АЛЬТЕРНАТИВА ЭНЕРГОЗАВИСИМОСТИ

Как известно, Беларусь импортирует более 80%, а по некоторым подсчетам до 90%, используемых топливно-энергетических ресурсов (ТЭР). А это значит, что наша экономика напрямую зависит от внешних поставщиков и колебаний мировых цен на энергоресурсы.

Согласно статистическим данным, на каждого белоруса приходится 1.850 куб. м газа, в то время как на среднестатистического жителя ФРГ – лишь 1.000 куб. м, Италии – 800, Польши – 350, Литвы – 300. Притом что средняя в мире норма потребления электроэнергии составляет 2,1 тыс. кВт/ч на человека в год, среднестатистический белорус сжег ее в прошлом году 3,4 кВт/ч. Учитывая то, что 92% всей нашей энергии вырабатывается именно на газомазутном топливе, зависимость от российской «трубы» или каких-либо других внешних источников особого оптимизма не внушает. Ведь все хорошо помнят, как грянул гром посреди ясного январского неба, и наша восточная соседка временно прекратила поставки газа. Озаботившись проблемой энергетической независимости страны, глава государства весной этого года поручил правительству «обеспечить в ближайшей перспективе диверсификацию источников энергии на 25%». Именно до такого уровня должна быть увеличена доля местных природных ресурсов в топливно-энергетическом балансе страны. Реально ли это? Чем богаты? Напомним, что в прошлом году доля местных видов топлива, горючих отходов производства и вторичных возобновляемых энергоресурсов составила лишь 5,6 млн т условного топлива (то есть 16,3%) из 34,7 млн т условного топлива всего объема использованных ТЭР. В связи с этим некоторые представители Минэнерго говорят, что поставленная задача выполнима не ранее 2012 года. Традиционно основным реальным и экономически целесообразным источником замещения части первичных топливных ресурсов в нашей стране называют древесную массу. Площадь земель лесного фонда Беларуси составляет 9,2 млн га, или 44% ее территории. Из них собственно леса составляют 7,4 млн га. Общий запас древесины на корню в них равен 1,2 млрд куб. м, ежегодный средний прирост – 25 млн куб. м. Из этого количества, к примеру, за прошлый год использовано только 14,9 млн куб. м. – чуть больше половины. В качестве топлива также можно использовать отходы, образующиеся при лесопилении и обработке деловой древесины. По очень осторожным расчетам их за 2006-2010 гг. может образоваться 2,7 млн куб. м, за 2011-2015 гг. – 2,8. На базе энергопотенциала, получаемого из отходов деревообработки, лесозаготовок, санитарных рубок леса, можно производить ежегодно 2-3 млрд. кВт/ч электроэнергии и несколько сотен гигакалорий теплоэнергии. В республике осуществляется программа строительства мини- и малых ТЭЦ и новых котельных, предназначенных для работы на древесных отходах, на древесное топливо переводятся действующие. Экономически оправданно строительство ТЭЦ мощностью 10 МВт на базе крупных деревообрабатывающих предприятий с количеством отходов 30-60 тыс. куб. м в год, а также на базе лесхозов, средний энергетический потенциал которых равен 4,5 тыс. т условного топлива, что обеспечивает электрическую мощность в 3 МВт. Сами по себе отходы деревообработки ничего не стоят и занимают ничтожную долю в цене изделий из древесины. Именно поэтому Швеция так много их и сжигает. Но шведы 30 лет шли к увеличению доли биомассы в топливном балансе с 8,5% до 16%. Однако, по подсчетам специалистов, обеспечение станции 1.000 МВт таким топливом, как древесина, приведет к тому, что в течение 50 лет мы сожжем весь наш лес. К тому же теплопроводная способность подобных природных биоресурсов в три раза ниже, чем газа. То же самое можно сказать и относительно торфа и горючих сланцев. Да, запасов торфа нам хватит как минимум на ближайшие 200 лет. Геологические запасы этого ресурса энергии оцениваются в 4,3 млрд т, из них разрабатываемый фонд составляет 260 млн т. Однако при этом следует учесть, что основные запасы залегают на месторождениях, занимаемых сельским хозяйством или природоохранными объектами. Есть и еще один нюанс: чтобы высушить торф и получить брикет, мы сжигаем в котлах газ. А это значит, что для эффективного использования этого ресурса, необходимо перевести все котлы на торфобрикетных заводах на виды местного топлива. Если говорить о горючих сланцах, запасы которых оцениваются в 11 млрд т, то из-за низкой теплоты сгорания и экологического ущерба их использование просто нецелесообразно. Из-за экологической безопасности не рекомендована и разработка месторождений бурого угля на Полесье. Нестандарт Не стоит также забывать и об альтернативных источниках энергии – рассматриваются геотермальные и гидроресурсы, ветроэнергетика, биогаз из