БУТЫЛОЧКУ НЕ ОСТАВИТЕ?

Сколько можно заработать, собирая пустые бутылки? Наш корреспондент опробовал на себе этот вид заработка.

Когда нет денег

Зарплата – вещь весьма и весьма странная, я бы даже сказал, загадочная. Вот кассир (самый желанный и близкий человек в день зарплаты) отсчитывает новенькие купюры, равняет их о стол и протягивает тебе. Ну, первым делом, как водится, надобно зарплатку замочить... Потом походы по магазинам, покупки, приобретение всяческих удовольствий, необходимые расходы и т.д. и т.п. И вот, к середине месяца твой кошелек стремительно худеет. Деньги куда-то исчезают незаметно для тебя. А жить-то еще полмесяца надо. Что делать? Одалживать? Не очень как-то и хочется. Все равно потом отдавать придется. Остается один выход: подзаработать где-нибудь на стороне. Я на своем опыте решил проверить, каково это. Однажды, идя вечером по улице и думая о возможных вариантах источника дополнительного дохода, я наткнулся взглядом на старенькую бабушку. Она курсировала от одной группки молодежи до другой и собирала пустые пивные бутылки. «А почему бы и нет?» – подумал я. На следующий день достал из шкафа свой старый рваный панковский джут и такие же джинсы. Откопал на балконе еще бабушкину большую самодельную сумку и направился на работу. Куда идти? Где и как собирать? Ну, это вопросы не такие уж и сложные. Конечно же, туда, где побольше молодежи, где пиво льется рекой. Для начала отправился в Александровский сквер. Примостился у края свободной скамейки и принялся высматривать первую добычу. Добыча не заставила себя долго ждать: уже через минут десять-пятнадцать сидевшая от меня метрах в пяти пара парней разом допили пиво и с еле уловимым звоном поставили бутылки на землю, закурили и удалились, оставив меня наедине с моей добычей. Я обрадовался, поднялся со скамейки, но вскоре воодушевление мое куда-то улетучилось. «А ведь стыдно как-то», – все крутилось у меня в голове. «Стыдно, но не смертельно», – тут же ободрил себя я. И, не обращая никакого внимания на сидевших повсюду людей, устремился к бутылкам, словно гриф на падаль. Вот они, родненькие, звенят у меня в сумке, звенят. Точно так же, не поднимая глаз, вернулся на свой наблюдательный пост. Через какое-то время приподнял глаза и осторожно осмотрелся по сторонам. На меня никто не смотрел. Ну и слава Богу. Видимо, народ наш привыкший. Удивить его весьма сложно. Ну что ж, раз так, то продолжаю работу и дальше. А вот дальше, честно говоря, как-то не заладилось. Уж больно молодежь медлительная. Нет чтобы, как можно быстрее допить бутылку пива и сходить еще за одной... Так нет - сидят, потягивают, неспешно общаются. А мне тут жди их, когда они наконец-то наговорятся да и прильнут к стеклянному горлышку. А еще сущим адом для собирателя бутылок являются любители баночного пива. Ну, неужели так сложно купить бутылочное? Но вот, кажется, мой улов в ближайшую минуту возрастет до четырех бутылок. Так оно и есть: влюбленная парочка встала и ушла, не забыв оставить мне подарок. Четыре бутылки за полчаса. Результат не впечатляет. Решаю поменять место. Иду к остановке сотого маршрута. По дороге прохожу мимо входа в Дом офицеров. И там, в мусорках, нахожу еще одну бутылочку. Довольный собой подбираюсь к остановке, и уже натренированным глазом сразу же замечаю мужчину, потягивающего пивко. «Шестая», – потираю руки я. Так, куда сейчас ехать? На Колоса, что ли?

