БЕЛОРУССКИЙ ЯЗЫК, КАК ПАРТИЗАН: УМИРАЕТ, НО НЕ СДАЕТСЯ

Вопрос армянскому радио:
- Почему белорусы почти не пользуются своим языком?
- Потому что родным языком они очень дорожат, берегут его...

26 января исполнилось 15 лет с тех пор, как в нашей стране (тогда еще в БССР) был принят Закон о языках, согласно которому белорусский язык получил статус единственно государственного. Началась белоруссизация. Большинство населения отнеслось к этому процессу как минимум не негативно. Белорусы – вообще люди толерантные. Хотя были и те, для кого белоруссизация была “надта павольнай”, и те, кому она казалась слишком радикальной, а то и вовсе вредной. Но, помнится, никакого разгула национализма точно не наблюдалось, русскоязычных никто не обижал. Да и как их было обидеть, когда они составляли и составляют по сей день подавляющее большинство нашего населения. В общем, кто хотел – переходил не дома, так на работе на белорусский язык, кто не хотел – белоруссизацию саботировал. Так и жили. Наверное, если бы белоруссизация продолжилась, то сейчас бы уже был эффект - белорусский язык звучал бы у нас не реже, чем русский.

Однако в 1995 году по инициативе первого и пока последнего президента Беларуси состоялся референдум, на котором 83,1 процента населения страны выступили за то, чтобы государственным наравне с белорусским был признан и русский язык. Однако на практике наравне не получилось. Формальный билингвизм привел к тому, что великий и могучий остался явно доминировать.

ВАСИЛИЙ ПРОТИВ ВАСИЛЯ

Надо сказать, проблема белорусского языка в последнее время в нашей стране поднимается крайне редко. Как будто ее и нет вовсе. Власти кивают на Закон о языках, где касательно употребления белорусского и русского языков в тех или иных случаях прописана возможность выбора – и (или). Мол, все демократично. Оппозиция старается особо не вспоминать о том, что белорусский язык на задворках. Плохо для имиджа. А то в бэнээфовцы запишут. Хотя это все равно не помогает: рейтинги политических партий и отдельных оппозиционных политиков – ниже колена.

О языковой проблеме твердит только общественное объединение “Таварыства беларускай мовы”. Здесь говорят, что равноправного двуязычия в нашей стране нет и в помине. Белорусскоязычные граждане дискриминируются сплошь и рядом.

Например, в прошлом году несколько гомельских пар решило пожениться, но чтобы вся церемония бракосочетания в ЗАГСе прошла по-белорусски. Оттуда поступил ответ, что это невозможно, поскольку нет соответствующего торжественного текста на белорусском языке. Молодожены пошли на принцип и добились своего – услышали “абвяшчаю вас мужам и жонкай”.

Кстати, с ЗАГСами есть еще одна проблема – здесь не позволяют называть детей именами, согласно белорусским лингвотрадициям. Например, не Василием, а Василем. Большие глаза делают и в ответ на желание родителей назвать дочку, скажем, Вальжиной. Нет в словаре, имеющемся в ЗАГСе, такого имени, и все тут! Тогда людям приходится ходить за справками в Институт языкознания Академии наук.
Белорусскоязычных школ в городах – раз-два и обчелся, детских садиков – тоже.

На телевидении и радио белорусского языка – мизер. Возьмем Минск. Где в столице можно услышать белорусский язык? На улицах шансов мало. Нужно идти в штаб-квартиру БНФ, в ТБМ, в Институт языкознания, в Союз писателей, на уроки белорусского языка в школы и вузы. Но это все своеобразные языковые гетто. А где белорусский язык звучит публично – для всех и для каждого? Есть ли такое место? Есть – метро: здесь на матчынай мове объявляются все станции.

Чиновники по-белорусски практически не говорят – разве что те, кто работает в сфере культуры. Хватит пальцев одной руки пересчитать, сколько раз на белорусском языке выступал президент. Почти два года, как в нашей стране распространяется новая идеология белорусского государства. Пропагандируются ценности независимости и патриотизма, однако почему-то нет места белорусскому языку. А без этого идеология выглядит куцей.

БЕЛМОВА – ЭТО МОДНО!

Впрочем, власти действуют, принимая во внимание отношение к языковой проблеме со стороны населения. Обратимся к социологии. По данным переписи 1999 года, в повседневном общении белорусский язык используют 36,7 процента наших граждан, а родным его назвали 73,7 процента. Для сравнения: согласно результатам переписи 1989 года, так ответили 65,6 процента белорусов.

Рост патриотизма налицо, правда, дома по-белорусски говорят в основном деревенские жители. Для доказательства посмотрим на статистику переписи 1999 года по Минску. Только 10,7 процента столичных жителей используют белорусский язык в повседневном общении, а родным его назвали только 61,1 процента минчан.

А вот данные национального соцопроса от Независимого института социально-экономических и политических исследований в ноябре 2004 года: по-белорусски дома говорят 20,8 процента жителей нашей страны. За то, чтобы одним государственным языком был белорусский, выступают 16,8 процента населения, русский – 7,1 процента, за двуязычие – 71,8 процента.

