CXT: АЛЬТЕРНАТИВА НА СЦЕНЕ

Наступившая осень обещает быть нескучной, по крайней мере, на театральных подмостках Минска. 25 сентября о своем уверенном существовании заявляет новая творческая формация, уникальная по своей программе для тихой Беларуси – Современный художественный театр. Для затравки выбраны «Мещанская свадьба» Бертольда Брехта в постановке Михаила Лошицкого и «Все мальчишки - дураки» Ксении Драгунской в постановке Екатерины Огородниковой. Организаторы утверждают, что это именно то, чего так не хватало локальному театру.

В планах СХТ современные интерпретации Шекспира, Гольдони, Беккета, Гоголя, Чехова, Короткевича и даже Макаенка, «мужской театр» и «женский театр», а также какая-то большая тайна. В преддверие премьеры мы встретились с художественным руководителем нового образования, известным театральным продюсером Владимиром Ушаковым.

- Первый закономерный вопрос. Почему был создан Современный художественный театр?
- Идея зрела давно. Помогло огромное желание воплощать в жизнь свои устоявшиеся позиции в театре. Для того, чтобы все было точно и ясно для зрителя, мы и придумали это название, которое совершенно точно отражает позицию нашего театра. Современный художественный театр – мы хотим быть современниками нашего зрителя, и, естественно, у нас есть своя художественная программа, свои цели, которые мы постараемся осуществить.

- Чем СХТ отличается от Вашего прошлого проекта “Виртуозы сцены”?
- Отличия кардинальные. “Виртуозы сцены” – это разные коллективы, белорусская антреприза, смысл которой крылся в самом названии. Лучшие актеры собирались в единый коллектив и осуществляли интересные, неординарные постановки в традиционном виде антрепризы коммерческого спектакля. Сегодня, на мой взгляд, такой театр себя изжил. Ну, а далее: “Театр умер – да здравствует театр!” Кто-то из современников утверждал, что театр становится скучным и неинтересным, если он в течение 5-7 лет не меняет свою концепцию. Перемены позволяют удерживать интерес зрителей. “Виртуозы сцены” выполнили свою задачу, теперь попробуем сделать иной театр. В рамках СХТ, в первую очередь, мы хотим думать о творческом процессе.

- Выходит, что, на Ваш взгляд, современному зрителю интереснее творческий театр? Так ли это на самом деле?
- Иначе мы бы не стали этим заниматься.

- По какому принципу Вы собрали режиссеров и определили начальный репертуар СХТ?
- Принцип был один. В прошлом году в Минске прошел фестиваль “Открытый формат”, который дал новые имена. На меня подействовали работы молодых талантливых режиссеров Михаила Лошицкого и Екатерины Огородниковой. На мой взгляд – это новое направление в режиссуре, которого пока еще не было в Беларуси. Перспективы у ребят превосходные. Даже зная работы московских режиссеров, я понимаю, что наши ребята уже могут серьезно заявлять белорусскую режиссуру на международной сцене.

- Кто-то еще, кроме Екатерины Огородниковой и Михаила Лошицкого, входит в СХТ?
- Пока только они. Втроем мы составляем режиссерскую коллегию, задача которой определять художественную позицию театра в будущем.

- В рамках СХТ Вы не собираетесь “переиздать” постановку Екатерины Огородниковой, которая была представлена на фестивале “Открытый формат”?
- Я не против. Но если помните, это всего лишь двадцатиминутное действие. Как вариант, пьеса, безусловно, интересна, но не может существовать в постоянном показе. Хотя, мы разговаривали с руководителем Театра им.Янки Купалы Геннадием Давыдько, чтобы в будущем лучшие фрагменты проекта “Театр on-line” были объединены в отдельный спектакль, который бы существовал как самостоятельный проект.

