ПО ПРОЗВИЩУ «ЗВЕРЬ»

Два безумных дня было у меня…
Это, конечно, совсем из другой оперы, но имеет место быть.
Минск посетили «Звери». Причем дважды за 4 дня!!!

День первый

Когда в зале пресс-конференций появился главный Зверь России и стран ближнего зарубежья, все девушки-журналисты дружно выдохнули: уж больно модненький – причесочка, маечка эпатажная «Drugs, sex and rock», темные очки на пол-лица. Одно слово – звезда.

На первое было программное заявление о том, что «артист и журналист – братья навек». Но, судя по всему, не любит он нашего брата. А за что? Если почитать, он то шубы жжет, то могилу Канта оскверняет, то вообще и не мужчина вовсе, а так, притворяется… Так что логично было услышать: «Я уже боюсь что-то говорить. Вот сидим, все улыбаемся, а потом откроешь газету - и е-мое…»

Еще он очень мило сделал рекламу книги о себе, написанную двумя близкими друзьями: таганрогский период описал Витя Бондарев, московский – Александр Войтинский.
Финальным вопросом пресс-конференции стал:

- Суеверие есть какое-то перед концертом?
- Не пить. Как бы ни хотелось и как бы плохо ни было после вчерашнего. Нельзя.

И вот свершилось - маленькая фигурка на далекой сцене. Видно плохо, но слышно хорошо, правда, не всегда группу «Звери» - народ-то слова уже давно выучил. В жизни так не танцевала, не орала и не пищала.

День второй

Ура, я – гений. Смогла, настояла, напросилась, всех достала, но добилась-таки своего – до концерта еще два часа, а я с Ромой общаюсь в гримерной. Группа была в полном составе (если кто еще не знает, сообщаю: Рома Зверь - вокал, гитара, Максим Леонов – гитара, Костя Лабецкий - бас-гитара, Кирилл Антоненко – клавиши, Миша Краев – ударные), и все рассматривали переданный кем-то из фанаток ежедневник с вырезками о них. Потом пришлось еще немного подождать, пока решали, кто же поедет за вещами в гостиницу. И, наконец, мне сказали, что можно начинать. Но (девушки меня поймут) эти глаза увидишь - и соображать начинаешь слабее и слабее. Иметь такие ресницы – это преступление против женщин. И ты сидишь с этим чудом на одной лавочке, слышишь, как он пахнет (Happy от Clinique), можешь дотронуться. Но надо работать.

- Рома, ты меня на пресс-конференции сразил своими высказываниями на алкогольную тему: «Да, мы пьем, да, много…»
- Потому что спрашиваете, а мы рассказываем всю правду.

- Бывает, что Рома врет?
- Ну, когда шутит. А так очень мало. Мне просто некому врать-то. Если обещаю – то делаю. Если я не уверен, что не смогу что-то сделать – я просто не обещаю. Вот и все. Это так просто.

- Но есть, наверное, какое-то обещание, зависшее в воздухе?
- Ну да, есть такая тема одна. Человека надо одного отп…ть. До сих пор вот не могу.

- За что?
- Скотина просто. Недавно нарисовался. Будет возможность, я ему руки сломаю. Ой, простите, что-то я разругался.

- Часто дрался?
- Драки были дискотечные. Дискотеки раньше такие были - у-у-у... Приходишь на танцпол, и если женщины внимания не обращают, то пацаны начинают очень большую драку. Раньше дрались район на район. Ты не из этого района, и поэтому ты должен отхватить – сейчас ты зашел на чужую территорию.

Диктофон пришлось отключить - в гримерку торжественно вносят мягкую игрушку.

- Что чаще всего дарят?
- Да все что угодно. Трусы подарили черные – на них написан текст песни «Для тебя». И он вышит нитками зелеными спереди и на попе. Прикольно… Сидел человек и вышивал так долго… А так, конечно, мягких игрушек больше всего.

- Детишкам не раздаешь?
- Ни одной игрушки не отдал ни в какой детский дом. Потому что это мне подарили. Извините, человек идет на концерт, он бросает мне игрушку, а я потом отдам ее ребенку?! Это же мне… Мое… Я вообще очень жадный до своего добра…

- А как ты относишься к народному творчеству, связанному с вашим именем?
- Где-то мило, где-то смешно, но так - нормально, хорошо… То есть хорошо, когда люди пишут: «Благодаря вам я начала писать стихи, песни …» все такое.

- Хотел стать известным?
- Да, конечно.

- Было сознание собственной исключительности?
- Да не исключительности… Просто хотелось стать известным - и все. Я не думаю о популярности. Я не ищу какие-то ходы, не анализирую, почему так происходит, почему люди песни поют.

- По-английски ничего написать не думаешь?
- Я зарекаться не хочу. Но дело в том, что я по-английски ни бе, ни ме. Вообще, это будет очень смешно – форевар, тугезар. Я не уверен, что у меня получится.

- Есть какие-нибудь предпочтения в площадках для выступлений?
- Единственное - мне не очень нравятся фестивали. А так я везде работаю. Посади на кухню, дай гитару - и все.

- Что делали в свободное от концертов время?
- Да бухали мы, в баню ходили, все как надо. Вчера были в Гомеле. Пошли к друзьям на квартиру. Посидели, поиграли в крокодила, выпили, конечно. А пришла соседка - шел гимн Беларуси - и я встал. А она заходит: «Че вы орете?» А я говорю: «Это вы почему орете. Гимн вашей страны, а вы тут… ходите». «Я сейчас милицию вызову». Ну, приехала милиция. Посмотрела на нас и уехала. Мы вообще не орали, мы не били посуду. Мы сидели и спокойно играли в игру «крокодил».

