ОН ВЕРНУЛСЯ ДОМОЙ

Израильский паспорт и вид на жительство в США не мешают Валерию Головко строить в Минске Центр славянской музыки.
Реклама авторского вечера Валерия Головко создала устойчивый образ «голливудского» композитора. А когда я позвонила Валерию и попросила об интервью, его единственным условием было меньше вспоминать о Голливуде. Это заинтриговало.

Первое, что меня впечатлило в квартире Валерия, - гостиная, в которой царствует рояль, на стене - портрет Игоря Талькова.

Но рояль зазвучал, когда уже все лимиты времени были исчерпаны - через шесть часов. А сначала я смотрела видеозапись трех «самых важных» песен в творчестве Валерия Головко. Клип легендарной песни «Мама», «Три Ивана» и «Славянские мальчики». Последняя дала название новому альбому, посвященному Игорю Талькову.

Звучала музыка к фильму «Одиночество», а Валерий рассказывал: «Слышите, одна нота - это одиночество, на ее фоне идут титры фильма. Вдалеке вырисовывается силуэт человека, он смотрит в окно. Камера близко! И глаза во весь экран. Представляете, человек жив, а его глаза мертвы». Да, я это представляю, даже знаю, как такое бывает. Но музыка! Она все рассказывала и без комментария. Вот жизнь, вот взлет, вот падение, снова взлет, а вот и все оборвалось.

- Как впечатление? - очень серьезно спросил Валерий.

- Мурашки по коже, - ответила я.
- Значит, музыка состоялась.

- Кто-то искусством зарабатывает деньги, кто-то - славу, а кому-то важно быть услышанным. А какая у Вас цель?
- Слава - это пустышка, в том числе и слава, конвертированная в деньги. Быть нужным, полезным своей нации, своей земле. Видеть и чувствовать, что ты значим, что твои мысли и чувства проникают в души. Ощущать уважение со стороны огромного количества людей за свой труд, потому что он лишен фальши, честен и бескорыстен. Что соизмеримо с этим?

Мне очень больно за свою нацию, которая спивается, деградирует, плодит детей, растущих в неполных семьях и детдомах. Мне больно сталкиваться с отношением к славянам как к людям второго сорта, которое демонстрируют представители других наций, имея в виду внутреннюю культуру, интеллект, цивилизованность.

Я не против кого-то или чего-то. Пусть все процветают. Но я хочу, чтобы моя нация процветала тоже. В истории многих народов есть черные и белые полосы. Но не бывает полос у славян. Они из века в век живут бедно, много пьют и рано умирают.

У славянских народов разрушен институт семьи, и это - трагедия. Огромные потери мужского населения в XX веке привели к тяжелой демографической ситуации. Исчезло представление о том, что такое глава семьи. Исчезло представление о том, что такое хранительница домашнего очага. Не надо искать национальную идею, она лежит на поверхности - это воссоздание института семьи как высшей ценности нации.

- Валерий, а как сочетается славянская идея с Вашим израильским паспортом?
- Сочетается идеально, ибо только славяне могли лишить своего брата по крови гражданства только за то, что он, не имея возможности спасти жизнь грудного ребенка у себя на Родине, помчался туда, где протянули руку помощи. И только евреям славянин Валерий Иванович Головко обязан тем, что моя дочь жива, а также тем, что прямо в аэропорту, по прилете, я из человека без гражданства превратился в человека с гражданством. Было это в 1990 году, при СССР.

А вот из последнего. Ни на одном из двенадцати предыдущих «Славянских базаров» я не был. И сам не стремился, и никто не приглашал (невзирая на то, что я, возможно, один из немногих композиторов в русскоязычном мире, по-настоящему глубоко занимающихся славянской темой). В этом году на фестивале не могла не прозвучать песня «Три Ивана». Во-первых, потому, что это правда о войне, а фестиваль был посвящен 60-летию освобождения Беларуси. Во-вторых, 60 лет назад, в 1944, погибли оба моих деда, причем один из них, Иван, освобождая Беларусь. Я считал своим долгом донести слова этой песни до широкой аудитории. В-третьих, не мыслил выступление Президентского оркестра без этой песни его руководитель и дирижер Виктор Бабарыкин. Ему пришлось отстаивать песню «Три Ивана»: ее вычеркивали, снова вносили в список и так далее. И делали это славяне, они же настоятельно требовали, чтобы я не произносил со сцены фамилию Тальков. Странно, не так ли? Так что, мой паспорт абсолютно не мешает мне преданно любить белорусскую землю, людей, на ней живущих, болеть душой за славян, служить своей нации, работать для нее. Мой паспорт помогает мне не унижаться в посольствах, а покупать билет и лететь, куда я хочу. Мне визы не нужны ни в одну цивилизованную страну мира. Есть две страны, куда мне визы нужны, и потому в посольствах этих стран меня унижают. Догадайтесь с трех раз, что это за страны. Правильно, это Россия и Украина. Если учесть, что, кроме белорусской, в моих жилах течет украинская и русская кровь, то мой ответ на ваш вопрос можно считать полным.

