«ОБЫЧАЙ КРОВАВОЙ МЕСТИ»

Кто «заказал» Григория Найденкова?.. Похоже, что был он одинаково ненавистен двум людям: председателю Центрального бюро Компартии Белоруссии Александру Мясникову и московскому эмиссару Адольфу Иоффе.

Окончание. Начало в № 48.

СПРАВКА

Иоффе Адольф Абрамович (псевдоним В.Крымский) [10(22).10.1883 — 17.11.1927], советский государственный и партийный деятель, дипломат. Родился в семье богатого симферопольского купца, гимназистом участвовал в кружке революционной еврейской молодежи, затем уехал в Берлин, учился на медицинском факультете, специализировался по психоанализу. В

1904 г. примкнул к РСДРП, вел революционную работу в Баку и Москве. В 1906 г. выслан в Сибирь, бежал из ссылки и эмигрировал в Швейцарию, позже поселился в Вене. Решением пленума ЦК РКП(б) от 16 января 1919 г. командирован в Белоруссию «для общеполитического руководства». Как член ЦК занимался созданием Литовско-Белорусской Советской Республики. Известен как крупный специалист по комбинациям с белорусскими территориями: сначала — на переговорах с немцами в Бресте в конце 1917-го и начале 1918 года, затем — с литовцами в мае и июле 1920-го и, наконец, с Польшей — подписал Рижский мир 1921 года. Белорусские представители к участию в этих переговорах принципиально не допускались. С 1922 г. советский посол в Китае и Японии, с 1924 г. полпред в Вене. С 1925 г. участник «новой оппозиции», был отозван в Москву, где покончил с собой, застрелившись из револьвера, из-за обострившейся нервной болезни и разочарования в перспективах пролетарской революции. В варшавской газете «Свобода» 4 сентября 1920 г. Александр Гзовский под псевдонимом Борис Ольгинский опубликовал статью «„Товарищ“ Иоффе. Из воспоминаний», в которой приведен следующий портрет Иоффе: «Среднего роста, изящно одетый, он скорее походил на владельца банкирской конторы, чем на коммунистического деятеля».

В середине января 1919 года в Москве твердо решили, что с игрой в суверенную Советскую Белоруссию пора кончать. Для экспансии на Запад надо «делать» очередную буферную республику — теперь уже «литовско-белорусскую». (Планируемая последовательность таких эфемерных «республик» предугадываема: польско-литовская, германо-австрийская, австро-итальянская, итало-французская…)

Но вдруг на партийном толковище в Минске поднимается «какой-то» Найденков и выступает вразрез с установками Москвы. Цитата:

ПРОТОКОЛ № 10 заседания Цент­рального Бюро Коммунистичес­кой партии (большевиков) Белоруссии от 22 января 1919 года.
Председательствует тов. Мясников. Присутствуют: тт. Кнорин, Иванов, Рейнгольд, Найденков, Андреев, Калманович, Лагун, Гетнер и член ЦК [РКП(б)] тов. Иоффе.
Повестка дня: доклад тов. Иоффе.
Тов. Иоффе указывает, что <…> после краха германского милитаризма снова настает период националистических стремлений. Этими стремлениями хотели воспользоваться империалисты для создания республик, через и посредством которых они могли бы влиять в желательном смысле на Советскую Россию. Чтобы избежать этого, а также непосредственного воздействия империализма на Россию, ЦК решено создать между им и нами ряд республик-буферов. <…> ЦК предлагает:
1. Ограничить размеры Белорусской Республики географически необходимыми границами, т.е. Минской и Гродненской губерниями.
2. Обратиться к РСФСР с предложением о федерации. <…>

В ответ Найденков заявил о том, что, отрывая от Белоруссии три губернии, которые теперь составляют ее большую часть, где существует уже налаженный правительственный аппарат, ЦК наносит большой ущерб делу советского строительства. Предложение о федерации можно принять, но только в том случае, если Белорусская Республика будет оставлена вместе с тремя губерниями. Цитата:

Найденков. План о федерировании нельзя не приветствовать. Но странно, когда одной рукой это налаживается, а другой рушится. В пределах З[ападной] об[ласти] (после Октябрьской революции 1917 г. Западная область стала административно-территориальной единицей в составе Виленской, Витебской, Могилевской и Минской губерний, в апреле 1918 г. в область включена Смоленская губерния. — прим. ред.) существует аппарат, который в Б[елорусской] Р[еспублике] не ослабел. Зачем же раздроблять эти губернии. Б[ывший] Облискомзап укрепился в пределах именно См[оленской], Вит[ебской] и Моги[левской] губ[ерний]. Теперь же ему дается Минская и Гродненская губ[ернии]. Это недопустимо и вредно.

Мне представляется, что Иоффе, услышав возражения Найденкова, подумал о нем с сожалением. Мол, чего ты «возникаешь», блокируешься с местными деятелями? Ты же вроде русский, смоленский. Твоя задача — проводить на местах линию московского ЦК. А когда отработаешь свое на национальной окраине, то получишь в награду хорошую должность в Москве. Как уже я получил. Как скоро получит товарищ Мясников… Говоришь, что наша линия вредная? Ну, тогда мы докажем, что вредитель — ты сам. И поможет нам в этом Мясников…

Утверждение романис­та Гзов­ского о том, что Найден­ков отбил у Мясникова «рево­люционно-полевую» жену и за это был уничтожен согласно «обычаю кровавой мести» — не более чем бульварная выдумка.
Правда же в том, что Мясникову в Москве не нужен был свидетель его деятельности в Белоруссии. Именно поэтому Найденкова не отпустили в Москву, когда в апреле 1919 года его персонально запрашивал нарком путей сообщения РСФСР Л.Б.Красин (по образованию наш герой был дорожным техником).
Вот изуверство: в апреле не отдали Григория Найденкова как ценного работника, без которого невозможно обойтись в Литбеле, а в мае сшили расстрельное дело.

