недремлющее око жандармов заметило в участии в студенческой демонстрации…

Меломаны

Музыкальный дар композитора, разумеется, возрос не на пустом месте. Очень любил музыку Болеслав, как и его сын Дмитрий: он владел мягким баритоном, исполнял на домашних посиделках романсы и народные песни.

Маэстро

Сын инженера-химика и пианистки Софьи Васильевны уже в 10 лет начал заниматься фортепиано, сначала под руководством матери, затем в музыкальной школе. В 11 лет он начал сочинять музыку, а осенью 1919 года поступил в Петербургскую консерваторию. Как в свое время и Петру Шостаковичу, Дмитрию годы учебы дались нелегко. Несмотря на персональную стипендию, ему все равно приходилось работать: Дмитрий устроился музыкальным иллюстратором в кинотеатр «Партизан» - во времена немого кино это была довольно распространенная профессия. Еще в начале своей творческой карьеры он был тапером: играл за деньги на танцевальных вечерах.

«Послужной список» композитора впечатляет: 15 симфоний, 12 струнных квартетов, 10 хоровых поэм, 24 прелюдии – это не считая более мелких произведений и музыки для десятков кинофильмов.

Не все было гладким в творческой биографии Шостаковича. Власти требовали от композиторов совмещать популярные мелодии с идеалами социализма, а молодой музыкант никак не мог принять подобных обязательств. Чем больше мешал, наверное, себе, нежели чиновникам. Орган ЦК ВКП(б) газета «Правда» 28 января 1936 года в артикуле «Сумбур вместо музыки» подвергла резкой критике оперу «Леди Макбет Мценского уезда» за якобы «уклонизм и мелкобуржуазные тенденции». Имелись претензии к его Восьмой симфонии, которую считали излишне сумрачной и жесткой. Не удивительно – власти СССР всегда отвергали любое новаторство.

Вместо эпилога

«Музыка не в состоянии воскресить погибших, восстановить разрушенные войной дома, но она может сделать так, что многие люди останутся живыми, а дома – целыми».

Д.Д.Шостакович.