Только раз в году… с Юлией Раскиной

9 апреля день рождения отметила заслуженный мастер спорта по художественной гимнастике, серебряный призер Олимпийских игр, двукратная чемпионка Европы, пятикратный серебряный призер чемпионатов мира Юлия Раскина. В рамках проекта «Только раз в году…», накануне стартующего завтра в Минске Гран-при BelSwissBank, прима белорусской художественной гимнастики встретилась с журналистами «ЭН».

МОРОЖЕНОЕ НА ОБЕД

– Дни рождения взрослой Юлии Раскиной отличаются от дней рождений ее детства?

– Отличий не так много. Я продолжаю радоваться этому празднику. Ведь часто с возрастом приходит легкое разочарование. Пока для меня такой момент не наступил. В детстве всегда было много подарков, приятных сюрпризов. Начиная лет с 14 день рождения приходилось отмечать вне дома. Как правило, это было во Франции на Гран-при. Празднование дня рождения с гимнастками превратилось в добрую традицию. Мы собирались с девчонками, шли в какой-нибудь ресторанчик.

– Что, так прямо во время соревнований?

– Конечно, это было после, вы что! Режим!

– Можете назвать самый памятный для Вас подарок?

– Все подарки хорошие, все памятные. На 18 лет, помню, дарили очень много золота. Все почему-то думали, что для меня это самое необходимое. За один только день рождения у меня появилось пять колец, сережки, цепочки.

– Из вкусностей было что-то, постоянно присутствующее на столе во время праздников?

– На день рождения я обязательно получала огромную коробку мороженого. Может, когда-нибудь я перерасту эту страсть. Но пока в это слабо верится. Мороженым я могла заменить обед. Однажды во Франции мне подарили целую упаковку, где-то штук 50, мороженого “Магно”. Жаль, что это было удовольствие на одну ночь. На следующее утро мы уезжали, так что подарок надо было или осилить, или выбросить. Мы съели, сколько могли, потом поставили коробку возле какого-то номера, постучали и вручили со словами: “Это вам, приятного аппетита”.

- Помнится, голубой мечтой Вашего детства было желание иметь собачку…

- Собачку всегда хотела, но за ней нужно ухаживать. Гулять с ней по утрам и вечерам. Пока на это нет времени. Была у меня свинка морская. Но никакой от нее ответной любви. Ты кормишь ее, ухаживаешь, а она под кровать прячется. Как будто ты к ней не с огурчиком, а с пулеметом.

- А теперь о чем мечтаете?

- О полете в космос. Если б еще где-нибудь достать миллионов пятнадцать долларов. Пока же хочу спрыгнуть с парашютом. Это не сложно осуществить, но я не люблю чувство падения. А еще мечтаю отправиться в кругосветное путешествие. Только не на своей лодке. И на необитаемый остров, где только кокосы и бананы, не прочь попасть. Но только на пару дней. К длительному пребыванию, боюсь, не смогу приспособиться.

- В наших условиях пробовали нечто подобное?

- Несколькими семьями в детстве ездили на Волгу. Робинзонами, на целый месяц. Как положено - байдарки, палатки, ловля рыбы. Правда, в этом процессе мое дело - лишь подсечь и вытянуть. Все остальное меня уже не касается. Червячков не люблю насаживать и рыбу разделывать.

ПРИВЫКЛА БЫТЬ НА ВИДУ

– Какова жизнь Юлии Раскиной после ухода из большого спорта?

– Я еще сама толком не поняла, что это для меня такое. Тем более, что я полностью не ушла из художественной гимнастики – участвую в различных показательных выступлениях.

– То есть с травмами, операциями покончено?

– Да, чему я несказанно рада. Хочу поблагодарить врачей, которые меня просто на ноги поставили. Столько лет мучилась…

– Но Юлию Раскину, тем не менее, не забыли.

– Мне приходят разные предложения. В этом году ездила на неделю в Японию на семинар, потом была три недели во Франции. Кстати, и на минском Гран-при, которое состоится на этой неделе, я буду участвовать в шоу звезд. Плюс ко всему продолжаю работать в Министерстве спорта и туризма.

– А желание работать на телевидении не пропало?

– Нет, еще присутствует.

– Почему именно телевидение?

– Не знаю, наверное, привыкла быть на виду (смеется)!

– Сейчас многие стремятся уехать за границу. Поработать за пределами Беларуси никогда не думали?

