УСТАВНЫЕ ОТНОШЕНИЯ

Нынешней зимой белорусская наука переживает, наверное, самый жаркий период за все свое существование. В стенах Национальной Академии наук разгорелись жаркие споры по поводу нового проекта устава Академии. На Общем собрании НАН 3 февраля проект принят не был – не было кворума. Ожидается, что судьба белорусской науки решится в апреле этого года. До часа «Х» остался один месяц. За это время ученые мужи должны окончательно определиться со своими желаниями и подготовить вразумительные аргументы против спорных пунктов устава. Некоторые аспиранты уже задумались над целесообразностью получения в Беларуси научной степени. Отдельные авторы диссертаций даже обратились в редакцию «ЭН» с просьбой подробно рассказать о научном «скандале». Рассказываем…

Ветер перемен

Первым и, наверное, самым главным изменением, возможно, станет запрет на занятие политической деятельностью. В новой редакции проекта черным по белому записано, что члены Академии не имеют права использовать свои научные регалии и служебное положение в политических целях. Кроме этого, если проект будет принят без изменений, значительно сместятся руководящие векторы. Впредь главное научное кресло страны будет занимать не президент Академии, как было раньше, а председатель. Назначать и снимать главу белорусской науки будет лично президент РБ. Раньше, напомним, лидер научной элиты выбирался самими членами Академии. Стоит отметить, что проект устава НАН вызвал нешуточный ажиотаж среди представителей научного мира. Кому-то заложенные в документ нововведения пришлись по вкусу, а кому-то - нет. Некоторые даже заговорили о необоснованном лишении научного мира прав и свобод. В свою очередь авторы проекта устава говорят, что наука должна заниматься наукой и не лезть в запредельные области. Сейчас новый документ находится на стадии обсуждения. Есть информация, что разработчики проекта готовы сдать противникам несколько незначительных пунктов. Что, собственно, и произошло на февральском собрании НАН. В частности, научные деятели заявили о своем желании исключить из окончательной версии проекта пункты, ущемляющие политические права ученых.


Научная мода

Борьба за совершенство научного процесса началась еще два года назад. Ее инициатором выступил глава государства, который потребовал от научных деятелей навести порядок в своих рядах и прекратить хаотичную раздачу дипломов, наград и удостоверений. Замечание было вполне резонным. После развала СССР получить ученую степень в Беларуси стало не просто, а очень просто. В Беларуси даже появился термин «научная мода». Ее приверженцами стали в основном руководители крупных предприятий. Диссертации защищали буквально пачками. Доходило до абсурда, когда специальной комиссии приходилось рассматривать работу, в которой описывался процесс износа… письменного стола. В последние несколько лет среди членов белорусского правительства стало модным упоминать о наличии различного рода регалий и научных званий. Тем более, что есть они едва ли не у каждого более-менее высокопоставленного руководителя. Процесс выдачи званий значительно упростился. В принципе от кандидатов требуется лишь крепкая диссертация на общественно полезную тему да 8-10 публикаций в рецензируемых научных изданиях. В то же время лет 10-15 назад к защите диссертаций вообще не допускали соискателя, у которого было менее 50 научных публикаций.

Единственный, кто, по словам белорусских академиков, не жаждет приобщиться к ученой элите, - это президент страны Александр Лукашенко. Хотя вполне возможно, что он в скором будущем возьмет да и напишет научную диссертацию, например, по социологии. Во всяком случае, на официальном уровне говорят, что если главе государства издать все свои речи отдельной книгой, то этого с лихвой хватит для получения докторской степени.

Есть ли свет в конце тоннеля?

