МНОГОЛИКАЯ БЕЗРАБОТИЦА

Этот поселок я помню многолюдным, ухоженным и богатым. Здесь работал вполне современный спортивный комплекс, который никогда не пустовал. Молодежи было много. Вечерами шумели дискотеки. Из столицы и Могилева приезжали с концертами артисты. Благо, Глуша находится неподалеку от Бобруйска на бойкой магистрали, и добраться сюда - не проблема.

Минувшим летом я побывал в поселке вновь. И не узнал его. От спортивного комплекса не осталось и следа. На заросших бурьяном неухоженных улицах если изредка и встретится молодое лицо, то с таким амбре, что хоть закусывай. Окна многих добротных домов заколочены досками. А давнишние знакомые, к которым заглянул в гости, попросили загнать машину с улицы во двор. От греха подальше. Потому как воров развелось тьма тьмущая. Неровен час средь бела дня колеса отвинтят.

Мерзость запустения и повальное воровство пришли в Глушу после того, как остановился стекольный завод. Единственное на весь поселок предприятие. Работы вокруг негусто. Даже на огромный шинный комбинат в соседнем Бобруйске берут не всякого. В поле и на ферме тоже толком не заработаешь. Четыре нищих окрестных хозяйства объединили вместе, но одно богатое все равно не получилось. Так что или уезжать, или красть. Вот и вся «альтернатива» у многих в поселке.

И уж совсем меня доконала история двух знакомых жителей из райцентра, который от Глуши совсем недалеко. Она – квалифицированный бухгалтер. Но после слияния ее учреждения с другим едва нашла работу гардеробщицы. Он – хорошо соображает в технике. Но вынужден работать дровосеком в коммунхозе. Иного занятия в маленьком райцентре нет. Здесь сплошь и рядом происходит растрата образования и квалификации.

Та поездка заставила иными глазами глянуть на оптимистичную статистику отечественного рынка труда. По ней безработных у нас немного. Всего зарегистрировано около 100 тысяч человек, или менее 2 процентов экономически активного населения. Но это во многом лукавые цифры.

В соседнем Евросоюзе, к примеру, во время ежегодного обследования домашних хозяйств выявляют лиц, которые не имеют работы, активно ее ищут и готовы принять предложения по трудоустройству. Эти люди и зачисляются в безработные. У нас в безработных ходят те, кто сам пришел на биржу труда за пособием. К тому же, чтобы получать его, нужно выполнять норму общественных работ. За медный грош. Ведь величиной наше пособие, мягко говоря, не впечатляет. В тех же странах Евросоюза оно или составляет 60-70 процентов от средней зарплаты, или назначается в пределах прожиточного минимума. За белорусское же пособие по безработице проживет разве что святой схимник. Не оттого ли в Польше на бирже труда состоит 19 процентов экономически активного населения, а в Беларуси – вдесятеро меньше?

Собственно говоря, моя знакомая из райцентра, живи она за Бугом, тоже вряд ли пошла бы выдавать пальто, потеряв работу в бухгалтерии. Но у нас, в маленьком городке, иного выбора у нее нет. Зарплата в гардеробе хоть и мизерная, но все же больше, чем пособие по безработице. Да и улицы подметать не посылают, в отличие от подопечных службы занятости. Поэтому на биржу труда моя знакомая не пошла. И тем самым тоже улучшила социальную статистику.

Но самый большой ее охранитель – убыточные предприятия. Их в Беларуси – четверть от общего количества. Что-то производят себе в убыток. Выплачивают зарплату. Хотя с точки зрения нормальной экономики все это – гетто безработицы. Только скрытой. В открытую ей мешает превратиться социальная политика, проводимая государством.

Однако когда-то и нам захочется иметь среднюю зарплату по стране в 430 долларов, как ныне у соседей-литовцев, а затем и 615 «зеленых», как сейчас у поляков. С огромной скрытой безработицей это невозможно. Потому как если увечное предприятие не кормит себя, то его кормит кто-то другой, от себя отрывая. Рано или поздно государству придется заняться банкротами всерьез. Провести их санацию. Создать условия для привлечения инвестиций и внедрения новых технологий.

Правда, с появлением на предприятиях роботов, манипуляторов и иной современной техники там сокращаются рабочие места. Противоядие этому лишь одно – создание новых рабочих мест. То есть опять привлечение инвестиций. А главное – развитие малого бизнеса, который и должен уничтожить скрытую безработицу.

Стремление государства в ближайшее время значительно увеличить долю малого бизнеса в производстве внутреннего валового продукта, о чем было заявлено недавно, оправдано с какой стороны ни глянь. Надо только не ограничиваться упрощением процедуры регистрации малых предприятий принципом «одного окна», а поддержать предпринимательский пыл населения еще и с помощью доступных и выгодных кредитов.
Ну и, конечно, в таких местах, как Глуша, где безработица уже не скрытая, а самая что ни есть явная и массовая, за создание рабочих мест бизнесменам впору приплачивать из казны, а не брать с них налоги.
Это сторицей окупится. Хотя бы тем, что меньше придется тратить на милицию и тюрьмы.

1
Оставить комментарий

новее старее большинство голосов
Анонимно

Смело, умно и…так грустно.