Протодиакон Андрей Кураев: «Восьмидесятники — наш последний шанс»

Зачем попу борода? Почему рясы черные?.. Вполне ожидаемые и традиционные вопросы, которые задают Андрею Кураеву. Напомним, что это православный диакон, который в последние годы стал достаточно медийной персоной. С одной стороны, консерватор и поклонник эпохи Александра III, протодиакон Кураев любит шокировать публику неожиданными анекдотами, а также намеренными оговорками типа: «…И тогда митрополита назначили руководителем идеологического отдела ЦК КПСС… ой, простите, конечно же издательского совета Московской Патриархии». Его нельзя назвать скандальным клириком. Но все-таки Кураев любит производить фурор. Хотя бы тем, что всегда напоминает о своем необычном для священнослужителя дипломе: он закончил в 1988 году кафедру научного атеизма МГУ.

В Минск на этот раз миссионер приехал, предваряя визит Патриарха Кирилла, в качестве некоего духовного десантника. Отец Андрей провел несколько встреч со студентами, идеологами, интеллигенцией… Речь шла, в основном, о недавнем соборе, который избрал нового главу РПЦ и, собственно, о самом патриархе. По мнению Кураева, которого можно назвать одним из главных православных идеологов бывшего СССР, смена иерархов произошла как нельзя кстати. Алексий II при всех его заслугах все таки уже был слаб физически. Кроме того, диакон напомнил: сейчас в наших экс-союзных республиках как раз созрело к браку и рождению детей «урожайное» поколение начала 1980-х. Церковь — один из институтов, который должен активно работать с этой категорией. Для чего и нужен более энергичный патриарх. Кураев, как и многие другие, считает, что восьмидесятники — наш последний шанс. С их помощью можно решить демографические проблемы. Иначе от России останется «Московский халифат». Во что превратится Беларусь, диакон не уточнил.

О Патриархе Кирилле говорилось достаточно много. В частности, отец Андрей прокомментировал крупные кадровые перестановки, которые осуществил новый церковный лидер. После выборов главы РПЦ сразу же был смещен со своего поста митрополит Климент. Напомним, он был одним из претендентов на патриарший престол и занимал пост управделами Московской Патриархии. Кураев пояснил, что это не месть. Просто на таком посту всегда работают люди, близкие к первоиерарху. Новая же должность митрополита Климента, специально для него созданная, совсем не почетная ссылка. Теперь он контролирует всю печатную продукцию РПЦ. Сам нынешний патриарх до избрания был своеобразным министром иностранных дел, то есть главой Отдела внешних церковных сношений (ОВЦС). Теперь должность получил один из самых молодых епископов — Илларион Алфеев. Талантливый композитор, выпускник Оксфорда (но традиционного православного духовного образования не получал), долгое время представлявший РПЦ в различных европейских структурах.
Кураев провел и небольшой исторический экскурс, немного рассказав о прошлом Патриарха Кирилла. Когда-то он был Володей Гундяевым. Скорее всего, его семья имела мордовские корни. Оказывается, «гундяй» в переводе с мордвинского — свой. Любопытно, что именно своим человеком советское государство и хотело сделать православного мальчика Володю. Однажды ему предложили стать пионером. Он согласился, но спросил: «А можно я в пионерском галстуке буду в церковь ходить?» И от Володи отстали.

Чего ждать белорусам от визита патриарха? Кураев пояснил, что сейчас владыка Кирилл совершает множество поездок, знакомится с регионами. Последний поместный собор показал: современная паства Московской Патриархии — по большей части все-таки не Россия. Доминировали делегаты с иностранными паспортами. Так что во всех регионах иерарху следует обязательно побывать. Что касается именно Минска, в нем он никогда не был. Патриарх вряд ли будет в Беларуси на ходу принимать какие-то важные решения. По мнению отца Андрея, можно ожидать, что Кирилл отправит на повышение в Москву кого-то из местного духовенства. Но в этом нельзя быть уверенным на все сто.

Как всегда, свое выступление протодиакон дополнил «остреньким блюдом». Отвечая на вопрос «Кто ваш любимый белорусский политик?», Кураев выдал: «Не буду оригинален. Мой любимый белорусский политик — Лукашенко… а звать его Коля». Вот такие политические пристрастия…

Оставить комментарий