отходов животноводства, солнечная энергия, фитомасса, твердые бытовые отходы, отходы растениеводства. Доля нетрадиционных источников энергии пока еще не значительна даже в развитых странах – от 3% всей вырабатываемой электроэнергии в США и до 10% в Дании. Тем не менее специалисты прогнозируют, что роль альтернативных источников будет увеличиваться. Прежде всего это касается энергии ветра: как прогнозируют аналитики, в ближайшие 50 лет темпы прироста этой отрасли составят около 20% ежегодно. Так, к 2020 году США планируют довести долю ветровой энергии в общей выработке электроэнергии до 10%, Британия – до 20%, а Дания – до 28-32%. На территории республики выявлено 1.840 площадок для размещения ветроустановок с теоретически возможным энергетическим потенциалом 1.600 МВт и годовой выработкой 6,5 млрд. кВт/ч электроэнергии. На данный момент в Беларуси установлены два «ветряка» на Нарочи. Первый – мощностью 250 кВт, но он не слишком эффективен, так как поставили его не в очень удачном месте. Зато второй, мощностью 600 кВт, после анализа допущенных в первом случае ошибок функционирует прекрасно и выдает такие же показатели, что и европейские аналоги. И все-таки белорусам не стоит сильно рассчитывать на ветряной потенциал. В тех же скандинавских странах и в Голландии, где активно используется энергия ветра, дуют северные морские ветры, скорость которых достаточна для обеспечения такого рода источников энергии. Для того чтобы ветряки эффективно работали у нас, их необходимо строить на большой высоте, а это ударит по их окупаемости. Наши же населенные пункты, как правило, располагаются в низких и безветренных местах. Так, при установке «ветряка» проводится мониторинг ветров и другие исследования. Общая стоимость таких работ – 4,5 – 5 тыс. долларов. А, к примеру, самый недорогой «ветряк» мощностью в 7 кВт имеет цену в 47.600 долларов. Именно поэтому по расчетам специалистов энергия ветра на порядок дороже получаемой традиционным путем. Пока еще не в полной мере используются у нас и гидроэнергетические ресурсы. Установленная мощность 20 ГЭС на реках и водохранилищах республики составляет 10,4 МВт. В 2003 г. за счет использования гидроресурсов выработано 19,2 млн. кВт/ч электроэнергии, что эквивалентно отказу от импортируемых 5,4 тыс. т условного топлива (у.т.). Потенциальная мощность всех водотоков Беларуси составляет 850 МВт, а экономически целесообразная — 210-250 МВт. За счет гидроресурсов к 2015 г. возможна выработка около 1 млрд. кВт/ч электроэнергии и соответственно вытеснение 250 тыс. т у.т. другого сырья. В настоящее время рассматривается вопрос строительства Гродненской и Полоцкой ГЭС. Однако все запланированные мероприятия носят долговременный характер. Разработанная Минэнерго программа по строительству гидроэлектростанций, реализация которой позволит сократить потребление импортируемых энергоресурсов, предполагает, что Гродненская ГЭС, Полоцкая ГЭС, ряд малых электростанций будут построены отнюдь не в этом году, а в течение трех ближайших. Строительство ГЭС на Западной Двине мощностью 30,5 МВт и на Немане мощностью 20,5 МВт. пока только рассматривается, а начнется не ранее 2009 – 2010 гг. И снова атом? Отметим, что изменение структуры топливно-энергетического баланса вообще, а в нашей ситуации в частности, – дело совсем непростое. К примеру, в США программа энергосбережения, начатая еще в 1972 году, выполнена всего лишь на 70%. Ситуация в Беларуси непроста еще и потому, что мы зависим только от одного поставщика и, по большому счету, только от одного вида топлива. Перейти на частичное покрытие потребностей в электроэнергии за счет местных источников было бы возможно в случае строительства атомной электростанции. Этот вопрос в последние годы обсуждается практически постоянно, но решение его откладывается. И вместе с тем одна мощная АЭС смогла бы обеспечить порядка 20-30% от потребностей нашей страны. Расчеты показывают, что если бы в 1995 г. в нашей стране началось строительство АЭС, то ежегодная экономия достигала бы 200 – 300 млн. долларов. В принципе, несмотря на то, каким именно образом будет решаться проблема диверсификации источников энергии, очевидно, что откладывать ее уже нельзя. Особенно в свете прогнозов ученых о том, что запасы нефти на планете могут закончиться уже через 40 лет. И пусть пока нашим главным энергоносителем является не нефть, а газ, но по мере того, как будет исчезать нефть, газ дешеветь не будет. Скорее, наоборот. А значит, и желающих покупать его будет гораздо больше. Автор благодарит редакцию журнала «Энергоэффективность» за помощь при подготовке материала.

Оставить комментарий

  Подписаться  
Уведомление о