ПОЛЯКИ ДУМАЮТ О БЕЛОРУСАХ

«Можно нескромный вопрос, если боишься, не отвечай… Вот ты, отучившись в Варшаве, собираешься обратно в Беларусь… А у тебя не будет там проблем из-за того, что ты тут училась?» – поинтересовался Петер Дзюбински, менеджер высшего звена телеканала «Польсат». И, увидев на моем лице непритворное удивление, повторил: «Конечно, ты можешь не отвечать на этот вопрос…»

Идеологическую обработку населения придумали не коммунисты в сталинские времена. Она существовала, существует и будет существовать в каждой стране.

Приведенный пример довольно типичный. Немалое количество поляков искренне полагают, что в Беларуси можно сесть в тюрьму только за то, что ты учился в Варшаве. Мол, это вполне достаточное основание, и больше ничего придумывать не нужно.

Так считает и большинство представителей СМИ, даже столь высокообразованных, как пан Дзюбински. В польских газетах искренне называют белорусского президента... царем (?!), чего уж ожидать от рядовых поляков, без конца впитывающих эту пропаганду из радиоэфира, с экранов, со страниц газет. Они нас жалеют. Особенно те, которые активно интересуются политикой.

Полькой будешь?

Впрочем, слово «жалость» не всегда идет рядом со словом «уважение». Поляки - патриоты. Настоящие патриоты. Они знают, что у Польши великая история. Они верят, что у Польши светлое и славное будущее. А со вступлением в Евросоюз перспективы этого славного будущего приближаются гулливеровскими шагами. При 20-процентной безработице люди здесь действительно живут гораздо лучше, чем в Синеокой. Так что их гордость собой более чем оправдана. Но она приобретает порою причудливые формы. Типичный диалог с поляком:

– Как, у тебя совсем-совсем в роду не было поляков?
– Не было.
– Нет, ты хорошенько подумай.
– Ну не было, да зачем мне в роду поляки?
– Как зачем? Тебе проще было бы тут остаться, ты же не собираешься возвращаться?
– ...? С чего это вдруг такие выводы? Собираюсь, еще как собираюсь.

Вот с этого момента вам в девяти из десяти случаев гарантировано недоверие со стороны собеседника. Поляку сложно понять, зачем возвращаться туда, где, по его мнению, чуть ли не царство тьмы.

– Так ведь Родина! – говоришь ему.
Он только улыбается. Для него это звучит, как анекдот про папу и сына – червячков, которые живут в навозной кучке, хоть и размышляют: и в яблочке жить хорошо, и в грушке…
Доказать, что живешь не в навозе, что у нас замечательные, умные, по большей части порядочные люди, что у тебя есть еще какие-то надежды и планы на будущее, поляку сложно.

Один, по имени Марек, даже прямо предложил: мол, девушка ты симпатичная, а я человек холостой, у меня два дома и одна собака, можем оформить фиктивно-эффективный брак. Будешь меня за перспективу получения польского гражданства любить, а я тебя – содержать, пока окончательно не выучишь язык и не поступишь на работу. В принципе, была б я комсомолка, то оскорбилась бы. Но следует правильно оценивать предложение: это не более, чем коммерческая сделка. От девушки требуется то, что она теоретически может дать, а взамен предлагаются существенные блага. Вопросы морали тут не обсуждаются. Тем более, что Марек, делая это предложение, искренне желал облагодетельствовать.

И его подход к ситуации «девушка из Беларуси» не является из ряда вон выходящим. Не так давно польские СМИ представили статистику браков с иностранками. Поляки, по официальным данным, из иностранок больше всего предпочитают украинок и белорусок. И женятся на них охотно. По менталитету девушки близки, хозяйственны, нежны и, что немаловажно, непривередливы, поскольку домой возвращаться, пожив в Польше, в основном, не желают.

Память – штука сложная

В центре Варшавы, на каждой улице, через каждые сто метров – памятные таблички на домах, под табличками – лампадки. «Тут пролилась кровь поляков» – гласят надписи. Пролилась она в советские времена. Или во время Второй мировой войны. Для поляков в этом нет существенной разницы. В любом случае поляков убивали захватчики. Так события прошлого описывает история, которую учат в школах.

И лампадки у табличек горят практически всегда. Поляки чтят как своих героев, так и безвинно убиенных. «Коммунист» - слово здесь скорее ругательное. Советский Союз именуется не иначе как «империей зла». Именно об этом говорит памятник, расположенный на площади у Королевского замка. Русские для большинства простых поляков – наследники империи зла. Советские товарищи тут расстреливали поляков. Фашисты – тоже. Но немцы покаялись, а от русских покаяния поляки не дождались…

Для немалого количества поляков, чье образование заканчивается плохо усвоенным школьным, белорусы – те же россияне, только почему-то временно отделившиеся. Но тоже непокаявшиеся наследники империи зла. Представьте, что они могут думать о белорусах.

Впрочем, есть и в Беларуси люди, которые работают от звонка до звонка, вечером смотрят телевизор, глушат «чернило» под шкварку вместо мяса и при этом считают, что американцы – люди недалекие. Сколько пожилых людей в Беларуси до сих пор считают слово «немец» синонимом «фашист»? При всей нашей толерантности...

Одно бесспорно: чем выше уровень образования человека, тем меньше он подвержен влиянию идеологии, тем меньше у него предрассудков в отношении других наций и тем меньше у него обид на историю. Кстати, из рассуждений того же пана Дзюбинского: «Меня тоже удивляет, что некоторые мои соотечественники свысока посматривают на белорусов. В каждой стране есть порядочные и непорядочные люди. Чем, например, для меня лучше поляк-алкоголик, вор, нежели белорус-инженер? К сожалению, белорусов у нас недостаточно хорошо понимают».

