Минчанин построил свою «Россию»

Многие мечтали туда попасть хоть на денек. Товарищ Хачикян был в восторге, когда там побывал, а Мимино объявил: «Ларису Ивановну хочу». Другие же не любили это здание. Но, в любом случае, снос легендарной гостиницы «Россия» наделал немало шума пару лет назад. В Интернете появились блоги, посвященные этому бронтозавру советской архитектуры. А один из жителей столицы (нет не Москвы, а Минска) решил даже воссоздать гостиницу у себя дома.

Минчанин Максим Осипов — один из самых экзотических коллекционеров. Он собирает гостиничные карточки. Каждая из них — отдельная история. Взять хотя бы невзрачную бумажку с желтым ключом. Это как раз карточка московской гостиницы «Россия»
— У меня все с нее и началось, — рассказал Максим. — Это самая первая гостиница, в которой я побывал. Довелось там пожить несколько раз с 1988 по 1991 годы. Как раз самый конец существования СССР. В 1987 году у меня умер отец. А я тогда еще учился в начальной школе. И мама, которая бывала в командировках в Москве, стала брать меня с собой. Мы останавливались как раз в легендарной «России». Она для меня стала органичной частичкой детства. Гостиница ведь находилась в самом центре советской столицы. Москва тогда поражала: черные «обкомовские» волги на Белорусском вокзале, обилие товаров в ГУМе.

Детство многих из нас прошло еще при СССР. Поэтому можно понять, каково это было тогда — остановиться в «России». Можно было гулять по Красной площади, которую мы видели по телевизору.
— К тому же «Россия», — добавил Максим, — дарила возможность просыпаться под удары настоящих кремлевских курантов, которые я слышал «вживую», а не по радио. Теперь гостиницу закрыли. И у Кремля остались только отели «Балчуг Кемпински» и «Националь». Там номера стоят примерно от 300 до 2.500 евро. Понятно, что туда теперь просто так не попадешь. А в «России», я помню, двухместный номер стоил 9 рублей 50 копеек. Тоже недешево, но и не так дорого… Только сейчас я уже понимаю, насколько это было уникальное время. Мы ведь не знали, что СССР распадется. Я тогда делал в Москве домашние задания. И когда тетрадка кончалась, шел за новой в ГУМ по Красной площади. Это же было круто для советского школьника!
Детские впечатления подтолкнули Максима к коллекционированию гостиничных карточек. В этом занятии есть своя романтика. Ведь карточка — как бы частичка того города, из которого она привезена. Невольно начнешь интересоваться его историей, достопримечательностями. В коллекции Максима уже около сотни карт: из России, Украины, Польши, Китая, Объединенных Арабских Эмиратов…

— Что-то дарят знакомые, что-то случайно попадает. По-разному бывает. Причем это не только география, но и история. Вот, например, карточка из «Юбилейной» советских времен. Здесь фотография человека, печать гербовая…
— Для чего это все?
— Были гостиницы категории «Интурист». Туда просто так нельзя было пройти. Вот в Минске «Юбилейная» была первым отелем такого класса. На входе всегда милиция и швейцар. Хотя все равно в ресторан проникали проститутки и фарцовщики… Класс «Интурист» предполагал, что персонал знает английский. В гостинице было все достаточно комфортно, чтобы иностранцев не шокировать советским бытом. Но с другой стороны, простым советским гражданам туда было очень сложно попасть. Это чтоб они не были шокированы тем, что, оказывается, можно жить лучше (смеется).
Увлечение гостиничными карточками и гостиницами вообще подтолкнуло Максима к созданию макета «России». Он выполнен в масштабе 1:280 и занимает в квартире почетное место у телевизора. Иногда его грызет кошка. Но «архитектор» не расстраивается.
— Это она у меня играет роль безжалостного времени.

— А почему решил собрать именно «Россию»?
— Во-первых, потому что она была первая. Ну а еще из-за того, что в 2006-м ее закрыли. Мой макет — как бы своеобразный протест. С этой гостиницей у меня много связано. И вообще у нее интересная история.
Действительно, «Россия» пережила два пожара. В 1990-м перед западным вестибюлем был палаточный городок советской оппозиции. Самолет Матиаса Руста кружил вокруг нее, перед тем как сесть у Красной площади. Во время горбачевского табачного кризиса здесь продавались бычки, не докуренные иностранцами. В конце концов, именно в «России» снимались многие эпизоды для советских фильмов, когда режиссерам нужно было инсценировать западный образ жизни. Гостиница была отражением советской эпохи гигантомании. Ведь она включала в себя не только 3.200 номеров, но и 8 километров коридоров, концертный зал и многое другое. В одной только бухгалтерии там работало около восьмидесяти человек.

Вот такая история может скрываться за маленькой гостиничной карточкой. Максим продолжает их собирать. Но его тревожит, что сейчас бумажные карточки все чаще заменяются типовыми магнитными карт-ключами, на которых даже не всегда есть логотип отеля. И не сразу поймешь, откуда она привезена. Возможно, в будущем они будут по-своему оформлены и тогда Максим начнет новую коллекцию.

Оставить комментарий