НЕЧЕСТНАЯ СЛУЖБА И ОПАСНА И ТРУДНА

Из 154 жалоб на сотрудников милиции подтвердилось только 30. В органах внутренних дел надо служить честно и добросовестно. В противном случае: мягкий вариант наказания - увольнение, жесткий – лишение свободы.

«Доброта» наказуема

Три оперуполномоченных уголовного розыска одного из столичных РУВД неоднократно вывозили из СИЗО-1 обвиняемого в совершении серии квартирных краж гражданина Н. Якобы, он давал признательные показания о совершении краж на территории района. На самом же деле сыщики предоставляли возможность обвиняемому бесконтрольно разговаривать по телефону с родными, друзьями и сожительницей. Более того, сыщики доставляли обвиняемого к нему домой, к его родителям. Стороны проводили время в свое удовольствие: обвиняемый нежился с сожительницей, сыщики пили и закусывали. Угощали, естественно, родители и сожительница арестанта. Так прошли три встречи. Но волка, как известно, сколько ни корми… Вот и гражданин Н. сбежал от добрых сыщиков. Пошел в баню в усадьбе родителей - и был таков. Вместо того чтобы доложить руководству о ЧП, троица оперов начала активный поиск сбежавшего. Через день, поняв, что самим не справиться с розыском и поимкой обвиняемого, доложили о происшествии руководству. Однако скрыли обстоятельства побега. Кто ж признается, что обвиняемый сбежал из бани? Доложили, что вывернул руку из закрытого наручника.

Сокрытие фактов об обстоятельствах побега привело к неэффективным первоначальным мероприятиям по розыску и поимке гражданина Н. Прошло больше двух недель со дня побега, когда его задержали в Гродно. В настоящее время беглец осужден на 15 лет лишения свободы с конфискацией имущества. Бывшие сотрудники милиции тоже осуждены. Кроме того, им запрещено в течение пяти лет занимать должности в правоохранительных органах. Но это - процессуальная формальность. Даже сотрудники, уволенные из милиции по отрицательным мотивам, не могут через несколько лет восстановиться на службу в органы внутренних дел, а для ранее судимых – это тем более невозможно.

Доврался до конфискации имущества

Старший оперуполномоченный по особо важным делам управления по борьбе с экономическими преступлениями вел линию по пресечению преступлений в сфере страхования. Он обязан был осуществлять аналитическую, профилактическую и оперативно-розыскную деятельность по обслуживанию Управления страхового надзора при Министерстве финансов по городу Минску.

И вот однажды в ходе проверки страховой компании ему стало известно, что страховой агент Г. задним числом оформил страховой полис в интересах водителя Л. вместо того, чтобы провести дополнительную проверку и при необходимости передать материалы для возбуждения уголовного дела, «беповец» решил использовать ситуацию в корыстных интересах.

Он сообщил водителю Л., что, фальсифицировав материалы проверки, помог ему избежать уголовной ответственности. Однако потребовал, чтобы Л. возместил материальный ущерб водителю автомобиля, с которым тот столкнулся. Также сообщил, что руководство лишило его премии за «низкие показатели» по возбуждению уголовных дел и потребовал компенсацию – 200 долларов США (заметим, что премию, эквивалентную этой сумме, сотрудники милиции получают только за особые заслуги).

Старший опер по особо важным делам деньги взял, но его обещания оказались несостоятельными. Тогда-то взяткодатель сообщил о своем грехе. Тем самым он избежал ответственности за дачу взятки, а вот в отношении «бэповца» было возбуждено уголовное дело. В суде оно было переквалифицировано: из взяточника бывший сотрудник милиции превратился в мошенника. Дело в том, что в его компетенцию не входило решение вопроса о возбуждении уголовного дела, да и премии его не лишали. Одним словом, сплошной обман. Суд решил наказать бывшего опера ограничением свободы сроком на четыре года и как «довесок» - конфискация имущества.

Предателям пощады нет

В Управлении собственной безопасности ГУВД Мингорисполкома предоставили возможность ознакомиться с фактами правонарушений, совершенных сотрудниками милиции. Наиболее необычные, с моей точки зрения, приведены. А вообще моему визиту в УСБ ГУВД предшествовало два телефонных звонка читателей. Вот с читательского вопроса и начнем беседу с начальником Управления подполковником милиции Артуром Карповым.

- Нам позвонил читатель и посетовал, что «вот в России публично арестовывают оборотней в погонах, а у нас все скрывают». Я сказала читателю, что не считаю корректным сравнение нашей страны с Россией, но что мы ему ответим по второй части вопроса?

- Наша главная задача – предупреждение, выявление и пресечение правонарушений, допускаемых сотрудниками милиции. Но мы ничего не скрываем. У нас среди сотрудников милиции нет и никогда не было многочисленных и многоуровневых преступных групп, а только единичные факты предательства интересов службы. Одним из важнейших направлений нашей работы является профилактика и недопущение преступлений сотрудниками милиции. В органах и подразделениях ГУВД определен круг сотрудников, требующих повышенного психолого-педагогического внимания, с которыми проводится индивидуальная работа. Если сотрудник исправляется, он продолжает служить. По оперативным материалам нашего управления отдельные сотрудники милиции уволены в дисциплинарном порядке, кто-то сам почувствовал: надо уходить. Мы считаем, лучше заранее избавиться от лиц, чьи поступки несовместимы со службой в органах внутренних дел, чем ожидать, пока они переступят черту, отделяющую проступок от преступления.

- Теперь второй вопрос от читателей. Женщина рассказала по телефону историю о том, что, якобы, ее сына привезли в здание милиции, и сотрудники заставили написать расписку в том, что он должен своему другу в два раза больше денег, чем на самом деле. Женщина спрашивает: куда надо жаловаться, и есть ли смысл в этом. Она предполагает, что в милиции «круговая порука и своих не сдают», а ее сыну будет только хуже. Если предположить, что такая ситуация имеет место, что Вы ей посоветуете?

- Если все действительно так, то ее сын должен обратиться к нам с заявлением, подробно рассказать: кто, куда и когда его привез. Будет проведена проверка, и если факты подтвердятся - материалы для дачи правовой оценки действий сотрудников милиции будут переданы в прокуратуру. Вероятно, они будут привлечены к уголовной ответственности и также друг молодого человека, которому они «помогали». Это – практическая часть ответа. Что касается «своих не сдают» – это заблуждение. Сотрудник милиции, совершивший преступление, – предатель, он нам чужой. Никакой «круговой поруки» в милиции нет. Ни одному руководителю подразделения не выгодно утаивать негативные факты. У нас ведь наказывают не только непосредственного виновника, но и его руководителей. Поэтому даже за такую «мелочь» с точки зрения иного гражданского человека, как управление автомобилем в нетрезвом виде, сотрудников милиции немедленно увольняют, несмотря ни на должности, ни на звания.

- Артур Геннадьевич, как часто подтверждаются жалобы на сотрудников милиции?

- С начала года в наше управление поступило 154 обращения (жалобы, заявления и сообщения) о неправомерных действиях сотрудников милиции. Из них 30 подтвердились полностью или частично.

Оставить комментарий