Пивная площадь

Площадь Якуба Колоса встречает меня морем молодежи и не менее большим морем пивных бутылок. Тут, наверняка, тактика высматривания не пройдет. Тут только ходи да собирай. Ходить приходится медленно, чтобы не пропустить ни одной прозрачненькой, да и чтобы время было обдумать, с какой стороны подобраться к ней. Так и поступаю. За десять минут три бутылочки. Вот это места грибные! Но тут, как раз в тот момент, когда я забираю очередную бутылку, слышу рядом, как кто-то произносит мое имя. Голос больно знакомый. Поднимаю голову и вижу компанию, состоящую из не очень хороших, но все же моих знакомых. Да, встреча довольно-таки неприятная. Приходится объяснять им, что я в данный момент работаю над материалом и таким образом провожу журналистский эксперимент. Все, впредь не буду делать подобной ошибки. Дело в том, что я до сих пор не свыкся с новым занятием, не совладал с застенчивостью, поэтому, высматривая пустую бутылку, стараюсь не смотреть на ее хозяина, дабы не встретиться случайно с ним взглядом. Так произошло и сейчас: не поинтересовавшись людьми, сидевшими на скамейке, пошел за их бутылками. Теперь действую немного по-другому: сперва изучаю человека, а уж потом обыскиваю взглядом все пространство вокруг него. Как правило, поиски такие заканчиваются успехом. Да и интересней стало работать - видишь человека, видишь его реакцию, можешь через какое-то время ее предсказать. Скажу, что реакция разная: от полного равнодушия до пренебрежения, от жалости до удивления. Но чаще всего встречал удивленные лица. Разговор обычно прерывается, либо меняется скорость, интонация, и в мою сторону устремляется удивленный взгляд. Все-таки как бы я ни старался, выбирая одежду, не похож я на нищего. Даже не столько не похож, сколько неожиданен и ненатурален в этом образе. Они были правы - какой из меня нищий! Вскоре я повстречался с настоящим нищим. Это была женщина (если можно конечно ее так назвать), возраст которой мне было трудно определить. От нее несло перегаром и вонью, она была одета в заштопанные зеленые спортивные штаны и в замазанную Бог знает чем куртку. Она собирала бутылки с противоположной стороны «моего» ряда. Заметил я ее быстро, впрочем, как и она меня. Я почувствовал на себе ее враждебный агрессивный взгляд и, увидев, что она приближается ко мне, решил на время приостановить свой промысел. Приблизившись ко мне, она ускорила шаг, который, казалось, за мгновение приобрел твердость и перестал быть шатающимся. «Э, б..., малый, ты что! Я тут собираю! Ану давай съе... нах... отсюдава!» Когда она говорила мне эти слова, я смотрел на ее руки. Это были грубые, совершенно не женские руки с ногтями, более похожими на хитиновые панцири каких-нибудь насекомых. Я пытался представить эти руки несколько лет, десятилетий назад. И не смог. Тут я начал замечать интерес сидевших рядом отдыхающих к начинающемуся конфликту. Я решил уступить женщине, тем более, что в сумке, по моим подсчетам, должно было находиться уже тринадцать пивных бутылок. Оставалось еще получить за них деньги.

Где сдать бутылки?

Но эту задачу я оставил на завтра. Утро вечера мудренее, как гласит народная мудрость. Проснуться решил я пораньше утром, так как предполагал, что сдать бутылки будет не так-то и легко. Мои опасения оправдались. Проснувшись утром, я отправился со вчерашней сумкой в свой родной приемный пункт стеклотары. Открыл двери, зашел внутрь. На стене висит кусок обломанной полки, на которой находятся образцы принимаемой тары. Пивных бутылок там нет. Через небольшое окошко с приемщиком разговаривает старая бабушка. Я притих, прислушался. Бабушка упрашивала взять у нее бутылки. Приемщик отказывался. Бабуля трясла полотняным мешком, в котором, вероятно, и находились бутылки. Судя по всему, их было немного. «Ну, нет тары, – чуть ли не крича, ответил приемщик. – Завтра приходи, может, возьму». Бабушка, кряхтя, вышла из помещения, мягко закрыв за собой дверь. Раз уж у нее не принял, значит, и у меня не возьмет. Я вышел вслед за неудачливой бабушкой. «Не принимает?» – спрашиваю. «Не, не бярэ, нада ехаць на завод», – отвечает она. «На какой еще завод?» «Да на пiуны, там бяруць». Ага, значит, там. Замечательно, вот только ехать далеко, ну да ладно. Беру с собой все тринадцать бутылок и еду по указанному адресу. Радостная новость: берут! И, отстояв немаленькую очередь, я получаю свои... две тысячи. Смешно, да? А вот мне было не очень. Может быть, это был первый блин, который комом? Или так оно всегда? Я все-таки думаю, что опытные бабушки собирают намного больше, не сравнить с тем, что собрал я. Но в любом случае, теперь, когда я увижу собирающую стеклотару бабушку, я буду знать, как тяжело ей дается каждая тысяча рублей, заработанная таким образом.

Оставить комментарий