Из 19 членов первого белорусского советского правительства ни один не окончил свои дни так, как в цивилизованном мире завершают жизненный путь заслуженные министры-пенсионеры — широко уважаемым в собственной стране человеком, в окружении родных и близких, за работой над мемуарами… Ни один из них! (Разве что нарком госконтроля Берсон «вовремя» погиб канонически-геройски.)
Читайте мартиролог, в котором наименование должностей приводится в соответствии с официально опубликованным 19 января 1919 г. списком членов правительства БССР:

Жилунович Дмитрий Федорович, председатель Временного рабоче-крестьянского советского правительства Белоруссии. После ареста в 1936 г. органами НКВД умер 11 апреля 1937 г. в Могилевской психиатрической лечебнице от гангрены легких.

Андреев Александр Александрович, член правительства по земледелию. В январе 1938 г. незаконно осужден и расстрелян.

Берсон Станислав Игнатьевич, член правительства по государственному контролю. В апреле 1919 г. попал в плен к полякам и расстрелян.

Дыло Осип Леонтьевич, член правительства по Комиссариату труда. После арестов и ссылок жил в Саратове, умер в безвестности в 1973 г.

Иванов Семен Варфоломеевич, член правительства по внутренним делам. Репрессиям НЕ ПОДВЕРГАЛСЯ. С февраля 1944 г. до ухода на пенсию возглавлял малозначительное бюро рационализации во Всесоюзном научно-исследовательском институте угольной промышленности. Умер в 1955 г.

Калманович Моисей Иосифович, член правительства, комиссар по продовольствию. В ноябре 1937 г. расстрелян по ложным обвинениям.

Кваченюк Александр Иванович, член правительства по юстиции. Фигура совершенно уникальная, ибо даже директор Национального архива Республики Беларусь В.Д.Селеменев — ученый-историк, наиболее авторитетный наш специалист по персоналиям — не смог обнаружить каких-либо биографических сведений об этом министре! Известно только, что в феврале 1919 г. Кваченюк был командирован ЦБ КП(б)Б для постановки советской и партийной работы в Речицкий уезд. А в последующем… Только в книге Б.С.Утевского «Воспоминания юриста» (М., 1989) даются сведения, основанные на сообщении в минской (?) газете, о том, что Петроградский уголовный розыск устанавливает местонахождение авантюриста Кваченюка, обманным путем проникавшего на работу в советские учреждения и растратившего крупную сумму денег. В июне 1919 г. Утевский встретил Кваченюка на совещании заведующих губернскими отделами юстиции Украины. После того он был арестован и препровожден в Петроград. На просьбу НАРБ подтвердить данные сведения из архивов ГУВД Лен­облгорисполкомов, ЦГАОР г. Ленинграда и Центрального архива высших органов власти и управления Украины получены отрицательные ответы.

Мясников Александр Федорович, член правительства по военным делам. Погиб в 1925 г. под Тифлисом в авиационной катастрофе, которую некоторые историки считают подстроенной.

Найденков Григорий Павлович, член правительства, председатель Центропленбежа Белоруссии. Расстрелян 30 мая 1919 г. в Минске.

Пикель Ричард Витольдович, член правительства, председатель Совнархоза. В августе 1936 г. расстрелян «за террористическую деятельность против руководителей партии и государства».

Пузырев Илларион Исаевич, член правительства по здравоохранению. Дата и место кончины неизвестны.

Рейнгольд Исаак Исаевич, член правительства по делам финансов. Приговорен 22 августа 1936 г. к расстрелу как участник «троцкистско-зиновьевского террористического центра».

Розенталь Карл Федорович, член правительства по Комиссариату почт и телеграфов. До ухода на пенсию в 1951 г. работал руководителем отдела общего снабжения на стройках МВД СССР. Скончался в 1983 г.

Савицкий Иван Павлович, член правительства по Комиссариату путей сообщения. Дата и место кончины неизвестны.

Фальский Всеволод Степанович, член правительства по иностранным делам. Последние прижизненные сведения о первом белорусско-советском министре иностранных дел таковы: с 1925 г. жил в Киеве, в 1927–1928 гг. был директором драматического театра им. М.Заньковецкой. Дальнейшая судьба неизвестна.

Червяков Александр Григорьевич, член правительства по народному просвещению. Покончил жизнь самоубийством в 1937 г.

Чернушевич Дмитрий Силыч, член правительства по социальному обеспечению. Расстрелян в июне 1938 г.
Шантыр Фабиан Гилярович, член правительства по национальным делам. Расстрелян в Новозыбкове 29 мая 1920 г. особым отделом 16-й армии.

Яркин Виктор Иванович, член правительства, председатель Чрезвычайной комиссии Белоруссии. Расстрелян 29 октября 1937 г.

Кто же был главным врагом этих людей, если не созданный ими режим?

2
Оставить комментарий

новее старее большинство голосов
Елена

Все впечатляет. Я нашла информацию про своего прадеда Яркина Виктора Ивановича.

янина

Нашла информацию о своем родственнике Дмитрие Силыче Чернушевич. Он родной брат моего деда Чернушевич Ивана Силыча. Тоже был репрессирован. Умер на Сахалине.где я и живу сейчас. Так хочется найти кого-то из родных. Если кто-то прочтет- напишите,пожалуйста. мой адрес: yanina-gimro@mail.ru