Be2gether: грязные танцы

Где наша не пропадала? Наша пропадала в Литве. За прошедшие выходные несколько тысяч белорусов ринулись к белорусско-литовской границе, сломя голову, кто днем раньше, кто днем позже, чтобы «упасть на дно колодца, и там пропасть на дне колодца, как в Бермудах» на три дня. Белорусский журналист Людмила Погодина поделилась впечатлениями о фестивале на белорусско-литовской границе.

Кто пешком, кто поездом, кто на воздушном шарике — шли белорусы к соседям по визовому коридору, как к себе домой. По­граничники уже не удивлялись, белорусские таможенники — те и вовсе смеялись, предлагая задекларировать свободные места в палатке. Всему виной — культурный обмен, организованный литовцами три года назад, под названием BE2GETHER.

Молодой, но уже крупный международный музыкальный фестиваль вобрал в себя всех, кто до него доехал, не поддавшись искушению на радостях бесплатной шенгенской визы осмотреть максимальное количество европейских стран за 72 часа. В то время как белорусы с дефицитом путешествий в крови ринулись покорять Европу и мыть пятки в холодных балтийских водоемах, истинные меломаны учуяли во влажном литовском воздухе дух Вудстока и пошли за ним вслед по промокшей, но все такой же «веселой гравийной дороге» до самого замка — в Норвилишки. У его подножья, как и два года назад, расстилалось поле — на нем две крупные сцены и мириады мелких павильонов по всему периметру со сценами и диджей­скими пультами, вкусными ресторанчиками и аттракционами на разные лады, магазинчиками с сувенирами и кинотеатром. Ничто так не радует на свежем воздухе, как свежая еда и хорошая музыка.

Главным разочарованием фестиваля в этом году стала непогода — в первый же день лил дождь, добивая бодрость духа каждой новой каплей во время установки палаток и внедрения в обстановку. Мрачные, намокающие фестивальщики ринулись в ближайшие населенные пункты, скупили все резиновые сапоги, переоделись, выпили, приободрились и стали ждать. Вся сознательная публика, прибывшая на фестиваль ради фестиваля, преданно выжидала появления на сцене заморских гастролеров — бесшабашное перекати-поле с латиноамерикан­ским темпераментом и настроением цыганской свадьбы Gogol Bordello. Кроме долгожданной атмосферы бразильского карнавала, цыганские панки привезли с собой несколько новых песен и эквадорского перкуссиониста Педро, который за четыре года существования в группе первый раз ступил на европейскую землю. Первое, что он сделал на новой территории, — навестил памятник Фрэнку Заппе в Вильнюсе.


Пока не отмоешь — не поймешь, кто литовка, а кто белоруска

Время близилось к полуночи, шпарил ливень, со сцены летели барабанные палочки, речитатив, цыганские мелодии и оголтелый крик «I’m Wonderlust King! I stay on the run!». Огромная толпа в цветастых сапогах и разноцветных дождевиках отплясывала под холодным дождем, как в последний раз, превращая зеленое поле в грязевое месиво — от публики шел пар, позже кто-то говорил: «Gogol Bordello — это все, что нужно было на тот момент для полного счастья». После шоу промокшие снаружи и изнутри музыканты собирали свой причудливый реквизит и признавались в нежных чувствах к Беларуси, потом сели в веселый автобус и с песнями укатили куда-то в сторону Милана.

За успешно пройденное испытание не на жизнь, а на простуду, второй день ознаменовался ясным небом, китайской лапшой и одинокой пресс-конференцией по-прежнему удивительно-энергичных шведов с хорошим чувством юмора — Clawfinger. Белорусская пресса настолько яро чувствовала патриотические позывы на гостевой территории, что не осмелилась на пять минут раньше уйти с концерта «Ляписа Трубецкого», почетно несущего знамя передового белорусского коллектива в заморских краях. Впрочем, шведы вряд ли ехали в Литву ради прессы, поэтому ночной концерт вызывал восторг, благодаря мимическим талантам Зака Телла и кульбиту гитариста с шевелюрой в виде пучины морской, который прыгнул в толпу с высоты четырех метров. И остался жив. Вообще, фокусов у Clawfinger был полон короб — Зак в майке с надписью «Пиво и сиськи. Заппа» забирался на высокие конструкции и оттуда кричал «Ну что — хотите, чтобы я умер на сцене?» Но этот худощавый птичий силуэт с подвижными глазками и тонкими пальцами настолько нравился толпе, что она ему этого не позволила. «Вот и хорошо, — приговаривал он, спускаясь с небес на землю. — Я сумасшедший, но не глупый». В этот вечер заметно похолодало.

Позже ритм-гитарист написал: «Clawfinger первый раз выступили перед литовской и белорусской толпой в эти выходные, и нам очень понравилось». Понравилось и зрителям, по-настоящему, раз они вынесли на своей шкуре все чудеса перепада температур и влажности. Впитав еще больше радости от выступления волшебника Roni Size, эстетического маскарада Polarkreis 18, бодрого хип-хопа G&G Sindikatas и земляков The Toobes, палатки, полные жучков, муравьев и пищевых крошек, свернулись и нехотя направились обратно в сторону границы, выстраиваясь в многокилометровые очереди, чтобы успеть пересечь черту до полуночи и перейти в режим ожидания культпохода до следующего года.

Оставить комментарий

  Подписаться  
Уведомление о