О том, что научная лазейка вскоре закроется, свидетельствует отдельный пункт в проекте устава, который говорит об усилении контроля за качеством и значимостью научных изысканий. После принятия документа стать членом-корреспондентом Академии наук или академиком сможет кандидат не старше 60 лет, одаривший родное государство несколькими значимыми изысканиями. Кто и как будет оценивать труды кандидатов - пока загадка. Равно как и то, удастся ли разработчикам проекта на окончательном голосовании утвердить пункт, позволяющий лишать наших ученых регалий и наград. В начальном варианте документа имеется формулировка, которая позволяет государству срывать с груди ученых награды в случае, если те будут подозреваться в совершении тяжкого преступления или же откажутся от белорусского гражданства. Члены Академии наук пока сопротивляются и на общем собрании в начале февраля исключили упомянутую формулировку из проекта устава. Произошло это в начале февраля на общем собрании академиков. Впрочем, это не означает, что впоследствии она не всплывет в исправленном и доработанном варианте. Во всяком случае, вокруг многострадального проекта ходит много слухов. Некоторые представители научного мира республики уверяют, что проект устава может быть принят двумя путями: общим собранием НАН или же на правительственном уровне. Если кто-то считает, что проблемы Национальной Академии наук остального ученого мира страны не касаются, то он глубоко ошибается. Как только новый устав будет принят, спокойное и в какой-то мере застоявшееся течение научной жизни обязательно изменится. В хорошую или плохую сторону - сказать сложно. Наука - вещь непредсказуемая. Однако перемены ей нужны. На сегодняшний день многие талантливые выпускники вузов отказываются продолжать обучение в аспирантуре, уходят работать в коммерческие фирмы. Подобный отток молодых кадров через несколько лет обязательно скажется на имидже отечественной науки и Национальной Академии. Увы, нынешние достижения не вечны и, как справедливо замечают авторы проекта устава, нуждаются в постоянном подтверждении.

СПРАВКА "ЭН"

Наверное, самым образованным человеком от власти может считаться бывший руководитель администрации президента Урал Латыпов. В 1993 году Урал Рамдракович стал доктором юридических наук, через год - профессором. Защитил кандидатскую диссертацию по теме «Международно-правовая борьба с государственным терроризмом». Защита прошла в Москве. На суд белорусской науке известный политический деятель представил докторскую диссертацию по международному праву. В свое время на научной ниве отличился и Михаил Маринич. Он защитил диссертацию на тему «Регулирование внешнеэкономических связей Республики Беларусь (состояние, проблемы и пути совершенствования)». В образованный элитный круг попал и министр обороны Беларуси Леонид Мальцев. Свою кандидатскую работу по социологии он защищал в России. Замыкает далеко не полный список известных представителей белорусской науки Михаил Мясникович. В 1994 году он блестяще защитил диссертацию «Условия и факторы становления рыночной экономики в Республике Беларусь (политико-экономический анализ)».

Комментарий
Престиж научной степени

Белорусская наука переживает сейчас далеко не лучший период в своей жизни. Это понимают все. По мнению эксперта «ЭН», руководителя УП «Надежные программы», председателя совета директоров портала TUT. BY Юрия Зиссера, иметь ученую степень престижно. Ее стремятся получить не только ученые и врачи, но и руководители всех рангов. Степень дает служащим возможность быстрее продвигаться по служебной лестнице. «Лишь немногим молодым людям степень нужна для самоутверждения, - говорит Юрий Анатольевич, - а еще меньше людей озабочено собственно наукой. Люди стали «защищаться» исключительно для карьеры. По статистике, 80% закончивших аспирантуру так никогда и не защищают диссертации. Большинство защищаемых сегодня диссертаций представляет собой рефераты. При этом никаких собственно исследований не проводится. Если диссертация гуманитарная, она чаще всего компилируется из текстов, свободно доступных в интернете, и приправляется псевдонаучной фразеологией, когда приходится подолгу разгадывать смысл каждой фразы. Диссертации по точным наукам нередко состоят из отрывков технической документации на разработанные товары и к науке имеют весьма отдаленное отношение, даже когда сама разработка имеет важное практическое значение. О фундаментальной науке чаще всего речь вообще не идет, это сегодня, скорее, исключение из правил. Громоздкая инфраструктура по защите диссертаций (ученые и научные советы), при которых за содержание работы никто персонально не отвечает, но все участвующие в процессе обязаны «руку приложить» и высказать максимальное число формальных замечаний (как правило, без вникания в суть работы), приводят к тому, что первоначальный текст претерпевает изменения, из-за которых порой до неузнаваемости искажается изначальное содержание работы. Так, в одном известном мне случае к действительно хорошей диссертации (что признавали все, кто ее читал) было высказано такое количество взаимно исключающих пожеланий и замечаний, что после череды добросовестных переработок исчезло одно из положений, выносимых на защиту, что случайно заметил только сам автор, да и то в момент защиты! Вот почему понятны и близки чувства, с которыми сегодня пытаются реформировать нашу науку. Похоже, однако, что взят лозунг на то, чтобы «сделать науку непосредственной производительной силой», как некогда было написано в программе КПСС. Наука рассматривается как отрасль народного хозяйства, которая должна напрямую окупаться. Таким образом, наука приравнена к управлению и инженерии, а выдающиеся ученые - к менеджерам. Однако быть хорошим управленцем еще не означает быть выдающимся ученым.

Оставить комментарий

  Подписаться  
Уведомление о