Полевая кухня

В Белорусском республиканском театре юного зрителя главный режиссер Наталья Башева представила премьеру «Блиндаж» по произведению одного из самых известных и, пожалуй, даже знаковых драматургов нашего времени Елены Поповой. В новом спектакле охочая до различных хитроумных выдумок и многоуровневых переплетений драматург предложила зрителям и режиссеру новый знак своей коллекции — знак бесконечность: тема времени и взаимоотношения времени с человеком в «Блиндаже» основная.

Получилось не то что бы ново. Если персонажи недавнего приключенческого фильма «Мы из будущего» попадали прямиком на передовую времен 1942 года, то главные герои «Блиндажа», занимающиеся парашютным спортом Мара и Падре (драматург, видимо, уверена, что нынешняя молодежь непременно общается посредством кличек, прозвищ и псевдонимов), попадают куда-то в лесную глушь, где трое солдат пытаются удержать мифическую высоту и ждут подкрепления. Однако, как выясняется позже, современные герои вовсе не переместились во времени. Это как раз бравые вояки затерялись в неком временном «кармане», где, кстати, чувствуют себя превосходно.

В диалогах герои подробно выясняют разницу между молодежью 40-х и нынешней, бичуют общественные нравы, несут дежурную околесицу про загадочную штуку жизнь, выставляют клубную культуру как порождение некой силы почти воландовского масштаба, никак не меньше. Разговоры перебиваются видеорядом: либо беснующийся танцпол и огни погрязшего в пороке мегаполиса, либо военная хроника. Третьего не дано. Вояки все время дивятся рассказам своих «пришельцев». Мара лихо «ботает по фене», используя в своем лексиконе слово «блин» чаще других и пугает военных рассказами о том, что современная девушка не начинает день, не выдув предварительно прохладный пузырь пива. Благодарному зрителю ТЮЗа в лице отбывающих срочную военную службу солдат, школьников и студентов остается только ужаснуться, что он, зритель, с удовольствием и делает на протяжении всех 120 минут, которые длится спектакль. Цифра звучит пугающе, хотя если вдуматься — это всего каких-то два часа, средняя продолжительность любой столичной постановки.

В случае с «Блиндажом» время до финала действительно идет на минуты. Наблюдать за тем, какой взрослые и умудренные жизненным опытом авторы спектакля видят молодежь, все равно, что смотреть на мир через чужие, постоянно сваливающиеся с ушей очки. Фокус никак не наводится. Посыл очевиден, мораль скромным вьюнком растет на полях всей этой нравоучительной истории. Верить в то, что нынешняя премьера несет в себе некую воспитательную функцию, может только законченный оптимист. Что уж мы так мелочимся: понукаем нынешних гризеток пивом. Если уж делать срез времени, устраивать очную ставку эпохам, вытрясать из общественного шкафа скелетов, давайте уж вспомним, как нынешние школьники снимают на мобильные телефоны избиение одноклассников или берут дедушкино ружье и этих самых одноклассников перестреливают, как уток. По крайней мере, так, судя по долетающим новостям, делают в Америке. Вот тогда действительно будет понятно, что человеческая эволюция дала сбой и «племя молодое, незнакомое» само запуталось в своем временном кармане. А так получается просто легкий загородный пикник с выездом полевой кухни.

Можно вспомнить пьесу «Завтрак на траве» — взгляд драматурга был полон горечи, и горечь эта была обоснованна. Там тоже ходили люди в военной форме, и со сцены ощутимо веяло безысходной атмосферой катаклизма. Кстати, действующими лицами этой пьесы были люди среднего поколения и по возрасту вполне могли быть родителями героев «Блиндажа». Вот им бы и стоило задать главные вопросы и выяснить, почему романтичный и дисциплинирующий парашютный спорт не дал свои всходы в черствых молодых сердцах.

Оставить комментарий

  Подписаться  
Уведомление о