Береговые дела

Во второй раз на сцене Купаловского театра обрела сценическую жизнь повесть Элизы Ожешко «Хам». Впечатлениями от постановки с «Экспресс НОВОСТЯМИ» поделился театральный критик Виктор Давыдов.

В одном из телевизионных интервью известный белорусский режиссер Александр Гарцуев признавался, что заповедные и волшебные неманские места для него — места его детства. Он прекрасно помнит и местный говорок — странную смесь польского и белорусского, — и особенности быта, и колорит характеров местного люда — крепких, соблюдающих календарь религиозных праздников крестьян, прочно строящих свое приусадебное хозяйство благодаря самоотверженной любви к труду и оттого твердо стоящих на ногах. Все художники рано или поздно пытаются под любым предлогом вернуться в свое детство, так что случай Александра Гарцуева вполне вписывается в современную историю искусств. Воссоздать на сцене свой «утраченный рай», воспетый Набоковым и Прустом, — это ли не благородная цель для художника?

От всех этих нечаянных радостей режиссер, по его собственным словам, взялся за повесть Элизы Ожешко «Хам», которая впервые была поставлена на сцене Купаловского театра еще в 1921 году, с превеликим воодушевлением. Однако доскональное знание исторического материала сыграло, видимо, злую шутку — кажется, что «Хама» ставил заезжий иностранец, ничего не понимающий ни в белорусском характере, ни в самом материале. Настолько плоской и предсказуемой получилась нынешняя инсценировка.

Главную роль — роковой Франки — по очереди играют звезда театра, та самая «Анастасия Слуцкая», нынешняя подруга лидера группы «Ляпис Трубецкой» Сергея Михалка Светлана Зеленковская и дочь режиссера — Валентина Гарцуева, которая от постановки к постановке заявляет о себе в Купаловском все громче. Нельзя сказать, что лучше — нет, громче — самое подходящее слово. Франка в исполнении Гарцуевой прямолинейна и истерична, в ней нет полутонов, потаенного второго дна, она вся на виду, в любовных страстях, в которых запуталась, как в рыболовной сети. Герой Игоря Денисова стоически переносит привязанность Франки, тщетно пытается предотвратить неизбежное, когда Франка, уже будучи его женой, увлекается совершенно другим молодым человеком, но рок оказывается сильнее его. Франка становится жертвой собственного эгоцентризма, но отчего-то героиню совершенно не жаль.

Самые выпуклые и убедительные работы в нынешнем спектакле, к сожалению, напрочь лишенного одного из самых главных качеств театрального действа, а именно ансамблевости, как раз у эпизодических, второстепенных героев. Скептически настроенная героиня Тамары Мироновой, кажется, концентрирует в себе все то, что называется женской мудростью, да еще и с явным национальным колоритом. Такие женщины до сих пор есть в белорусских деревнях — они не ждут милости от природы, взять их от нее и устроить личное счастье собственной внучки — вот их основная задача. В своем гротескном образе Тамара Васильевна несколько выпадает из общего скучного ряда персонажей спектакля. Так же, как и с другой стороны, явно выделятся нищенка в исполнении народной актрисы Беларуси Галина Толкачевой. В ней угадывается и прежняя аристократическая стать, и сама человеческая драма, выбросившая героиню на социальную обочину. Она словно бы предчувствует трагический финал Франки, угадывая в ней и свою собственную судьбу, но ничего поделать не может: каждый должен испить предназначенную ему чашу до дна.

Уже в июле новый главный режиссер театра Николай Пинигин представит на главной сцене театра французскую комедию Франсиса Вебера «Ужин с дураком», а значит, говорить о том, что сезон завершается некой новой провозглашенной творческой концепцией, не приходится. С классикой в национальном театре по-прежнему тяжко: ставят ее натужно и академично, без новых режиссерских решений и ходов. В такой ситуации самое время обратиться к хорошо проверенной коммерческой пьесе, которая накормит всех голодных в прямом и переносном смысле.

Оставить комментарий