– Я, в принципе, уехать не против. Но не навсегда. Может быть, на некоторое время. Мне пока сложно работать тренером. Не готова морально. Мне нравится выступать, нравится быть на публике. Конечно, в будущем от тренерской работы никуда не деться. Благо, многое дала учеба в университете физкультуры. Если раньше я знала специфику работы лишь на практике, то теперь знаю теорию. Как рассчитать нагрузку, как правильно питаться…

– Ирина Лепарская как-то сказала, что гимнастика потеряла свою художественность после введения новых правил…

– Да. И нагрузки запредельные. Если раньше мы делали 4-6 прыжков в упражнении, то теперь надо сделать 13. Идет элемент за элементом, нет времени выразить музыку. Судьям очень сложно уследить за исполнением всех элементов. Я свою дочку не отдала бы в гимнастику. По крайней мере, в профессиональную. Большой спорт калечит. Я до сих пор поражаюсь, как моя мама так спокойно наблюдала за моими выступлениями, была рядом, тренировала меня.

– Карьера гимнастки позволила увидеть мир. Остались места, куда хотелось бы вернуться на время?

– Очень люблю Италию. Два лета подряд меня туда приглашали работать в качестве тренера. Сейчас была во Франции, на показательных выступлениях. Мне устроили такую культурную программу! Париж, Монако, Лилль… Я объездила почти полстраны, ела разные французские блюда, например, лягушек, запивала это замечательным вином.

– Лягушки, наверное, не очень?

– Вполне нормально. Лежат на тарелке тельца без головы, с лапками. По вкусу напоминают куриное мясо. Но моя любимая кухня – японская. Очень люблю суши. Раз в неделю хожу в японский ресторанчик со своим молодым человеком.

- Есть палочками научились?

- Не хуже японцев. Лучше, чем ложкой получается.

УХОДИТЬ НАДО БЫЛО РАНЬШЕ

- Ваши прогнозы относительно предстоящей Олимпиады?

- Настолько сложно заранее что-то предугадать, что я не берусь ничего предсказывать. Особенно по отношению к такому ответственному старту, как Олимпиада. По себе знаю: ни в коем случае нельзя думать, что это последний шанс в жизни. Такие мысли напрочь сбивают. Нужно просто сделать свою работу, не выпрыгивая из штанов.

– Кстати, Олимпиаду из Афин могут перенести в связи с угрозой терроризма. Некоторые спортсмены могут и не приехать…

– Терроризм – это действительно ужасно. Не понимаю, зачем все это?! У меня много друзей во Франции и Испании – все боятся, все трясутся.

– Наши спортсмены ехать пока согласны, но есть другая проблема: в последнее время участились случаи употребления запрещенных препаратов. Янина Корольчик, Александра Герасименя, Геннадий Олещук в Афины уже не поедут.

– К вопросу допинга всегда относилась очень серьезно. В Сиднее мы даже кофе и колу не пили. Вообще, спорт для меня - часть жизни, но не сама жизнь. Все равно надо думать о будущем, рожать детей. Гробить здоровье и карьеру ради сверхрезультатов просто глупо. В нашей команде любые самые пустячные заболевания никогда не лечили сами, всегда врачи за нами следили. Накануне Олимпиады особенно.

– Психолог в команде был?

– Не было. Психологом был тренер. Накануне крупного старта на тренировках многое не получается, а выступать ведь не только за себя, но и за страну. И это – в 18 лет. Не представляете, какой это психологический прессинг. Перед Играми в Сиднее ночами не спала.

– Так все-таки не жалеете, что ввязались в большой спорт, получили столько шишек?

– О чем-то я, конечно, жалею. Хотя до Сиднея я полностью была поглощена жизнью в гимнастике. Отсутствие свободного времени компенсировалось цветами, подарками, аплодисментами, возможностью увидеть мир. Я была вот в этом круговороте, и не было времени о чем-то жалеть. После Сиднея наступил тяжелый момент. Меня прооперировали. Потом долго восстанавливалась, потеряла 8 месяцев. После восстановления выступила на 4-х соревнованиях – “полетел” мениск. Опять операция. Снова на полгода выпала из процесса. Но в гимнастике так нельзя. До третьей операции решила с выступлениями закончить. Теперь вот думаю, что все-таки уходить надо было раньше, после Сиднея. Все попытки восстановиться оказались напрасны.
Если бы я закончила выступать в 18 лет, то не простила бы себе этого. А так я вижу: сделала все, что могла.

Оставить комментарий

  Подписаться  
Уведомление о