Хотя в Беларуси доминирует русский язык, в последнее время белорусский стал по-элитарному моден. То ли вопреки тому, что власти его не жалуют, то ли потому, что люди тянутся к национальному колориту. Русскоязычная рок-группа “Нейро дюбель” недавно выпустила свой новый альбом на белорусском языке “Танкі”. Крупные мировые компании (например, “Самсунг”) делают рекламу своих товаров в нашей стране именно по-белорусски. И таким образом они популяризируют белорусский язык куда в большей степени, чем какое-нибудь литературное произведение или призывы ТБМ к белорусам уважать и помнить свои корни.

Но это все приятные исключения из правила. Пессимисты считают, что белорусский язык умирает. Его добивает не только русификация, но и глобализация.

Кстати, каждую неделю в мире исчезает по одному языку. И вообще, по расчетам лингвистов, через четверть столетия живыми останутся только 10 процентов от теперешних языков. А через несколько сотен лет люди будут говорить всего на нескольких десятках языков. Скорее всего, живыми останутся самые распространенные сегодня языки – китайский, хинди, английский, испанский, русский, японский, немецкий и некоторые другие.
Если белорусский язык не будет поддержан на государственном уровне, он, скорее всего, исчезнет или останется в виде “трасянки”.

ДЕПУТАТЫ НЕ ЛЮБЯТ БЕЛОРУССКИЙ? ИЛИ НЕ ЗНАЮТ?

Кстати, ТБМ несколько лет назад разработало предложения по усовершенствованию Закона о языках с целью поддержки белорусского языка. Этот проект был отправлен в парламент. Несколько депутатов заинтересовались рядом инициатив и заявили о своем намерении разработать на их основе изменения в языковый закон и внести их на рассмотрение всех своих коллег. Однако дальше разговоров дело не пошло. После парламентских выборов 17 октября ТБМ вновь обратилось уже к новому составу Палаты представителей – о своей готовности заняться языковой проблемой заявили всего двое парламентариев...

В чем суть предложений тэбээмовцев? Радикальными их не назовешь. На государственность русского языка никто не покушается – речь идет о том, чтобы ликвидировать дискриминацию белорусского языка во многих сферах и сделать двуязычие действительно равноправным.

Предлагается обязать чиновников одинаково хорошо владеть обоими языками – русским и белорусским, чтобы вести прием, рассматривать жалобы и давать ответы гражданам на том языке, на котором они в государственные органы и обращаются. В общем, если надо, так и курсы белмовы организовать можно. Кстати, в начале 1990-х годов такие курсы для чиновников проводились, но тогда белорусский язык был единственно государственным – и не знать его, по идее, было не просто стыдно, а недопустимо.

Тексты на печатях, штампах, формулярах, официальных бланках государственных органов, органов местного управления и самоуправления, предприятий, организаций и общественных объединений должны быть написаны на белорусском, а при необходимости и на русском языках. То же самое касается названий маршрутов, объявлений в транспорте, визуального оформления объектов торговли, медицинского и бытового обслуживания. Топонимы – названия населенных пунктов и улиц – также даются по-белорусски, а по-русски – при необходимости, говорится в проекте ТБМ.

Впрочем, так оно почти и есть. А в Минске, например, все таблички с названиями улиц написаны по-белорусски. Правда, хватает ляпов. То напишут не “праспект”, а “прашпект” – по аналогии с “пашпартам”, наверное. А названия некоторых улиц через дом можно прочесть в нескольких вариациях: Слабадская, Слабодская. Ну а самый-самый анекдот – это перевод улицы Железнодорожная как Чугуначная, а не Чыгуначная (от “чугуна”, а не от “чыгункі”). Еще один прикол с уличными аншлагами: до недавнего времени в Минске были и улица Жилуновича, и Тишки Гартного - это имя и псевдоним одного и того же белорусского писателя.

Афиши и рекламы ТБМ хочет видеть белорусскоязычными и русскоязычными. Использование слов иностранного происхождения предлагается запретить, если вместо них можно подобрать соответствующую лексику из белорусского и русского языков. Маркировка товаров и инструкции по их использованию должны быть выполнены на белорусском и русском языках. Паспорта, трудовые книжки, дипломы, свидетельства о рождении и браке тоже предлагается оформлять как по-белорусски, так и по-русски.

ТБМ выступает за то, чтобы предметы гуманитарного цикла во всех учебных заведениях преподавались на белорусском языке, а экзамены по белорусскому языку и литературе стали обязательными при поступлении во все средние специальные учебные заведения и вузы. Воспитание в детских садах, согласно проекту изменений по усовершенствованию Закона о языках, должно вестись на обоих языках. Равнодушие депутатов к предложениям ТБМ выглядит странно, поскольку инициатива защитников белорусского языка была поддержана Конституционным судом, который обратился к парламенту с просьбой рассмотреть вопрос о внесении в Закон о языках изменений, способных обеспечить фактическое равенство государственных языков. Почему парламентарии не реагируют? Может, потому, что не знают или не любят белорусский язык?

1
Оставить комментарий

новее старее большинство голосов
Сергей

нафиг вам белорусский язык, он никому не нужен