СЕРДЕЧНО-УГОЛОВНЫЙ ПРИСТУП

Подвиг Данко золотой нитью прошел через мировую литературу и публицистику. Для людей он пожертвовал самым бесценным - сердцем. Теперь все имеет цену, даже сердце. Почти три года врачи одного из столичных кардиологических центров продавали своим пациентам кардиостимуляторы.

Этот небольшой прибор способен оживить "уставшее" сердце. Поэтому люди платили. И не подозревали, что приобретенные ими "электронные спасители" куплены на средства Министерства здравоохранения. Как установили следователи, торговали хирурги "бюджетными" приборами.

Отделение рентгенэндоваскулярной хирургии и нарушения ритма сердца было совсем крохотным. Три хирурга, заведующий и научный руководитель. Последний, кстати, личность в медицине весьма известная и уважаемая. Но, тем не менее, приторговывал государственными медицинскими приборами.

Вообще кардиостимулятор приобрести не проблема. В Минске несколько фирм занимаются поставками этих приборов самых разных моделей. Но пациентами отделения были люди, как правило, малоимущие: пенсионеры и инвалиды. Даже пятьсот долларов - нижняя ценовая планка прибора, для них - заоблачная сумма. Поэтому Минздрав ежегодно на бюджетные средства закупало необходимое количество кардиостимуляторов для нужд отделения. Больные, конечно, в тонкостях обеспечения клиники не разбирались. Да и не до этого было задыхающимся от аритмии людям. Когда смерть давит на горло, а точнее, на сердце, о деньгах не думаешь. Тем более, что некоторым больным операция требовалась в ближайшие дни. Но в кардиоцентре на медицинские проблемы смотрели весьма меркантильно. Потенциальным пациентам уже после первого осмотра хирурги начинали жаловаться на жизнь.

- Государственных средств не хватает, - говорили они. – Поймите правильно – бесплатная медицина, она и есть бесплатная медицина, - доктора грустно пожимали плечами.

А дальше из таких предпосылок делались вполне определенные выводы. Мол, операцию мы сделаем, но кардиостимулятор вам придется приобретать на свои кровные. Имеются, конечно, и государственные приборы, но тогда придется записываться в очередь. И когда она подойдет – сказать сложно. А сердцу помощь требуется срочная, поэтому лучше не рисковать и раскошелиться. Только кардиостимулятор - прибор деликатный. Будете покупать - сертификаты проверяйте и так далее…

Люди впадали в понятное уныние. Ведь для простого обывателя кардиостимулятор и молекулярный микроскоп – вещи одинаково непонятные. Где этими хитрыми медицинскими приборами торгуют? Да ведь и надурить могут, по незнанию-то… И тут «добрые» хирурги приходили на помощь. Мол, мы не навязываемся, но если есть проблемы – готовы помочь. Есть знакомые поставщики, проверенные люди, мы подберем вам прибор нужной модификации по ценам ниже рыночных, а деньги вы нам отдадите.

КАРДИОСТИМУЛЯТОР - небольшой медицинский электронный прибор, который восстанавливает ритм сердцебиения. Небольшую плоскую металлическую коробочку с микросхемами имплантируют пациентам в область ключицы и через аорту "ведут" к сердцу электрод. Стоит прибор от 200 до 500 долларов.

Естественно, многие соглашались. Сделка происходила прямо в ординаторской. Пациенты приносили оговоренную сумму, а хирурги показывали им упаковку с кардиостимулятором. Люди и не предполагали, что платят за бесплатные государственные приборы. С большим трудом собирали они деньги для электронного «двигателя» своего сердца.

Правда, попадались у хирургов и «проблемные» клиенты, дотошные. Хотели наводить контакты непосредственно с представителями фирмы. Но и на этот случай у медиков была припасена «домашняя заготовка» - знакомый коммерсант, один из руководителей медицинской фирмы. К нему и направляли сомневающихся. Бизнесмен спокойно выписывал на приборы даже товарные чеки, естественно, фальшивые и отдавал кардиостимуляторы, которые, судя по всему, накануне привозил на свой офис из клиники. Ибо сама фирма за три года своей деятельности продала всего несколько таких приборов. Из них большинство – стационарные.

Когда коммерсанта не оказывалось в нужный момент на месте, пациентам стимуляторы привозил «представитель фирмы». Прямо в палату. Причем, как потом выяснило следствие, роль дистрибьютера играл один из хирургов. Доходило до того, что медики входили в палату со списком и сверяли – кто не оплатил. Старушки часто жаловались медсестрам: мол, последнее отдали за этот хитрый прибор.

Во многом разобраться с этим непростым уголовным делом и собрать доказательства помогла специфика самого кардиостимулятора. Ведь это – не безымянная таблетка. Каждое изделие имеет уникальный серийный номер. Он, кстати, обязательно заносится в операционный журнал. Значится он и в тех¬¬ническом паспорте изделия, который прооперированный всегда носит с собой. Вдруг сердечный приступ, не дай Бог, случится: да¬же если человек без сознания, реаниматологи будут знать все параметры его прибора. И, исходя из этого, принимать меры. А при помощи специального прибора – програм¬ма¬тора - все данные стимулятора, и номер в том числе, можно «считать» прямо с больного…

Так вот, все серийные номера стимуляторов, за которые пациенты заплатили деньги, в точности совпадали с номерами приборов, закупленных Минздравом. Значились они и в операционных документах отделения. А один – так даже два раза. Пациент скончался через девять часов после операции. Кардиостимулятор – медицинское изделие одноразового использования. По инструкциям, когда вскрывается вакуумная упаковка, прибор должен либо использоваться в операции, либо списываться. Однако оказалось, что возможен и третий вариант. Через некото¬рое время стимулятор умершего каким-то «чудесным» образом снова оказался в клинике. Его установили женщине. Слава Бо¬гу, сейчас она чувствует себя в пределах нормы. Ей следователи по этическим и психолги¬ческим причинам ничего сообщать не стали.

Словом, доказательств оказалось достаточно, чтобы довести дело до суда. Всего в нем фигурирует 83 пострадавших. Это те люди, которые согласились дать официальные показания. Но есть основания предполагать, что размах аферы намного больше. За три года в отделении сделали порядка полутора тысяч операций. В следственное управление пришли сотни людей. Многих волновал вопрос: а приборы-то нормальные, не подведут? Успокаивались и… отказывались говорить «для протокола». Ведь каждый обладатель стимулятора должен каждые полгода проходить обследование. И все в том же центре. Чем уголовное дело закончится - потенциальные свидетели не знали. Зато четко понимали - через считанные месяцы они должны идти на прием к хирургам. Возможно, к тем же самым, подозреваемым. Ясное дело, какое отношение ждет больного-«пособника милиции». Видимо, поэтому многие предпочитали не рисковать и промолчать. В этом, пожалуй, и заключается парадокс большинства «медицинских» дел. Здоровье дороже, поэтому люди стараются не идти на конфронтацию с врачами. Даже если те заведомо и жестоко их обманули.

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!


wpDiscuz