ОБЩАЯ ЖИЗНЬ

Студенческие годы, особенно если вам довелось жить в общежитии, по традиции называют самым счастливым и беззаботным временем. Общага считается самой действенной школой жизни. Там учатся налаживать отношения с разными людьми, обустраивают жилье из всего, что попадается под руку, сервируют праздничный стол при практически пустом холодильнике. Занятно, когда через несколько лет после окончания alma mater узнаешь, что твой сосед по этажу, каждый день «стрелявший» то чай, то сахар, стал большим начальником.

Как живет сегодня будущее нашей науки? Что едят на ужин будущие телезвезды? Как спится на общежитских кроватях завтрашним педагогам? Корреспондент «ЭН» получила задание проникнуть в студенческую общагу с целью найти ответы на поставленные вопросы.

Холодно, но престижно

Общежитие БГУ № 10, ул.Курчатова, 8.

«Десятка» - одно из лучших общежитий ведущего вуза Беларуси и едва ли не одно из самых элитных в стране. Его еще принято называть «общежитием квартирного типа». В уютном холле, заставленном всевозможными цветами, вас, кроме строгих вахтеров, встретят еще и представители студенческого опер-отряда (что-то вроде собственной службы безопасности). И без слов ясно, что им нужно предъявить пропуск. Пройти мимо них чужому сложно, но возможно. Ваша покорная слуга, к слову, эту процедуру успешно проделывала неоднократно. В «десятке» живут журналисты, биологи, радиофизики и аспиранты. На каждый блок, состоящий из двух комнат-трешек, - одна кухня и раздельный санузел. Эстетический вид зависит от обитателей, но даже самые нечистоплотные студенты не в силах испортить престиж лучшего общежития страны.

Вечер – время небывалой студенческой активности, потому от перегрузок частенько ломается лифт. В этот раз произошло то же самое. Иду пешком. Между вторым и третьим этажами буквально начинаю задыхаться от запаха какой-то вовсе не белорусской пищи. Это готовят ужин азиатские студенты, не то китайцы, не то вьетнамцы. По слухам, именно они (или их пища?) служат причиной появления в стенах общего студенческого дома многочисленных полчищ тараканов. Как наиболее обеспеченные, иностранные студенты всегда привозят с собой массу разнообразной кухонной утвари, но соблюдать чистоту почему-то не хотят. Вместе с тем, давно подмечено, что администрация общежития закрывает глаза на некоторую неаккуратность иностранных гостей, видимо, кроме интернационализма, равенства и братства есть и другие, более осязаемые факторы, скрепляющие нашу дружбу с азиатскими государствами.

По инерции стучусь и тут же открываю дверь в комнату, где жили бывшие однокурсники. Девочки-студентки умолкают и смотрят на меня с испуганными лицами. Как выяснилось, в общежитии запрещено пользоваться обогревателями. Мой приход застал замерзающих врасплох. Без обогревателя при чисто символических батареях и широченных окнах можно просто окоченеть. Обогреватели есть почти в каждой комнате. Каждый вечер, ближе к 23 часам – время обхода опер-отряда с целью выявления нелегальных посетителей – обогревательные приборы прячутся под кровать. Курить в общежитии тоже нельзя, но с наступлением холодов подверженные вредной привычке студенты «тихорятся» на лестничных пролетах и балконах.

В корпусе биофака знакомлюсь с молодой хозяюшкой Настей.

- Заходите к нам чаю попить. А, может, вас покормить чем-нибудь? Правда, плитки электрические, пока конфорки прогреются, долго ждать придется.

Конфорки эти, кстати, студенты каждый год меняют за свой счет, но к лету они неизменно в большинстве случаев выходят из строя. Не выдерживают нагрузки, тем более что их тоже часто используют для обогрева в зимний период.

Пока пьем чай, на кухню залетает соседка Насти:

- Невозможно! К Тане опять ее кавалер приехал, разулся, в комнате дышать нечем. Может, им порошок подарить стиральный?

Девчонки заходятся от хохота. Действительно, беззаботное время: даже запах носков чужого мужчины в собственной комнате не может расстроить.

Шведские семьи и коммуны

В корпусе, где живут радиофизики, шума всегда гораздо больше, чем у других. Большинство студентов этого факультета – представители мужского пола. «Рафики», так их принято называть, целиком и полностью поглощены компьютерами, футболом и пивом. На каждый блок у них имеется минимум один компьютер. У особо продвинутых бывает три и более. Разобраться, кто из них в какой комнате живет на самом деле достаточно сложно. Дело в том, что радиофизики живут какими-то цыганскими таборами: иногда в одном блоке может в течение нескольких недель «зависать» по десять человек. Бывали случаи, когда совместный просмотр футбольных матчей заставлял их стаскивать кровати соседей в одну комнату и жить коммуной. Такая, в полном смысле, общая жизнь их нисколько не утруждает, скорее наоборот, делает сплоченнее.

