КРУГЛЫЕ СУТКИ – ЗА РАБОТОЙ

Окончание. Начало в № 42.
В предыдущем номере шла речь о проблемах белорусской деревни. Сейчас мы подробнее поговорим об укладе ее жизни. Крестьянин живет по своим собственным, «хозяйским», часам. Летом рабочий день начинается едва ли не с первыми петухами, подающими голос в районе четырех утра.

Если днем предстоит скосить пару десятков соток травы, то, в целях избавления от дневного зноя, день может начаться еще раньше. Надо успеть истопить печь (иногда даже летом, чтобы приготовить пищу для домашней живности), вывести на пашню лошадь, подоить корову и т.д. Если же хозяину после всего еще предстоит отправиться на работу, то ценность и объем утренних работ увеличивается в несколько раз. Заканчивается день часто далеко за полночь.

Если семья содержит немалое хозяйство, то хотя бы один человек должен за ним следить 24 часа в сутки. Чаще всего эти обязанности возлагают на себя бабушки и дедушки, умеющие к тому же как никто другой управляться с хозяйством. Если же семья молодая, предпочтительнее, чтобы за ним следила женщина. Не только в силу устоявшихся в обществе традиций. Просто среди обязательных и неотложных работ значатся такие, как прополка огорода (иначе сорняки возьмут верх, и все труды пойдут насмарку), приготовление пищи, дойка коровы. Работа каждодневная, рутинная, от которой получить удовлетворение практически невозможно. Весь день человек работает, а потом задает себе только один вопрос: а что он, собственно, сделал?

Работать не покладая рук вошло в привычку крестьянина. Это, если хотите, допинг, без которого жизнь кажется скучной и бессмысленной. Более того, на селе труд – это смысл жизни. В противном случае объясните мне, для чего пожилой пенсионерке, живущей одной, начиная с августа и заканчивая самой поздней осенью ходить в колхоз на уборку картофеля? Причем каждый день. Дети достаточно обеспечены, чтобы делать это ради них. Сама она такое количество картошки не съест и за три года. Если речь идет о последующей продаже, то не знаю, насколько ее картофель будет пользоваться спросом, если в колхозе за работу расплачиваются в основном «мелочью»: достать крупную картошку можно разве что с помощью мелкого воровства.

Что и говорить, народ наш весьма странный и забавный. Например, старенькой бабушке, которая едва передвигается, ничего не стоит отправиться на рынок в Ждановичи (не меньше 60 км от родного села), чтобы продать пару пучков петрушки и заработать на этом от силы две-три тысячи. В деревне очень ценят каждый рубль, относятся бережливо к деньгам, знают им цену. Это можно объяснить тем, что в былые времена действительно приходилось считать каждую копейку. А для чего все это делается? Да просто стариками руководит стремление быть полезным детям и внукам, ведь вырученные деньги обычно идут им, и без того обеспеченным, но от лишних денег редко отказывающимся. Мы не в Европе, где пенсионеры живут своей собственной жизнью, путешествуют по континенту на склоне лет. Нашим старикам тяжело жить без детей или внуков (у которых уже свои собственные семьи), они чувствуют себя одинокими и никому ненужными. В труде их жизнь и спасение…

Без кого на деревне жить туго?

Конечно же, без животных! Но держать большое хозяйство нынче весьма сложно. Чаще всего - не выгодно. Возьмем свиней. Их покупка и выращивание стоят нешуточных средств. Не говоря уже о трудах, которые, кстати, в деревне практически не учитываются. Гораздо выгоднее, как показывает опыт, собрать денег и купить готовую свинку, которую при желании можно еще подкормить, а можно тут же освежевать. Но старики, пусть даже самые немощные, все равно от хрюшек не отказываются. Такова сила привычки и традиции.

Управиться с животными, в частности, с коровой, может далеко не каждый. Если корова смотрит искоса и считает вас персоной «нон-грата» в своем хлеву, ваши попытки получить от нее молоко практически равны нулю. Даже если вы - чемпион мира по доению. Кроме того, буренки отлично знают своих. Если вы приехали на лето в деревню, в течение месяца смотрите на рогатое существо с некоторой опаской, держитесь от него на расстоянии, и вдруг в один прекрасный момент вынуждены препроводить его в родной хлев, оно, будьте уверены, обязательно вас узнает. Если, конечно, не делать резких неадекватных движений, которые и человек бы не понял.

Но если крупный рогатый скот уже редкость, то домашние животные в деревне есть почти у каждого. Здесь им живется куда проще, чем в городе. Например, нет опасения, что вашего любимца случайно причислят к бездомным и уволокут в приют. Бездомных животных в деревне гораздо меньше. И потом: ведь им есть где разгуляться. Кошки просто незаменимы. Иначе мыши будут по головам ходить. Да и крысы в сельской местности – вещь обыденная. Знаю женщину, на дух не переносящую кошек. Зато с крысами она как-то уживается. Помнится, рассказывала, как они с матерью, находящейся в весьма преклонном возрасте, «развлекались». Мать выступала в роли «загонщицы», а дочь, вооружившись чем-нибудь тяжелым, - в роли «ликвидатора». Так только и справлялись с хвостатыми. У нее до сих пор по ночам на веранде горит свет – чтобы наглые грызуны «бдили» и не расслаблялись.

