ЕХАЛИ В ЛЕТНИЕ ЛАГЕРЯ, А ПОПАЛИ НА ВОЙНУ

За участие в Великой Отечественной войне генерал-майор Алексей Николаевич Быков был награжден 34 наградами, среди которых орден Красного Знамени, орден Отечественной войны, Орден Красной Звезды и многие другие. Сегодня он вновь вспоминает, как начинались страшные военные годы.

«Для меня Великая Отечественная война началась в Забайкалье - там тогда располагался наш 5-й танковый корпус, впоследствии ставший 5-м механизированным корпусом. Мне, ефрейтору, командиру танка, было тогда 19 лет. 9 июня нас подняли по тревоге, погрузили в эшелон. Уже тогда было ясно, что идет подготовка к войне. На наши танки навесили каркасы, якобы это комбайны. Сделано это было немного неумело, танковые гусеницы все равно были видны, а работники железной дороги шутили, мол, что-то комбайны нынче тяжелые стали. Нам же, военнослужащим, сказали, что мы едем в европейскую часть Советского Союза в летние лагеря. Вскоре прибыл приказ повернуть на юг, в сторону Средней Азии. А через несколько дней комиссар полка скомандовал всем собраться на митинг. Я тогда сразу сказал: «Ребята, началась война» - и действительно, на митинге нам сообщили, что гитлеровская Германия вероломно напала на Советский Союз. Меня еще потом дважды вызывали в особый отдел и спрашивали, кто мне сказал о начале войны. А я пытался объяснить, что сам к этому пришел.

После митинга мы возвращались в свои «теплушки» немного удрученные, но все-таки какую-то уверенность вселяло то, что корпус наш в боевой готовности и полностью укомплектован личным составом. С танков были сброшены каркасы, и эшелон отправился в сторону Смоленска. В Смоленске - это было примерно 28 июня - мы попали под первую бомбежку. С этого момента дла нас началась горячая война. Однако и в тот первый раз не обошлось без курьезов. Нам был отдан приказ покинуть вагоны и бежать в сторону от эшелона. Один наш сослуживец, Ваня Зайцев, почему-то побежал в купе старшины, схватил там пустой из-под сахара мешок, выбежал на платформу, и укрылся этим мешком. Когда все закончилось, старший сержант Малашенок говорит ему: «Ну, Иван, пора вылезать из окопа».

А первое сражение для нас состоялось совсем скоро - под городом Сенно. 6 июля рано утром мы выдвинулись в наступление, получив приказ наступать, осуществить контрудар, овладеть Лепелем. Там был тяжелый бой, в котором участвовало около двух тысяч танков. Но, видимо, из-за того, что все закончилось нашим дальнейшим отступлением, битва под Сенно не так известна, как те же победоносные бои на Курской дуге на знаменитом Прохоровом поле».

Алексею Николаевичу за войну пришлось воевать еще во многих местах, служить под командованием Рокоссовского, быть свидетелем первого испытания в бою установки «Катюша». На мой вопрос, какими были самые страшные моменты войны, отвечает: «Дважды было особенно страшно. В первый раз во время Смоленского сражения, когда на нас обрушился ураган артиллерийского огня и бомбы, и второй - уже на заключительном этапе, в районе немецкого городка Штольп. Там мы попали под огонь немецкой корабельной артиллерии. И если есть такое образное выражение «земля вставала дыбом», то тогда было именно так. Но и в той обстановке прошел слух, что кто первый принесет - в чем угодно, в каске или ведре - воду из Балтийского моря, будет удостоен звания Героя Советского Союза. И находились такие лихачи. Хотя если кто-то говорит, что на войне не страшно, то он лжет. Хотя, адаптироваться можно ко всему. Ну, и мы привыкли».

Оставить комментарий