ВЕРОЛОМНО? НЕОЖИДАННО?

Теперь о войне, казалось бы, можно говорить все. Только вот так получается, что за то время, когда предпочтительнее было молчать, пропали многие документы, а с каждым годом в живых остается все меньше свидетелей тех дней. А число загадок и вопросов растет. Сегодня уже и не новость то, что о готовящемся нападении Германии в Советском Союзе знали. И более того, историки считают, что война в любом случае началась бы: обе стороны только ждали, кто первый это сделает.

Брестская крепость лучше всех помнит, как начиналась Великая отечественная война. Среди экспонатов Музея обороны Брестской крепости есть несколько документов, подтверждающих то, что обстановка накануне войны на границе была неспокойной. Так, еще в июле 1940 года сотрудники НКВД сообщали об обстреле с германской территории советских пограничников: в 17.10 в районе деревни Непли двое неизвестных в военной форме сделали пять выстрелов. Докладные записки в июне 1941 года носят уже более конкретный и жесткий характер – в них сообщается о концентрации германских, румынских и венгерских войск возле советсткой границы.

А.В.Самсонов в книге “Знать и помнить” приводит несколько интересных фактов. Так, перед войной в учебниках второго класса печаталось стихотворение Л.Квитко “Письмо к Ворошилову”:

Климу Ворошилову письмо я написал:
Товарищ Ворошилов, народный комиссар,
Слышал я – фашисты задумали войну,
Хотят они ограбить советскую страну…
Это к вопросу о неожиданности и внезапности войны.

И в то же время 13 июня ТАСС в своих сообщениях заверяло, что Германия неукоснительно выполняет условия Советско-Германского пакта о ненападении, а слухи о намерении Германии напасть на СССР являются безосновательными.

А для брестчан факты говорили сами за себя. Многие военнослужащие, которые служили на брестской границе, писали своим семьям, что пока еще рано им приезжать, что за Бугом неспокойно, и таким образом спасли своим близким жизнь. Еще в мае 41-го жена политрука Павла Семеновича Тараканова писала маме: “…жить можно, и живем мы неплохо. Правда, очень неспокойная обстановка. Очень задумываюсь о войне. Да, видимо, скоро придется воевать. Мама, я часто вспоминаю, о вас, ругаю Павла, что он привез свое пальто и костюм, а сам не надевает. Так, видимо, многое здесь придется оставить, будем бежать от этих ужасов и спасать жизнь”.

По словам старшего научного сотрудника Музея обороны Брестской крепости Валентины Ивановны Бай, далеко не все нынешние экспонаты можно было увидеть в Музее еще пару десятков лет назад. А некоторые письма в целях соответствия официальной точке зрения приводились не полностью. К примеру, вторая часть этой выдержки из письма никогда раньше не цитировалась: “…война с Германией будет обязательно. Не в этом году, так через два, три, пять лет, она будет, будет решительная. Мы выжидаем, я думаю, только подходящего момента, когда все страны ослабнут, и тогда все от мала до велика поднимутся в решительный бой…”

Сохранились и данные о том, что вечером 21 июня брестские пограничники поймали перебежчика, одного из крестьян, который клялся, что скоро будет война. Пока с ним разбирались, она и началась …

Оставить комментарий

  Подписаться  
Уведомление о