- Сможет ли зритель в рамках СХТ попасть на хорошие зарубежные постановки, как это было на фестивале «Открытый формат»?
- Безусловно. Есть идеи СХТ периферии: интересные музыкальный группы, которые будут выступать на сцене театра, близкие нам театральные объединения. В эту же периферию могут войти какие-то нестандартные зарубежные проекты. Театр может и должен становиться центром, в который будут стекаться талантливые и творческие люди и идеи. Но главное – это театр, который будет давать премьеры, который будет жить насыщенной творческой жизнью, определяя традиции современности.

- На какой объем аудитории рассчитывает СХТ?
- Театр будет собирать полные залы. Вместимость СХТ всего 250 мест. Попасть к нам будет довольно непросто, и это доказывают премьеры – достать билеты на 25 сентября уже практически невозможно. Мы надеемся, что та публика, которая придет к нам раз, может придти и три, и четыре раза, приведет с собой еще кого-то. Пусть у нас дороже, чем у остальных, и места ограничены, со временем люди привыкнут к тому, что в СХТ необходимо ходить для того, чтобы получать эстетическое удовольствие.

- Как часто Вы планируете проводить спектакли?
- Каждую пятницу, субботу и воскресенье.

- Организация работы театра также отличается от привычных норм. В чем причина?
- У нас очень нестандартная дирекция. В работе театра используются новые технологии, которые, мы надеемся, принесут свои положительные результаты. Например, для Беларуси пока еще непривычен усиленный пиар театрального события. Сегодня к СХТ приковано внимание львиной доли локальных СМИ. Рекламная кампания театра была проведена очень профессионально, что подтверждается тем, что за короткий срок о существовании театра знают многие. Пока ни один коллектив так не делал. Еще существует ряд вещей, которые мы пока держим в секрете.

- Поскольку СХТ направлен на современный, молодой театр, есть ли у Вас намерение сотрудничать с молодым, но уже самым известным белорусским драматургом Андреем Курейчиком? Кроме того, возможно ли Ваше сотрудничество с ним, как с театральным организатором?
- У нас очень теплые и дружеские отношения с Андреем, и сотрудничаем мы с ним давно. Конечно, мы будем идти навстречу друг другу и совместно делать вещи, которые устраивают две стороны. Что касается драматургии, своим режиссерам я советую, так же, как и они мне, больше зависеть от режиссуры. Они видят или чувствуют, что они хотят ставить, предлагают мне несколько вариантов, из которых я делаю выбор. В моем праве давать советы режиссерам, но пока они не созрели или не видят в пьесах Андрея материала для себя. Возможно, завтра Курейчик напишет пьесу, за которую возьмутся наши режиссеры. Или заговорят его старые произведения. Я думаю, что сотрудничество обязательно будет.

- В рекламном буклете СХТ есть информация о том, что театр будет ставить спектакли по пьесам современных драматургов, в том числе упомянут и Гельдерод. Спектакль Михаила Лошицкого «Школа шутов» уже когда-то шел в Могилеве. Вы повторите постановку или сделаете новый спектакль по Гельдероду?
- Я против повторов, но то, что делает Миша с повторами - совершенно уникально. «Маленькие трагедии», когда-то поставленные им в Могилеве, абсолютно по иному зазвучали в недавнем ремейке для ТЮЗа. Однако, мне кажется, нам повторяться пока нельзя. Есть очень много замечательных пьес других авторов, и, может, то, что ему понравилось в пьесе Гельдерода, он сможет выразить через произведение другого автора.

- Расскажите об актерах, задействованных в СХТ.
- 90% труппы – молодые ребята от 20 до 25 лет. Пока они работают в других театрах. Со временем, думаю, мы создадим труппу и перетащим ребят к себе, где они раскроются в полной мере. Из известных мастеров с нами работают Тамара Миронова и Анатолий Монастырский.

- Последний вопрос. На Ваш взгляд, что нужно сделать в нынешних условиях белорусской сцены, чтобы зрителю не скучно было ходить в театр?
- Все просто. Надо открыть СХТ.