Отсутствие собаки во дворе – едва ли не нонсенс. Она призвана охранять не только дом. В деревне вовсе не обязательно влезать в помещение: во дворе всякого добра хватает. Или в хлеву. В нашей деревне как-то завелся куриный вор. Промышлял недолго, зато эффективно. Летом обычно хлев на ночь не запирают – несчастные животные и так за день от жары натерпятся. Вот ему и не составило труда обчистить парочку на предмет пернатых. Так что собаки в деревне состоят на почетной и весьма ответственной должности.

Отцы и люди

В прошлый раз свой рассказ об особенностях жизни белорусской деревни я закончил пагубным пристрастием нашего народа к бутылке. Алкоголизм, к сожалению, становится традицией современной деревни. Но, благо, есть и другие традиции, светлые, которые, уверен, никогда не исчезнут в сельской местности. Прежде всего, искренняя вера в Бога. Народ на селе верующий и крайне суеверный. А церковные праздники – самые веселые и долгожданные. Рождество и Пасха стоят особняком. К этим дням принято наводить в доме идеальный порядок, готовить кутью или печь пасхальные куличи. Раньше по праздникам вечерами звучала гармонь, и тишину нарушали голоса, исполняющие народные песни. Сейчас гармонь – большая редкость. Скорей ее заменяют колонки со «сливными» голосами близких деревне лишь по названию российских «фабрикантов». Песни же если и звучат, то лишь тогда, когда их исполнители находятся в изрядном подпитии…

На церковь, а точнее на священников, все больше давит цивилизация. Святой отец, при желании, может сколотить себе отличное состояние. Другое дело, позволяет ли ему совесть. Как тут не вспомнить «задорновского батюшку» в рясе и джинсах, благословляющего направо и налево всех кого ни попадя? Правда, существует и иная крайность. Многие священники служат службу только за определенную плату и разъезжают на дорогих машинах. Не всякий батюшка нынче зайдет в любой дом или подойдет осветить любую могилу на кладбище во время праздника поминания предков: только если щедро заплатят. А люди ведь боятся «кары божьей» и денег не жалеют. Одна пара недавно хотела обвенчаться, так батюшка сначала взял с них деньги, а потом сказал: «Обвенчать – обвенчаю. Да только какой смысл? Все равно разведетесь!» Кроме того, слышал (за что купил, за то и продаю), что один святой отец даже приторговывал «травкой». Времена видно такие. Всем жить нужно.

Из чего на селе делают деньги

Быть священником все-таки дано не каждому. Да и тяжелая это работа. На натуральном хозяйстве тоже можно неплохо заработать. Многие так и делают. Например, продают молоко в дачных поселках. Однако не все хозяева уважают своего покупателя: некоторые разводят молоко водой. Чтобы больше продать. Но, как я знаю, спрос из-за этого не падает.

Простой народ – он смекалистый. Не такое выдумает! В общем, лук в колготках отдыхает. Кстати, он там действительно отдыхает, а вернее сказать, «дышит». Но речь сейчас не об этом. На селе, как известно, при наличии коровы молочные продукты в магазинах не покупают – делают сами. И творог, и сыры, и сметану, и масло. Масло обычно взбивают в ручных маслобойках, поскольку электрические стоят огромных денег. Этот процесс, в зависимости от состояния исходного материала, то есть сметаны, может затянуться на добрый десяток часов. Видел собственными глазами, как в целях экономии времени масло взбивали в… стиральной машине. А что, неплохой способ! Главное, быстро и, что немаловажно, вкусно! Специально пробовал - понравилось…

Необычайно выгодно продавать натуральные удобрения, а именно – навоз. Весной на дачах на него особый спрос. А за зиму продукта переработки набирается столько, что впору воскликнуть: навоз – это же живые деньги! Пожалуй, он даже может с самогоном поспорить. Хотя наличие навоза не зависит от одного только желания человека. Впрочем, навоз котируется не только на дачах и не только весной. Например, продукт переработки лошади (извините за излишнюю натуралистичность) примешивается в пищу хрюшек, которые его просто обожают. Поэтому за конским навозом устраивают настоящую охоту. Хозяева лошадей возмущаются: мы, мол, кормим лошадь, а кто-то забирает ценное вещество. И стараются перехватить его сами либо разбрасывают теплые кучки, дабы они никому не достались. Лошадь на селе востребована всегда: чтобы вспахать огород, привезти сено или солому, наконец, если ваша любимица к тому располагает, просто покататься верхом в свое удовольствие.

Тихо, спокойно и тепло

Большинство моих знакомых, работающих в городе, с удовольствием возвращаются домой в деревню – чтобы отдохнуть в тишине, подышать свежим воздухом. Здесь простор и раздолье. Возле дома можно срубить баньку и отдыхать не только душой, но и телом. Дом в деревне они никогда не променяют, предположим, на квартиру в городе. Жить в деревне, конечно, несладко. Но зато есть ряд немаловажных преимуществ. Вот хотя бы одно. Ввиду наступающей зимы горожан все чаще беспокоит вопрос: начнут ли отопительный сезон вовремя? А в деревне этот вопрос абсолютно неактуален.

Оставить комментарий