Война Виктора Ливенцева

По последним данным, в нашей стране осталось лишь 19 фронтовиков — обладателей медали «Золотая Звезда», сопутствующей званию Героя Советского Союза. Девять из них живут в Минске. Всего их было 448 героев — идут годы, и их ряды редеют. Легендарный организатор и руководитель партизанского движения, глава Госкомспорта, Герой Советского Союза... О Викторе Ильиче, казалось бы, сказано и написано все. В этот раз мы говорим о том, как все начиналось.

— Наше поколение воспитано на Октябрьской революции и героях гражданской войны. Все было направлено на воспитание патриотов, поэтому хотели быть, как Стаханов или Кривоносов. Хотели служить в армии, которая к тому же еще и профессию давала.
До войны Ливенцев успел окончить десятилетку. В 1937 году поступил в Воронежский пединститут. Работал учителем Лискинской средней школы.
В 1938 году был призван в ряды Красной Армии. Так судьба привела его в Беларусь. Службу молодой воин начал в кавалерии — в казачьей дивизии, которая дислоцировалась в Слуцке.

— Мне пришлось понюхать пороха в 1939 году, когда освобождали Западную Беларусь. Нас подняли по тревоге, и мы вышли к границе. Боялся одного — чтобы не убили в первые минуты. Наша 4-я казачья кавалерийская дивизия переходила границу в районе Столбцов, и в первом же бою появились раненые и убитые. Дошли до Гродно, но первыми в город вошли танкисты. Они потом рассказывали, что их забросали бутылками с зажигательной смесью. Два или три танка сгорело. Так и получил боевое крещение. Потом довелось повоевать на советско-финской войне.
Перед самой Великой Отечественной Ливенцев окончил военно-политическое училище, переквалифицировался в пехотинца, служил политруком в минометной роте.

Лето 1941 года. Политрук Ливенцев вместе с другими попавшими в окружение красноармейцами от западной границы идет на восток.
— Мы, офицеры, отчаянно стремились догнать армию. Не сразу поняли, что оказались в окружении. Влившись в колонну, состоявшую из разрозненных частей и подразделений, отходили на восток. Серьезный бой приняли под Волковыском. Потом месяц с боями шли от Гродно до Бобруйска. Попадали в окружение, вырывались из кольца... Когда поняли, что она далеко, стали думать, как выжить и начать борьбу в тылу врага. Населенные пункты были заняты немцами, но еще не обжиты, там не было администрации, полицейских управлений. В общем, оставался шанс. Так я очутился в Бобруйске. В то время под Жлобином еще шли бои. Немцам требовалось большое количество гробов, чтобы похоронить убитых. Однажды на торговой площади услышал, как фашисты агитировали столяров и плотников пойти работать на фабрику по производству гробов. Мы с товарищами решили попробовать. Взяли заготовку, возились целый день, один гроб кое-как соорудили. Затащили его на склад. За работу немец выдал квиток на питание, напечатанный на машинке. Глядя на этот листок, я подумал: а почему бы его не подделать?

У молодого политрука проявился специфический художественный талан: он научился подделывать немецкие аусвайсы. Вскоре группа связалась с местными подпольщиками, и, объединив несколько групп патриотов, Ливенцев возглавил подпольную организацию.
Подпольщики начали принимать сводки Совинформбюро, переписывать их и распространять по городу в виде листовок. Военный Бобруйск был небольшим городом, и после нескольких диверсий стало ясно, что немцы, которые ужесточили паспортный режим и ввели комендантский час, скоро выйдут на след подпольщиков. По предложению В.И.Ливенцева группа ушла в лес и там продолжила борьбу. Всего в декабре 1941 г. около 400 человек было выведено в партизанские отряды Октябрьского района — знаменитую Рудобелку, где фактически с 1942 года была восстановлена советская власть.
С осени 1941 года Виктор Ильич командовал 752-м партизанским отрядом, а в 1942 году стал командиром 1-й Бобруйской партизанской бригады.
Только с ноября 1941 по ноябрь 1942 гг. 752-й партизанский отряд под командованием Виктора Ливенцева уничтожил 26 эшелонов с техникой и живой силой, разгромил 3 немецких гарнизона, ликвидировал 3.423 немецких солдата и офицера.

Летом 1944 года часть бойцов 1-й Бобруйской партизанской бригады влилась в состав 65-й армии генерала Батова. Молодой полковник, которому за полгода до этого было присвоено звание Героя Советского Союза, также не собирался снимать военную форму. Но надо было восстанавливать республику, которая к тому времени стала для Виктора второй родиной…

Оставить комментарий

  Подписаться  
Уведомление о