ЕСТЬ МНЕНИЕ

Проблема сельхозпроизводителей в большей или меньшей степени заботит почти каждого гражданина нашей страны. Опыт говорит, что всякие беды в стране ликвидируются за счет сельского хозяйства, за счет земли, потому что только она приносит богатство, либо своими запасами, которые, к сожалению, иссякают, либо своей продукцией, которая не иссякает, а наоборот, может с каждым годом расти.

О проблемах современного сельского предпринимательства мы поговорили с главой фермерского пчеловодческого хозяйства «Кастко» Валерием Ивановичем КОСТКО.

- Когда в начале 90-х годов вступил в действие обширный закон о фермерстве, я был полностью убежден в необходимости брать землю с расчетом на перспективу, чтобы это потом передавалось по наследству моим детям. Мне и моей семье хотелось работать на земле, заниматься пчеловодством.

Самый проблемный вопрос - это вопрос собственности на землю. В новом проекте закона пытаются убрать такое понятие, как пожизненное наследование земли, а оставить только понятие аренды и частной собственности. Если подходить к земле как таковой, то я могу сказать, что для того, чтобы продуктивно на ней работать, важна не возможность купли-продажи, а гарантия того, что завтра никто не придет и не изымет у тебя эту землю. Такая законодательная инициатива может привести к тому, что вложенный труд достанется не твоим детям и внукам, а кому-то совершенно постороннему. А ведь тут надо учитывать еще один момент: для того чтобы получить на земле большую прибыль, необходимо достаточно много в нее вложить. Это и технологии, и покупка новой агротехники, и новые семена. Получение прибыли с земли – процесс длительный. Сейчас у нас получается так, что если ты два-три года ничем на земле не занимался, то ее легко могут изъять по решению суда. Если ты не уверен в завтрашнем дне, всякая работа на этой земле просто бессмысленна. К сожалению, сейчас такой уверенности в нашей стране не существует.

Но я уверен, что рано или поздно от такого положения придется уйти. Если на земле нет хозяина, если нет условий, гарантирующих нормальный труд, то эта земля придет в запустение. Крупные сельхозкооперативы, на мой взгляд, уже изжили себя. Людей не интересует работа в таком виде. Срабатывает подход «это не мое», потому можно украсть, сделать плохо или не сделать вообще. Фермерство в данном случае – это отбор тех, кто достоин быть хозяином земли.

Но нынешний агрокомплекс живет за счет дотаций и создаваемых льготных условий. Да, я понимаю, что в социальном плане это правильно, потому что за сельхозкооперативами стоит большое количество людей. Но если начинают говорить про равные условия хозяйствования, то их надо делать равными для всех.

Если крупный сельхозкооператив будет платить так, как и фермер за землю, то он просто пролетит. Предположим, в среднем площадь сельскохозяйственного кооператива – это 3,5 тыс. гектаров, если по 10 долларов аренда, грубо говоря, то им надо будет только налог на землю платить 35 тыс. долларов.

Вот и получается, что фермеры просто борются за выживание. Взять хотя бы тот факт, что выращенную продукцию государство в первую очередь покупает у тех же СПК. Средства, выделенные на поддержку сельхозпроизводителей, фермеры, например, в нашем районе смогли получить только в декабре. Даже если заявку они давали в начале января, то есть в начале года. Раздача этих денег фактически начинается в конце года, когда нужно изобразить выполнение плановых показателей. А если бы фермер начал какое-то дело, рассчитывая на эти средства? Если государство не может оказать помощь, то пусть хотя бы не мешает работать. Ведь деньги, заработанные внутри фермерского хозяйства, никуда не пойдут, кроме как на его дальнейшее развитие.

Оставить комментарий