НИМФА РАЗДЕВАЛА БЕЛОРУССКИХ ДЕВОЧЕК

Офис фотоагентства «Нимфа» располагался в самом центре Минска, в районе станции метро Фрунзенская. Фешенебельная студия на первом этаже: шикарная кожаная мебель, задний фон, зеркала. Яркая реклама приглашала на тесты девушек 14-18 лет, давала многообещающие надежды на карьеру фотомодели, контракты с прибалтийскими журналами. Первые съемки и действительно проходили вполне пристойно: купальники, миниюбки, глубокие декольте...

Потом проводили отбор. Причем в первую очередь интересовались не внешними данными маленьких моделей, а их стеснительностью. Когда девочки приходили в первый раз, они и не подозревали, что их стараются склонить к позированию в обнаженном виде. Потом эти порнографические снимки размещали в интернете, на платных порносайтах. Недавно в отношении директора и владельца агентства возбудили уголовное дело за вовлечение несовершеннолетних в антиобщественную деятельность. Немало интересного о порностудии корреспонденту «Экспресс НОВОСТЕЙ» в эксклюзивном интервью рассказал фотограф Олег, который косвенным образом участвовал в создании «Нимфы».

- Олег, каким образом судьба занесла тебя в «Нимфу»?

- Я специализируюсь на эротической фотографии. Делаю качественные снимки танцовщицам, стриптизершам. Иногда работаю в этом жанре для журналов. И вот два года назад мне позвонили знакомые и попросили помочь организовать студию. Так я познакомился с Наташей - индивидуальной предпринимательницей, которая и открыла «Нимфу». Я составил список всего необходимого: аппаратура, светотехника, элементы интерьера... Потом мне предложили поработать на фотоагентство. Даже сделал для них несколько серий эротических фотографий...

- Фотографировал малолетних?

- У меня есть свои модели, но они все совершеннолетние: 18-20 лет. Есть и постарше. Но некоторые выглядят вполне юно. Если поиграть светом, правильно поставить кадр, то на снимках могут сойти и за школьниц.

Кстати, в этом и крылся основной корень нашего разногласия с фотоагентством. Им нужны были «малолетки», а у меня таких моделей не было. Впрочем, два года назад и им не удавалось найти таких натурщиц. «Взрослая» эротика их не интересовала. В «Нимфе» мне по-нормальному только один раз заплатили - за первую съемку. А потом стали сущие копейки начислять. Поэтому мы и пошли каждый своей дорогой.

- Тебе дали точно понять, что нужно детское порно?

- В общем-то - да. В одну из встреч Наташа мне показала фотографии петербургского «производства» достаточно откровенного содержания. Маленькие девочки открыто демонстрировали свои половые органы. Тогда она еще спросила: мол, сможем ли такие же «натюрморты» делать. Я ответил, что с профессиональной точки зрения, в смысле качества снимков, - конечно. Основная проблема - найти несовершеннолетних моделей. На этом разговор и окончился.

Где-то подсознательно я чувствовал: дело пахнет криминалом. Сейчас тем более рад, что тогда прекратил сотрудничество. По крайней мере, по делу прохожу как свидетель, а не обвиняемый. Правда, два года назад Наташа пыталась меня убедить, что все будет совершенно законно. Мол, с родителями юных натурщиц будут заключаться соответствующие договора, в которых они будут согласны на фотосъемки своих чад в обнаженном виде.

- Неужели такие документы действительно оформлялись?

- Не знаю. С «Нимфой» потом не имел практически никаких контактов около года. Потом мне снова позвонила Наташа, предлагала сотрудничать. Но я отказался. К тому времени уже неплохо получалось зарабатывать на совершенно легальной эротической продукции.

- А о том, что фото девочек будут размещаться в интернете, тебе говорили?

- Можно сказать, что нет. Да и зачем «Нимфе» нужна эротика-порнография малолеток, я не интересовался. Это уже их дело. Знал только, что на втором этаже, над офисом фотоагентства, располагалась какая-то родственная «Нимфе» фирма. Но в те помещения никого старались не пускать - я и не лез. Мое дело было делать качественные фотографии. А как ими уже будет распоряжаться заказчик - его дело.

