После Победы

Когда Германия подписала Акт о безоговорочной капитуляции, война была окончена. Но она не прошла бесследно. Предстояло заново отстраивать целые города. Это сейчас мы любуемся центральной частью Минска, а после войны он лежал в руинах. Полковнику в отставке Валентину Александровичу Нестерову уже исполнилось 90 лет, а 70 лет назад он закончил строительный техникум в Свердловске. И сразу же был призван на флот. После обучения морской науке получил звание «воентехник 2 ранга». Командование отправило служить на Дальний Восток.

В суровом холодном краю моряки встретили молодого офицера, дали полстакана спирта: «На, салага, выпей…» Валентину Нестерову доверили строительство береговых укреплений. Было тяжело. Один раз он чуть не подорвался во время взрывных работ. Постепенно обжился. С Урала приехала подруга. Они поженились. Но вскоре началась война. И когда советские власти получили данные о том, что Япония нападать не будет, многих моряков перебросили на Запад.

Нестерова переодели в «сухопутную» форму. И он стал командиром подразделения саперов. Довелось повоевать в Ленинградской области. Но потом начальство отправило его в Москву, а уже оттуда — на курсы «Выстрел» в Свердловск, где готовили командиров рот и батальонов.
Но еще до этого у Валентина Александровича заболел желудок. В итоге врачи сказали, что нужно вырезать аппендицит. Но эта операция не была успешной. Доктора долго лечили Нестерова и даже думали, что придется провожать его на тот свет. И все-таки он выжил. Однако инвалидность дали все равно. Служба закончилась... Вернулся к отцу и матери на Урал, в город Камышов. Взяли на работу в техникум. И вдруг неожиданно предложили службу в органах госбезопасности. Там нужны были строители. Нестеров не мог отказаться.

Его отправили в БССР, где и довелось возрождать Минск. Приходилось работать и с пленными: немцами, венграми… Контингент не самый простой. Один услужливый немец, работавший на стройке переводчиком, оказался бывшим эсэсовцем. Хорошо, что его во­время разоблачили.
Было нелегко и с питанием, и со стройматериалами. Приходилось многое брать из старых домов, которые серьезно пострадали во время боевых действий. С 1946 года Нестеров много работал в центре Минска. Сначала ему поручили в кратчайшие сроки построить цирк в парке имени Горького. Дали бригаду венгров.

— Они, в отличие от немцев, жесткие были мужики, — вспоминает Валентин Александрович. — Но деревянный цирк с ними все же построить удалось.
Имел он дело и с зэками. Не с политическими, а теми, кто сидел по «бытовухе». Тоже народ непростой. Назывались каменщиками, когда их рекрутировали на стройку, но потом на месте выяснялось, что ничего они не умеют. Приходилось учить.

С участием Нестерова в Минске было возведено немало зданий. Например, тот же стадион «Динамо» и многие дома в центре на проспекте Независимости. Халтурить тогда было сложно. За строительством наблюдал министр государственной безопасности БССР Лаврентий Цанава. Да и возводились тогда эти здания не для галочки. Возрождалась страна, которую люди отстояли потом и кровью.