- Когда развлекаетесь, на окружающих что, совсем внимания не обращаете?
- Мы молодые просто (делая лицо провинившегося ребенка). Нам хочется погулять, в “крокодила” поиграть. Ну, мы же не так сильно кричали. Если бы мы захотели, мы бы доставили большие неудобства всем соседям в этом доме. Но мы же в рамках приличий. Если можно - мы делаем, если нет – не делаем.

- На чем предпочитаешь передвигаться во время гастролей?
- А мне все равно, где спать. Мы с ребятами устаем очень, так что когда садимся в транспорт – самолет, поезд, автобус – сразу вырубаемся.

- Машину водишь?
- Нет.

- Ну, а когда сам сядешь за руль, что выберешь: машину или мотоцикл?
- Не знаю. Мопед какой-нибудь. Что попроще в управлении, то и возьму. Мотоцикл – холодно, а в машине тепло, музыка. (Миша подает реплику: «И девчонок больше влазит».) Конечно, и это тоже.

- Тебя можно назвать бабником?
- Да я не знаю, думаю, всех мужчин так можно назвать. Точно так же и меня. Ну, умеренный. Если хочется - да, если не хочется – нет. Не сказать, что я вообще та-акой бабник. Не меньше, чем все остальные.

- В клипах ты так вкусно целуешься…
- Ну, это же роль все-таки. На самом деле это же очень тяжело - целоваться с практически незнакомым человеком. Стесняешься... Потом вспоминаешь – это же роль.

Роман немногословен, говорит относительно долго, только если его что-то зацепило. Например, всегдашний вопрос о принадлежности группы «Звери» к музыкальному стилю.

- Да какие стили. Сейчас же не 50-е, уже XI век, все смешалось… Вот у меня недавно одна девушка брала интервью и спросила: «Вы считаете себя рок-группой или поп-группой?» Я говорю: «Вам нравится группа «Звери»? - «Да, нравится». - «Если я скажу, что мы поп-группа, Вы что, на концерт не придете?» Она: «Нет, не приду». «А если я скажу, что мы рок-группа, придете?» - «Приду». Полная глупость! Чушь какая-то. Ну как такое может быть: человеку нравится, но если назовут по-другому, он на концерт не пойдет? Это каким же сумасшедшим и тупым надо быть?!

Переходим на нейтральные темы:

- Отдыхал в этом году?
- Да вот, в Коктебель съездил.

- Там же народу тьма. Понравилось?
- Там есть кафе такое хорошее, с тонированными стеклами. Почти нет людей никогда. А если и есть, то это те люди, которые туда постоянно ходят. И потом, Украина – не Россия, там меня меньше знают.

- К спорту имеешь какое-либо отношение?
- Да никакого. Посмотреть, бывает, нравится. Футбол…

- Писали, что ты с дворовыми пацанами в футбол играешь.
- Очередная “утка”. Мы в последний раз с пацанами (кивает на музыкантов) в Юрмале играли на пляже. Леша пьяный был – он заснул в воротах – вот так играем (смеется). Не, мы играем. Мячик даже купили. Волейбол – прикольная игра. Если есть время, играем с удовольствием – волейбол, пин-понг, бильярд.

- А что еще любишь делать, когда есть свободное время?
- Телевизор люблю смотреть, на рыбалку ходить.

- Мечта есть?
- Белая яхта, яхта - и все. Я море люблю.

Пришло время музыкантам идти в сауну, а нам уходить красиво. Не хотелось. Максим предложил чаю. Ну что, главный герой греется, можно и с музыкантами поговорить, тем более, что только благодаря им меня не выгнали из гримерки. Общение, правда, свелось к взаимным подначкам. Особенно в этом деле усердствовал Кирилл, так что я не удержалась:

– Ты самый вредный?
- Нет, я самый маленький, – не обиделся он и прилег на лавочку.

Максим настраивал гитару, рассказывал забавные случаи с гастролей и один раз, подкравшись незаметно, крикнул в ухо.
Костя активности особой не проявлял – на безымянном пальце колечко-то поблескивало.

Миша разминал руки, вращая палочки. И, глядя на свои черно-белые перчатки, иногда вздыхал: «Не, я сегодня точно, как Микки Маус».

Потом вернулся Рома, и сели писать список песен. Оказывается, новый концерт – новый список. Кто-то предложил особенно не мучаться: пусть количество песен соответствует дате. "Ага, сегодня 12-е – нормально, а 30–го мы как выкручиваться будем?" А перед концертом их всех как-то разморило, и, глядя на непрерывно зевающего Рому, я с трудом понимала, как он вообще петь собирается. Но, к моему большому удивлению, второй концерт прошел гораздо душевней и ярче, чем первый. Рома вовсю общался с залом, музыканты ему все в этом помогали. Вот что значит артисты.

P.S. До сих пор найти в музыкальных магазинах Минска хоть какой-нибудь диск «Зверей» достаточно тяжело. У всех продавцов один и тот же ответ: «Все размели».

3
Оставить комментарий

  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
Анонимно

хех…прикольно….

Анонимно

ммм…клево, тока звери были в минске 3-5 дней… вот)))

Анонимно

удивлена ромкиными ответами…,думала он не очень хорошо воспитан…ошибочка. ХОРОШИЙ мальчишка.Куплю машину,приеду руку и сердце предлагать.