70 ЛЕТ БОРЬБЫ С РАКОМ

«Здравствуйте!..» На сколько ладов можно произнести это простое и привычное приветствие? У Зигмунда Эдуардовича Гедревича, главврача столичного онкологического диспансера, правило такое: только с ободряющей улыбкой! Представьте себе, улыбка в онкодиспансере – это далеко не кощунственное «неуважение» к болезни. Наоборот, улыбка – мостик понимания между врачом и пациентом.

«Объем операций в онкодиспансере большой, а летальность достаточно низкая - даже ниже, чем в общехирургических лечебных учреждениях, - констатирует главный хирург Комитета по здравоохранению страны Анатолий Шулейко. - Медики успешно борются за жизнь каждого пациента, за его возвращение к полноценной жизни».

И действительно, сегодня шанс на успех значительно выше, чем раньше. Не так давно, по меркам диспансера-юбиляра, здесь возник новый хирургический корпус со всей необходимой для лечения «начинкой». Многое зависит и от масштабности мышления работающих здесь специалистов. Онколог с большой буквы – это многогранный доктор, знающий ряд смежных профессий - терапию, общую и сосудистую хирургию, травматологию, проктологию, гинекологию… А еще, он обязан сам быть здоровым, чтобы «заражать» этим здоровьем, должен обладать талантом психолога и, если угодно, дарованием артиста жизнеутверждающего жанра.

- Зигмунд Эдуардович, что самое сложное в работе с больными людьми?
- Сложно работать с теми, кто потерял веру в успех и замкнулся в себе, с теми, кто отказывается продолжать начатое лечение. Конечно, это неприятно – операция или побочный эффект лекарств: тошнота, рвота, редеющие волосы. Но ведь это только подтверждает действенность препарата, одновременно воздействующего и на болезнь, и на клетки, которые быстро размножаются. А волосы – так они потом отрастают.

-Вас, как профессионала с 30-летним стажем, к тому же – главного онколога столицы, уже ничем не удивишь, даже «диковинной» опухолью?
-Нам не удивляться, нам лечить надо. Конечно, одно дело - типичный случай, и совсем другое – сложный, требующий особого внимания. Например, новообразование, поражающее несколько органов. Допустим, у пациента на протяжении 5-10 лет возникают одна за другой опухоль в молочной железе, в почке, в забрюшинной области и щитовидной железе. Был такой больной, которому в разное время мы четырежды удаляли опухоли толстой кишки, в разных ее участках… Наша практика – коллегиальные решения, даже в типичных случаях онколог всегда посоветуется с коллегами. Ведь речь идет о здоровье больного, и нужно сделать все для того, чтобы диагноз был поставлен вовремя, а лечение начато правильно. Медики знают это как никто другой: не бывает двух одинаковых пациентов, каждый человек – это неповторимая личность, и даже анатомически люди не являются зеркальным отражением друг друга. У одного этот сосуд проходит так, у другого – иначе, тем более что и опухоль, прорастая, изменяет анатомические структуры.

-Кого Вы считаете своим главным учителем в медицине, чьим советам безусловно доверяете?
-В первую очередь, это наш старший коллега академик Евгений Павлович Демидчик. У него 80-летний юбилей на носу, а он все еще полон сил, консультирует пациентов Республиканского центра опухолей щитовидной железы, расположенного на нашей базе. Центр, кстати, приобрел мировую известность – благодаря внедряемым здесь уникальным методам лечения. А вообще, список уважаемых мною специалистов очень длинный. Судите сами, у нас в штате 160 врачей работает…

-Каждому человеку отмерен свой отрезок жизни… К смерти у врачей философское отношение?
-Уважительное. Но ни в коем случае не безразличное и не истеричное. Помню, нам пришлось уволить медсестру, которая переживала за умерших больных, как за своих близких родственников, истерики устраивала. Но так ведь тоже нельзя. Смерть можно ведь воспринимать как избавление от мучений, финал болезни… Уверен, в нашем учреждении вы не найдете доктора, которому не больно за потерянного пациента. Средняя продолжительность жизни хирурга – 55 лет, что гораздо ниже среднестатистической. Виноваты стрессовые ситуации, переживания, в том числе и по поводу летальных исходов пациентов – ясное дело, у хирургов это случается чаще, чем у терапевтов, в ряде случаев – в результате хирургического вмешательства. Каждый хирург идет на операцию с надеждой помочь, прилагает для этого все силы, но, к сожалению, не всегда эта надежда оправдывается. Однако мы все уповаем на Божью помощь…

- А ведь и сам больной нередко провоцирует плохую развязку, не так ли?
- Почти всегда. Группа большого риска – курильщики, выпивохи, люди, которые не следят за своим здоровьем, неразборчивы в питании, ведущие малоподвижный образ жизни, редко бывающие на свежем воздухе… А ведь опухоль часто развивается не сама по себе, а на фоне других заболеваний. Например, сегодня «модно» работать в офисе целый день, не разгибая спину. «Сидячие» работники наживают себе очень многие болезни - тот же геморрой или проктит, которым сопутствуют трещины, язвочки, полипы, что впоследствии может стать «фоном» для развития злокачественной опухоли прямой кишки... Вы спрашивали, чем меня можно удивить? Было такое. Однажды, находясь в Японии, я выглянул утречком из окна своей гостиницы и ахнул: вся фабрика вышла на зарядку! А у нас когда-то обязательная для всех производственная гимнастика ушла в историю. Значит, «сидячим» работникам нужно самим о себе заботиться. Каждый час вставайте со своего любимого кресла и минут десять разминайтесь, чтобы затекшие органы обогатились новой кровью – это жизненно необходимый минимум, чтобы ваши органы не находились в «застывшем» состоянии. С наших хирургов берите пример: не курят, не выпивают, утро начинают с пробежки или зарядки, находят время и в бассейне поплавать, и в тренажерном зале позаниматься – и это при их-то вечных переработках!

- Вы, наверное, тоже мечтаете о «резиновых сутках» - Вам ведь и оперировать приходится, и административные вопросы решать…
- Да, и притом есть очень срочные, - Зигмунд Эдуардович дал понять, что торопится.

И уже «на лету» я спросила о рейтинге онкозаболеваний - какие лидируют?

- Рак легких, молочной железы, кожи. Причем, особенно коварны молниеносно протекающие меланомы (это видоизмененные родинки). Однако, когда люди внимательно относятся к своему здоровью и не откладывают на потом визит к врачу, эффективность излечения очень высока. Врачи бывают бессильны тогда, когда болезнь уже изрядно запущена.

Оставить комментарий