Вадим Сашурин: "Есть Домрачева и вся остальная команда"

В минувшее воскресенье завершился очередной биатлонный сезон. Улов сборной Беларуси — одно второе, два третьих места и общая седьмая позиция в розыгрыше Кубка мира восходящей звезды Дарьи Домрачевой. Негусто, если учесть, что мы привыкли относить себя к ведущим мировым биатлонным державам. Итоги года вместе с «Известиями» подвел один из самых прославленных белорусских биатлонистов Вадим Сашурин.

Ваши общие впечатления от выступления сборной Беларуси в завершившемся сезоне. Хотя, подозреваю, в какие тона они будут окрашены…
Если говорить о Дарье Домрачевой, то этот сезон — пока лучший в ее карьере. Она заслуживает самых лестных слов и в плане дальнейших перспектив, и из-за своих бойцовских качеств. Что-то получалось, что-то — нет, но за выступлением Домрачевой было приятно наблюдать. Если Дарью убрать за скобки, то о команде, собственно, и сказать нечего. Хотя девчонки по ходу сезона в «свои ноги» бежали. А по ребятам ситуация, конечно, совсем грустная.

Вы видите причину в особом таланте Домрачевой или в неэффективной системе подготовки остальных биатлонистов?
Во-первых, Домрачева — воспитанница российской школы биатлона. Она выросла в Ханты-Мансийске, как известно. Хотя белорусская школа по качеству российской не уступает, но конкретно на становлении Дарьи это и сказалось. Во-вторых, она всегда предельно мотивирована, сильная, с головой и необходимым спортивным азартом. Это ее неоспоримые преимущества.

Но и система подготовки наверняка ухудшилась. Или в свое время так совпало, что в Беларуси было сразу несколько биатлонистов высочайшего уровня — Попов, Рыженков, Сашурин, Айдаров?
Не вижу чего-то особенного в нашем поколении. Были ведь и другие большие таланты — Ивашко, братья Пестеревы, Морщакин. Все дело в большой конкуренции: мы были заряжены на борьбу, понимали, что нужно сделать, какой объем работы выполнить, чтобы хоть как-то засветиться в биатлоне. Сейчас попасть в сборную Беларуси для здорового спортсмена труда не составляет. Взять хотя бы Владимира Миклашевского. У него природные данные, на мой взгляд, гораздо выше моих. Я это точно знаю. И где он сейчас? Знаете, за последние десять лет мы столько растеряли... Еще пару лет назад я знал, что нужно сделать, чтобы добиться положительной динамики в развитии команды. А сегодня, честное слово, не знаю. Например, упущена работа по улучшению скорострельности. Вы посмотрите, как наши стреляют! А если взять функциональную готовность, то кто, кроме Домрачевой, может ею похвастаться? 90% команды не бежит. Когда же я высказал свои соображения на этот счет в прессе, в том числе о неудаче на чемпионате мира, тут же в мой адрес посыпались упреки из разряда «собака лает, а караван идет». Поэтому мне больше не хочется рассуждать на эти темы: пусть все идет, как идет, если всех это устраивает.

В сборной Беларуси появился иностранный специалист — немец Клаус Зиберт. На ваш взгляд, принесло это пользу белорусской сборной?
Допускаю, что в покупке чужих «мозгов» нет ничего плохого. Но меня потрясло первое впечатление от встречи с Зибертом. Хотел узнать для себя, как у них в Германии принято бороться со стрессовым фактором, какие у них используются при этом упражнения. Тем более есть собственные наработки: мы их опробовали с нашей командой. В конце концов, если человеку платят немалые деньги, значит, он должен делиться опытом. Но Зиберт ушел от ответа. Поинтересовался у него о работе по скорострельности — результат тот же. Я решил, что в ходе работы этот специалист еще покажет себя. Прошел год, и что же? Уже в начале сезона было видно, насколько медленно команда стреляет. Потом это увидели все. Я первый сказал об этом, поэтому все шишки полетели в мою сторону. Но если есть биатлонисты, которые за 16 секунд стреляют в ноль, а мы еле-еле из 40 секунд выходим, разве это не заставляет задуматься?

Ответьте как бывший спортсмен-профессионал. Если у человека слабое место стрельба или бег, неужели за пять, семь лет нельзя его хоть как-то подтянуть? У Валиул­лина, например, как были проблемы со стрельбой на стойке, так никуда и не делись. А Новиков, наоборот, никак не бежит быстрее…
Вообще, у спортсмена высокого уровня должно получаться все. У Рустама камень преткновения — стрельба стоя. Хотя в биатлоне есть правило, что с возрастом стрельба становится только стабильнее. Надо что-то делать. В свое время я знал, что ему нужно тренироваться стрельбе в стрессовых условиях, чтобы на Кубке мира ситуация не казалась такой ударной. Но беспокоит и другое. Если раньше его козырем был бег, то теперь и этого нет. Спортсмен ломается. Больно все это наблюдать, поскольку я помню, как могут выступать все наши ребята и на что они способны.

Какие все-таки перспективы у нашей сборной на следующий, олимпийский сезон?
Если кардинальных перемен в подготовке не случится, рассчитывать на что-то команде в целом будет очень тяжело. Повторюсь, пока у нас есть Домрачева и вся остальная команда отдельно. Кстати, рекомендовал бы Дарье провести пару-тройку сборов со спортсменами ведущих биатлонных держав — Норвегии, Германии, Франции, России и т.д. Если она найдет такую возможность.

Оставить комментарий