Стоит отметить, что и сами белорусы себя недостаточно понимают.

В Беларуси процент образованных людей один из самых высоких в мире, может быть, потому мы такие толерантные? И не страдаем от «комплекса превосходства»?

Впрочем, белорусам этот комплекс не помешал бы. Так уж получается, что без него невозможно укоренение в массах и чувства патриотизма. Спроси у американца, в какой стране живут самые умные люди, и он скажет: в США. То же про свою родину скажет и поляк, и француз, и русский. А вот белорус может и задуматься…

Поляки помогут сориентироваться?

В Польше существуют десятки организаций, работающих на демократизацию в Беларуси. Каждая из этих организаций по-своему воспринимает само понятие демократизации. Но принципиальных разногласий у них нет: все они хотят, чтобы наша Синеокая перестала искать некий «свой собственный» путь и обратила внимание на общеевропейские ценности.

В Варшаве, например, существует такая общественная организация, как Институт культуры белорусской. В его состав входят не только белорусы, живущие в польской столице, но и сами поляки. Заместитель председателя ИКБ Михал Жеймис так сформулировал цели своей организации: «Мы стараемся обеспечить информационную поддержку белорусской культуре в Польше. Устраиваем встречи, на которых рассказываем полякам о культуре и истории Беларуси, проводим вечера белорусской поэзии, организовываем концерты белорусскоязычных групп, дискотеки, выставки. Поляки слишком мало знают о стране-соседке. Многие после наших мероприятий подходят ко мне и говорят: «Надо же, а мы и не знали, что в Беларуси есть белорусский язык. Что существуют белорусские песни. Мы думали, там все говорят на русском». Благодаря таким мероприятиям мы делаем наши страны ближе».

Сам пан Жеймис имеет дальние белорусские и литовские корни. И увлечение Беларусью он называет смыслом своей жизни.

Еще один поляк, парень по имени Томак, представитель объединения ZDB, устроил мне с коллегой семичасовую экскурсию по Варшаве. Оказалось, это уже двенадцатая экскурсия, которую активист проводит для белорусов. Бесплатно. На голом энтузиазме. У Томака нет белорусских корней, но он любит нашу страну настолько, что даже выучил белорусский язык… На вопрос, зачем это ему, парень удивленно отвечает: «Мы же с белорусами были единым государством в Речи Посполитой, у вас же выдающаяся история, в ВКЛ была первая в Европе Конституция! Это сейчас у вас сложный период, но белорусы – великая нация. Просто сейчас ей нужно помочь…»

Нам бы патриотизм Томака…

И нам бы польский энтузиазм. Сама наблюдала: парни из ZDB присмотрели клуб, весьма подходящий для проведения концертов. Подошли к его владельцу, спросили, можно ли будет тут провести мероприятие с белорусской музыкой. Тот ответил: «Не вопрос! Площадка ваша, денег не надо, но рекламу мероприятию сделаете сами. Хотите, чтобы входные билеты стоили денег, чтобы оплатить музыкантов, которые приедут из Беларуси? Тогда сами печатайте билеты и сами их распространяйте. Нет, мне процент не нужен, это и так будет хорошая реклама моему клубу». Беларусь – хоть какая, но экзотика…

Кое-что о наших

Пожалуй, стоило бы уделить внимание и отношениям между белорусами, живущими в Варшаве. Диаспоры тут фактически нет. Вернее, она совсем небольшая.

Белорусов тут можно разделить на несколько групп. Первые – «моя хата с краю» – студенты, которые не планируют вернуться на родину, и барышни, выехавшие к польским мужьям и сожителям. Они говорят по большей части на польском, нехотя признаются в своем происхождении и вообще считают себя стопроцентными европейцами. Вторые – «сомневающиеся»: студенты, которые подозревают, что могут вернуться на родину, бизнесмены, работающие одновременно в двух странах, и мигранты, перебравшиеся в Польшу в поисках лучшей доли. Они рады пообщаться с соотечественниками, но не на политические темы, поскольку в каждом видят вероятного представителя спецслужб.

И третья группа – «борцы за демократию». Политические мигранты, не оставившие своего революционного запала на родине. Они объединяются, помогают друг другу, много и с жаром говорят о Беларуси. Готовы провести политинформационные занятия с каждым, кто заикнется о политике. Их не много, около сотни на всю Польшу, но они сплачивают вокруг себя белорусов-единомышленников. Они говорят между собой только по-белорусски. И у них, кстати, можно получить реальную поддержку, окажись ты в той же Варшаве без средств к существованию.

Впрочем, поддержку можно получить и в посольстве Беларуси. Там работают так, что нареканий от сограждан не слышно. Кстати, у посольства незавидная роль: им приходится, в противовес польским СМИ, доказывать полякам, что в Беларуси нет диктатуры, что у нас минимальная безработица и постоянно растет благосостояние народа. Но их почему-то не хотят слышать.

Поляки по-своему видят то, что происходит в Беларуси. Но в том, что они готовы поддержать белорусское общество в его стремлении к нормальной жизни, сомневаться не приходится.

2
Оставить комментарий

новее старее большинство голосов
Виталий

АГИТПРОП!!! Беларусь и Польша не совместимы.

Алек

А мне по барабану что про нас думают поляки и как они к нам относятся.
У нас не менее великая история и свои герои.
Снобизм - вот название польского патриотизма, и в нем нет ничего великого.