Ввиду того, что «рафики» много работают (читай: в большинстве случаев играют в игрушки) за компьютерами, входя в комнату, вы видите только спины и затылки. Можно сколь угодно долго стоять в дверях, но увлеченный своим делом студент даже не повернется в вашу сторону. Разговаривать с вами он тоже будет, уткнувшись лицом в монитор. Один особо увлеченный молодой человек даже установил рядом с собой зеркало, чтобы без отрыва от производства смотреть еще и телевизор, стоящий в углу комнаты. Есть даже шутка о том, что одну руку студент-радиофизик держит на клавиатуре, а второй ласкает свою девушку. Глаза, как известно, всегда устремлены в монитор.

Но, несмотря на страшную занятость всех без исключения студентов, они еще умудряются строить личную жизнь.

- Устроили тут шведскую семью, живут две пары в одной комнате. А в соседней, между прочим, девочки-первокурсницы! Они в душ вечером стесняются выйти. Пускай едут на частную квартиру! – возмущается комендант общежития, обнаружившая в женском блоке полный гардероб мужской одежды.

Перебороть влюбленных голубков непросто. Одежду-то они, может, и разнесут по своим официальным комнатам, но жить все равно будут вместе. Когда я уходила, одна из представительниц шведской семьи по-белорусски затевала в тазике стирку, а ее подружка уныло созерцала содержимое холодильника:

- Надо к родителям на выходные за продуктами съездить, а то наши мужики все посъедали, не питаться же им творожком со сметаной…

Опасная зона

Общежитие ПТУ № 38, ул.Казинца, 19.

На пороге топчется стайка учащихся. Время - 16.00, но некоторые из представителей молодежи уже изрядно употребили спиртного. Появление двух молодых барышень (проникать в общежитие было решено вместе с подругой) вызывает с их стороны массу эмоций.

- Ой, девушки! Вы не к нам идете?

- Именно к вам! – отвечаю я, мило улыбаясь, прокручивая в голове варианты бегства от толпы нетрезвых подростков.

Объясняем ребятам, что нам просто бы попасть в здание, да посмотреть, что там и как.

- Да мы сами расскажем, что там смотреть. Полный…

- А все-таки?..

Пропускной режим во всех общагах подобного типа достаточно строгий: родители могут зайти по разрешению коменданта только с 17 до 21 часа. Никаких гостей в виде друзей и знакомых – сами учащиеся еще несовершеннолетние, за них администрация общежития несет персональную ответственность. Но прорваться все-таки можно. Посовещавшись между собой, молодые люди придумывают следующий вариант: мы с подружкой снимаем куртки, прячемся в толпе и делаем вид, что просто выходили на улицу подышать воздухом. Однако разработанная операция терпит крах при грозном окрике вахтерши: «Девочки, а вы куда?» Пропустить по удостоверению нас тоже отказались. Выясняем, что вахта меняется в восемь вечера, и, с обещанием купить ребятам пива, решаем вернуться снова. Второй раз был более удачный. Быстрая перебежка возле пропускного пункта, и нашим взорам предстают обшарпанные стены длинных коридоров.

Условия проживания, мягко говоря, удручают. Блоки состоят из четырех комнат, в каждой живет по три человека. На этаже таких «коморок» с отсеками - 4 штуки. Достопримечательность общаги – душ. Единственный на всех, находящийся на первом этаже. Потрескавшиеся плитки, подтеки на стенах, повышенная влажность… Ближе к вечеру тут собирается достаточно большое количество народу. Некоторые из экономии времени моются только по утрам. Чистота и гигиеничность кабинок вызвали сомнения и желание поскорее добраться в собственное обустроенное жилище. Выкрашенные в невероятные цвета девчонки, вызвавшиеся быть проводницами, предлагают посетить загадочный четвертый этаж. Под звон бутылок проходим по коридору.

- Тут у нас мальчики живут, - поясняют девушки, видя наши изумленные лица.

Понятие чистоты здесь какое-то очень относительное. Судя по запахам, доносящимся со всех сторон, молодые люди моются редко, пьют много, а убирать забывают вовсе. У девчонок почище, но все равно как-то необжито и неуютно. Кухня - одна на несколько этажей. Обшарпанный стол, рыжие от постоянно протекающей воды умывальники. Работоспособность электроплит под сомнением. Да на них практически никто и не готовит: почти все питаются продуктами быстрого приготовления у себя в комнате или ходят в столовую. Прямо над столом к кафельной плитке прилип только что придавленный кем-то таракан, еще подающий признаки жизни. Рыжие твари здесь наглые до беспредела, ползают даже при включенном свете. На каждом этаже в коридоре стоит телевизор – единственное местное развлечение. Хотя живущие в общаге это благо цивилизации по большей части игнорируют. Смотрят только сериалы да нашумевшие боевики.

- Эй, Валера, ты тут чего слоняешься? Мне сказали, что ты там в комнате со своей закрылся. Я домой не иду, сижу тут, мерзну.

- Да иди ты…

- А так это, что, не твоя баба к нам заходила?

- Не-а, не моя.

- Вот интересно, пойду посмотрю…

Свой общий дом ребята называют «зоной». Там приблизительно такие же условия жизни, такие же отношения и правила. Перемен не предвидится.

P.S. У читателя вполне есть право упрекнуть автора в предвзятости и излишней контрастности при написании этого материала. Однако я не ставила своей целью проводить сравнительный анализ и морализировать по поводу условий проживания и образа жизни нынешних студентов и будущих специалистов. Есть факты, а выводы сделайте сами.

Оставить комментарий