- Какое впечатление произвел «Славянский базар», на котором песня «Три Ивана» в Вашем исполнении все же прозвучала?
- У меня уже давно сформировалось мнение о фестивале. Для этого мне не нужно было ездить в Витебск. Я много времени проводил и провожу в Москве и потому достаточно хорошо информирован. Танцующие на сцене в национальных славянских костюмах люди призваны, практически за суточные, постоянно напоминать зрителям, что базар - славянский. Одновременно они призваны создать ширму, за которой совсем другие люди в совсем других костюмах делят немалые бюджетные деньги. На славянский праздник должны приезжать по зову сердца, а не за деньги. На мой взгляд, фестиваль должен быть смотром самых заметных творческих достижений, свершившихся в славянских странах за год. Хватит проституции при определении победителей конкурса молодых исполнителей. Хватит одних и тех же лиц с теми же песнями и теми же фонограммами. Хватит из года в год перепевать репертуар «Песняров» всем, кому не лень, и с каждым годом все хуже и хуже.

- В последнее время многие белорусские исполнители «обезличиваются», пытаясь соответствовать формату российских FM-станций. Разве это нормально?
- Россия для меня в смысле музыки (академическую оставим в покое) - это великолепно отстроенный бизнес с грамотным менеджментом.

В белорусской творческой среде, как ни в какой другой, развился местечковый комплекс. Витает идея, что у нас маленький музыкальный рынок, здесь ничего нельзя добиться, слушатель не «продвинутый». И в то же время у нас все кругом «звезды». Меня просто оторопь берет, когда чуть ли не все, подвизающиеся на сцене, позволяют называть себя «звездами». «Звезда» - это, в первую очередь, Личность. В музыкальном мире Беларуси есть «звезды»: Валерий Дайнеко и Владимир Ткаченко. Валерий Дайнеко - Певец. У него разносторонние интересы: поэзия, проза, живопись, кино. Слушает огромное количество музыки. Владимир Ткаченко, на мой взгляд, - самый высокообразованный в музыкальном отношении человек на белорусском эстрадном пространстве, мультинструменталист, Аранжировщик. Скромнейший человек, Человек с большой буквы.

- Валерий, Вашу музыку нельзя слушать между прочим, занимаясь домашними делами или в машине. Слова, написанные Вами для песен, заставляют думать. Насколько, на Ваш взгляд, такая музыка сейчас востребована?
- На российской радиостанции «Эхо Москвы» у меня было два трехчасовых прямых эфира в конце 2000 и начале 2001года. В первом эфире звучали песни из альбома «Исповедь». Во втором – «Славянские мальчики». Звонили со всей России, и фраза: «Спасибо, за то, что Вы пишете такую музыку» - присутствовала практически в каждом звонке. Я намерен в конце 2005 года открыть в Минске Центр славянской музыки, который уже строится. Это будет противовес попсе, которая для дельцов от музыки стала средством зарабатывания огромных денег и оболванивания населения. В Центре славянской музыки будут объединены композиторы и поэты со всего постсоветского пространства с целью прорыва информационной блокады, в которой находится глубокая, высокопрофессиональная музыка. Миллионы людей в русскоязычном мире ждут духовности в музыке. Я уверен, высшая концентрация духовности изойдет от белорусской земли.

- Ходят такие слухи, будто бы у нас возродят худсоветы. Как Вы к этому относитесь?
- Свобода для меня - все. Это больше, чем жизнь. В неволе я жить не могу. Но я двумя руками за введение худсоветов. Когда они будут, мы сможем услышать в песнях русский или белорусский язык, а не то, что мы слышим сегодня. Надо исключать хамство, пошлость, цинизм и безграмотность. Худсоветы не пропустят на профессиональную сцену процентов 50 людей, которые сегодня поют, потому что они поют мимо нот и поют невесть что.

- Вы знаете, что такое слава. В США Вы осуществили американскую мечту, став президентом корпорации. Ваше творчество подчинено высокой цели. А для себя лично остались какие-то пожелания?
- Здоровье, долголетие, абсолютно здоровый образ жизни как философия. Реализация интеллектуального, профессионального, человеческого потенциала, потенциала семьянина и отца. Постижение законов Жизни. Планомерный, поступательный, осознанный переход от состояния глубокой веры в Высший Разум, к диалогу с ним.

***

Я давно мечтала написать о человеке, который мог бы благополучно жить за границей, но вернулся в Беларусь. Вообще, оказалось, что таких много. Здесь они либо плачут «аб старонцы», либо всех свысока учат жизни, но ничего не делают.

Валерий Головко получил в США престижнейший статус как человек, обладающий «экстраординарными способностями в искусстве». Предложение написать музыку к четырем голливудским фильмам имело жесткое условие: жить в Америке. Там же можно было «оживить» корпорацию. Валерий Головко живет в Минске и строит Центр славянской музыки. Моя мечта сбылась.

1
Оставить комментарий

новее старее большинство голосов
Анонимно

Спасибо, что пишете о незаурядных личностях, котрые почему-то мало изветсны. Валерий Головко - очень приятное для меня открытие.

Елена