ВЫХОД СПЕЦИАЛЬНОГО НАЗНАЧЕНИЯ

По характеру я человек мирный и законопослушный. По крайней мере, с милицией сталкивался только по благовидным поводам: переоформление машины, замена паспорта, регистрация оружия... А недавно волею журналистской судьбы довелось «поработать» бандитом-диверсантом. Не в полную мощность, конечно, а, так сказать, в учебно-методических целях.

Вторая рота бригады специального назначения Внутренних войск на полевом выходе отрабатывала тактику обезвреживания опасных преступников. Так что злоумышленниками мы с фотокорреспондентом выступали условно, в качестве наглядного пособия.

По легенде, наша банда была опасной, вооруженной до зубов, но небольшой - всего четыре человека. Кроме нас, еще два офицера - Сергей Климович, заместитель командира роты, и Андрей Белов, инструктор по рукопашному бою. Наша задача была несложной: подъехать на грузовике к опушке леса, «захватить» крохотную электроподстанцию у железнодорожной развилки и ждать тихой ликвидации спецназовцами. А вот у них нагрузки приближены к боевым: марш-бросок километров восемь через лес в полной амуниции, строго соблюдая правила маскировки.

- Только побыв «преступником», можно в полной мере оценить действия подчиненных, - объяснили офицеры, залезая в грузовик.

Машина довезла нас только до опушки. Дальше, к развилке - пешком. Прошагали метров восемьсот и уткнулись в сетчатый забор какого-то дачного поселка. Вот это неожиданность: я-то думал, что нахожусь на каком-нибудь специальном полигоне. А оказалось, что полевые выходы спецназовцы организуют прямо под Минском, километрах в десяти от кольцевой.

- Там же деревни, дачные поселки один на другом «сидят», - удивляюсь. - Ладно, мы еще вчетвером, а целая рота будет по окрестным лесам бегать. У дачников инфаркт случится...

- Так они ж - спецназ! - успокаивает Сергей Климович. - Простой обыватель их и не заметит. Например, по открытым участкам и даже опушкам они могут передвигаться только ползком или короткими перебежками. В маскировочных комбинезонах полностью с ландшафтом сливаются. Плох тот спецназовец, на которого не наступала собака, - шутит старший лейтенант.

Андрей Белов не спеша прогуливается с автоматом возле подстанции, которая в действительности оказалась большим металлическим ящиком рядом с мачтой электропередач. Он играет роль «бандитского» часового. У одного из взводов задача - незаметно произвести разведку местности и ликвидировать охранника. Причем тихо, без пальбы. Конечно, проще всего снять охранника из бесшумного оружия. Такое имеется в каждом взводе. Но слишком просто. Подкрасться к патрульному вплотную, резким рывком скрутить его и снова исчезнуть в лесу - во сто крат сложнее.

- Пускай тренируются, - улыбается Сергей Климович, - думать учатся, заставлять ситуацию «работать» на себя. Например, рядом железная дорога. Значит, вплотную к часовому надо подползать, когда поезд будет мимо проходить - ничего не слышно. Либо одна группа отвлекает внимание - например, специально кусты шевелит, а другая производит нападение с противоположной стороны...

Маскировка - наука, основанная на тонкостях. Например, сегодня спецназовцам явно повезло: ветерок гуляет среди веток - случайными шорохами заглушает шаги... Лично я и не заметил, как взвод бойцов взял нас в плотное полукольцо. Правда, для наметанного взора офицеров оживление в лесу не прошло незамеченным. Глазами Сергей Климович безошибочно указал мне все позиции своих подчиненных.

- Я их уже просто шестым чувством чую, - объяснил он.

Значит, взвод провалил задание, рассекретил себя? Ничуть. К натренированному человеку подобраться вплотную практически невозможно. Да и психология часового совершенно другая. Это мы всего полчаса на одном месте топчемся. А постояли бы полденька, так бдительность и притупилась бы, смотреть по сторонам уже б не хотелось, в голову лезли бы мысли о скорой смене...

Короткий рывок - трое солдат выскочили из кустов, повалили караульного, подхватили его и уволокли в лес. В принципе, задачу выполнили неплохо. Хотя в роте треть личного состава призвана была только летом. Фактически это первый их полевой выход. Впрочем, такие успехи вполне объяснимы. Ибо для бойцов служба в спецназе, судя по их счастливым лицам, настоящее удовольствие. Щеки измазаны сажей, у некоторых к шапочкам прикреплены ветки, глаза горят...

Кстати, классических протеиновых «качков» среди бойцов я не обнаружил. Груда мышц сказывается на выносливости. К тому же спецназ - это состояние не мускулов, а души. В истории бригады немало случаев, когда хорошо подготовленные физически бойцы не выдерживали психологических нагрузок.

Подобные полевые выходы - комплексная отработка теории на практике. И захват «бандита»-часового был только первым этапом занятий. Потом - снова марш-бросок и ликвидация преступной группировки в лесу. Затем - отработка вопросов по «зачистке» населенных пунктов. Боевым порядком, взвод за взводом рота несколько раз прошла по улицам деревни Глебковичи. Причем со стороны мирных жителей полное понимание и спокойствие: тренируются – значит, так надо. Один из деревенских даже «одолжил» свой старый сарай. В нем, якобы, засели диверсанты, которые были условно уничтожены холостыми выстрелами и взрыв-пакетами.

В таких каждодневных трудах и куется знаменитый дух спецназа. Причем на полевых учениях нет схематичности: каждый раз командиры для бойцов выдумывают все новые и новые неожиданности.

- Главное - научить бойцов не бояться, не теряться в любой ситуации, - говорит Максим Потороча, заместитель командира роты по морально-психологическому обеспечению. - В том же рукопашном бою: грамотно оценив ситуацию, можно справиться и с более сильным противником. Постепенно готовим рядовых. Сначала тренируются резиновые и деревянные ножи выбивать, потом - настоящие с затупленными лезвиями и так далее. Постепенно ребята перестают бояться боевого оружия.

Словом, моральная закалка в спецназе - высшей пробы. Этим и славится бригада. Недаром же столько призывников рвутся в ряды легендарной части...

Оставить комментарий

  Подписаться  
Уведомление о