Только когда в Испании и Франции задержали владельцев порносайтов, которым поставляла снимки «Нимфа», узнал, какими деньгами ворочали эти люди. Оказалось, что на посетителях виртуальной «клубнички» они заработали в общей сложности больше трех миллионов долларов. Когда узнал об этих цифрах, даже страшновато стало. За такие деньги запросто и убить могут. Еще раз про себя порадовался, что фактически ничего не знал о деятельности этих компаний.

- Кстати, а легальная эротика - прибыльное дело?

- Зарабатывать можно. И совершенно законно. Конечно, если к делу подходить профессионально и не лениться. Только, к сожалению, в Беларуси, как это ни удивительно, пока нет ни одного эротического журнала. Правда, уже появились заинтересованные люди, которые хотят открыть в республике первое такое издание. Сейчас сотрудничаю с ними. Выполняю и частные заказы. Есть мысли поработать и на российские издания. Думаю, опыта уже хватит. Россиянам нужны качественные снимки. И платят они хорошо. В Москве и Питере одна съемка оценивается как минимум в тысячу долларов. А то и больше.

- А сколько зарабатывают модели, которые позируют обнаженными?

- В России не знаю. Своим девушкам я плачу по 10-20 долларов за час работы. Для нашей страны - неплохие деньги. И, как я считаю, зазорного в такой профессии ничего нет. Если обладаешь красивым телом, почему бы его не демонстрировать.

ЮРИДИЧЕСКАЯ СПРАВКА

В отличие от большинства развитых стран, в Беларуси, увы, закон сквозь пальцы смотрит на производителей и распространителей детской порнографии. Да и вообще, такого понятия, как «детская порнография», в юридическом словаре нашей страны фактически нет. Ответственность одинакова, независимо от возраста «актеров» или «моделей». Первый раз - административный штраф. Если за такой же проступок поймают за руку в течение года - тогда уголовная статья. Однако наказание - небольшое. Данное злодеяние не считается тяжким, а поэтому санкция более чем гуманная: максимум два года ограничения свободы. А чаще всего для обвиняемых дело заканчивается все тем же штрафом. Словом, в борьбе с детской порнографией у отечественных правоохранителей нет надежных юридических рычагов. Особенно в интернете.

Поэтому и ринулись нечистые на руку белорусы создавать детские платные порносайты. Ребята неглупые, великолепно понимают: чтобы доказать их вину, придется разрабатывать целую спецоперацию, посылать запросы за границу, проводить экспертизу компьютеров... А результат кропотливой и многомесячной работы оперативников - административный протокол и штраф. Наказание в несколько базовых величин - смешная сумма, когда через тебя проходят десятки, сотни тысяч, миллионы долларов.

Вот и получается парадоксальная ситуация: наши правоохранители знают, по крайней мере, о двух десятков порнодельцов, но пока не трогают. Ждут, пока они «проколются» на чем-либо более серьезном, чтобы привлечь к суду. Одной порнографии, даже детской, маловато. Поэтому «порнодельцы» продолжают спокойно «работать» через Всемирную паутину на заграничных пользователей. И получать немалые барыши: ездят по несколько раз в год на заграничные курорты, прихотливо меняют модели «Лексусов» и «Мерседесов»...

Правда, судьба троих руководителей «Регпэй» должна заставить их серьезно задуматься. Задержали-то их на европейской территории. К тому же США упорно добиваются экстрадиции «порнушников» в Америку. А там законы не в пример нашим. Да, «взрослая» порнография официально разрешена и полностью легализована. А вот детская... За производство и распространение - до 15 лет лишения свободы. Даже простой просмотр или хранение детской «клубнички» (в Беларуси не карается даже административно) считается тяжким федеральным преступлением - до 10 лет тюрьмы. Кстати, в США уже арестовали более сорока подозреваемых - посетителей сайтов «Регпэй».

Оставить комментарий