ДЕТИ ПОДЗЕМЕЛЬЯ

Группки неформальной молодежи стали уже совсем привычной и естественной частью подземных переходов. Они собираются по вечерам, пьют пиво, играют на гитарах, общаются – в общем, живут. А мимо проплывают потоки людей, куда-то спешат, за чем-то гонятся - за деньгами, карьерой, успехом… Они тоже живут. Но совершенно по-другому. Они живут и не знают, что происходит на этих неформальных островках.

Музыка подземелья

Самые излюбленные места сбора неформалов – это подземные переходы у «Белой Вежи», возле радиотехнического колледжа, у кинотеатра «Москва» и так называемый «леденец» (ст.м. «Площадь Победы»). Почему именно подземный переход? Там тепло, много людей и неплохая акустика, так что в переходах можно заработать немалые деньги. Хотя не все неформалы зарабатывают игрой на гитаре.

В неформальном обществе есть свои классы, даже, я бы сказал, касты. Так, все неформалы делятся на музыкантов, «аскеров» и «голых аскеров». Музыканты играют на гитарах чаще всего для себя, хотя бывает и так, что необходимы деньги. Тогда перед собой ложится кепка или чехол от гитары, который со временем наполняется купюрами разного достоинства. За несколько часов музыкант может заработать таким образом от двадцати до тридцати тысяч рублей.

Термин «аскер» скорее всего произошел от английского слова ask (просить, спрашивать). В то время как кто-то играет на гитаре и поет, «аскер» ходит от прохожего к прохожему с кепкой и просит деньги. Иногда от «аскера» можно услышать душераздирающую историю о том, что музыканты приехали в Минск из другого города (чаще всего из Москвы), их обокрали и им не на что уехать обратно. Ну, как же не помочь людям в беде! В итоге «касса» увеличивается до 40–50 тысяч.

А вот «голые аскеры» не утруждают себя даже игрой на гитаре. Они просят деньги на развитие русского (белорусского) рока или же на панк-революцию. Но такие неформалы встречаются не так уж и часто.

На недельку до второго

Настоящим шиком в кругу неформальной молодежи считается выехать из Минска куда-нибудь в Гомель без копейки в кармане. Главное - найти в новом городе «вписку», то бишь место, где можно будет переночевать. А деньги на еду и обратную дорогу зарабатываются уже описанным мною способом. Город выбирается наобум, хотя есть и «закрытые» географические пункты, такие как Жлобин, где за пятнадцатиминутное пребывание на вокзале можно лишиться всего имущества, а то и получить нож между ребер. В «путешествие» едут автостопом, а когда есть деньги, то можно позволить себе прокатиться и на поезде с непременными бесплатными концертами для попутчиков. Как правило, день и время возвращения заранее не оговариваются: уезжают, когда захотят, но чаще всего пребывание в городе N не превышает нескольких дней.

Наша милиция нас бережет…

Но не подумайте, что жизнь неформалов настолько легка. Практически каждый день они встречаются с проблемами. Проблемы эти выражаются в сотрудниках милиции и в столкновениях с бритоголовыми молодчиками, которые, как известно, недолюбливают молодежь с длинными волосами. В случае встречи с «гопниками», как их называют сами неформалы, музыкант может лишиться своего инструмента, всей выручки, а взамен получить фингал под глазом. Что же касается милиции, то дело тут обстоит иначе. Вся проблема состоит в том, что по закону (решение 419 пункт 3) в подземном переходе нельзя играть. В результате составляются протоколы и платятся штрафы, деньги на которые, кстати, зарабатываются все в том же переходе. Хотя не обходится и без курьезов. Так, однажды милиционеры забрали с собой в отделение несколько музыкантов. Дело было зимой, в переходе холодно, а вот в отделении… В общем, неформалы там неплохо пристроились, отогрелись, а тут все протоколы уже заполнены и пора уходить. Но так не хочется! Сотрудники правопорядка буквально силой выгнали неформалов, но те еще минут двадцать ломились в закрытую дверь отделения.

А дальше что?

Возраст неформалов в основном колеблется от пятнадцати до двадцати трех лет. Они залазят в подземелье, общаются там между собой, находят друзей и подруг, играют на гитарах, пьют, а дальше что? Ведь не всю жизнь они будут вот так «тусоваться». Они возвращаются обратно, в нормальную обычную жизнь, заводят семьи, устраиваются на работу, но прошлое дает о себе знать. Сегодня целое поколение детей подземелья не может жить обычной жизнью, той жизнью, которой жили их родители, той, которой живет большая часть нашего общества. Как правило, они не могут работать на одной и той же работе слишком долго, они любят путешествовать и ходить на разнообразные сэйшны. Так что если вы увидите где-нибудь на концерте реггей-музыки или выступлении какой-нибудь тяжелой рокерской группы тридцатилетнего прилично одетого мужчину, возможно, это представитель первой волны подземных музыкантов…

Потерянно ли это поколение? Я думаю, нет, просто молодые люди выбирают то, что им нравится. И они вправе делать свой выбор.

Оставить комментарий

  Подписаться  
Уведомление о