Иван Павлов: «Лучший драматург – сама жизнь»

«…Однажды дед Леха, пожалев мокнущую под дождем женщину, покупает у нее лотерейный билет и выигрывает немалую сумму денег! Как распорядиться такими деньгами на старости лет, дед Леха и его закадычный друг, дед Саня, решают по-своему...» – так начинается пресс-портрет одного из наделавших шума на «Лiстападзе» белорусских фильмов «На спине у черного кота» режиссера Ивана Павлова.

Те, кто следил за драматургией зрительского фестивального голосования и сам принимал в нем участие, напряженно ждали дня объявления победителя. Причем амплитуда мнений колебалась от «очень даже за» до «просто ни в какие ворота против». Кому интересно – посмотрите форум «Лiстапада», там все написано. Фильм в итоге получил «бронзу». Все успокоились, пришел в себя и режиссер Иван ПАВЛОВ. В эксклюзивном интервью ученик Виктора Турова рассказал корреспонденту «ЭН» о себе, «Черном коте…» и о специфике работы на национальной киностудии.

– Вы согласились с мнением большинства, которое утверждает, что «На спине у черного кота» вышел в прокат с огрехами. Как работалось над этой картиной?
– Постоянная нехватка времени – первая причина того, что фильм не получился таким, каким задумывался изначально. Ведь раньше, во времена Советского Союза, было как? Режиссеров, сценаристов насильно отправляли в дома отдыха, и они сидели там, в замкнутом пространстве. Да, безусловно, выпивали. Но, по крайней мере, привозили оттуда готовые сценарии. У них не болела голова о еде, зарабатывании денег на прокорм семьи. Сейчас же все в цейтноте – давай-давай! – некогда сосредоточиться, подумать, проанализировать. Мои родители даже жалеют о том, что вовремя не отговорили меня стать режиссером.

– А кем вы могли бы стать?
– По первому образованию я – инженер-электрик, окончил политехнический институт в Минске. Даже какое-то время работал на железной дороге. Был бы сейчас начальником цеха, со стабильной зарплатой и графиком с 8.00 до 17.00.

– Из инженеров-электри­ков – в кино. Как это произошло?
– Клубок случайностей, ко­торый разматывался с детства. В первом классе у меня были кудрявые рыжие волосы, торчавшие во все стороны. Меня во Дворце спорта остановила какая-то женщина, дала бумажку и попросила прийти с родителями на «Беларусьфильм», где в это время искали детей для участия в съемках фильма «По секрету всему свету». Меня пробовали и на главную роль, и на Мишку Слонова. В результате я был занят в некоторых эпизодах, но прославился в школе – артист! Играл в ученическом театре, после школы поступил в политехнический институт. Одновременно играл в народном театре, которым тогда руководил Геннадий Давыдько. Потом, по его рекомендации, был принят в академию искусств в мастерскую режиссера Виктора Турова. Так я пришел в кино.

– Наша белорусская академия готовит режиссеров, но кино ведь начинается со сценария. Отсутствие хороших сценариев – большая проблема…
– Я расскажу такую историю. Наши белорусские мэтры Алесь Адамович и Владимир Короткевич, уже будучи известными писателями, решили творить для кино. Они попробовали, посмотрели, что это такое, и… пошли на двухлетние Высшие сценарные курсы, учиться. В кино с «кондачка не запрыгнешь» – специфическое творчество. Тех сценаристов, которые мне что-то присылают, я никогда не ругаю. Не делаю разборов, а отсылаю книжку А.Червинского «Как хорошо продать хороший сценарий?» – американский учебник, умный и полезный.

– Какие кинотемы или жанры вас больше привлекают?
– Любые, абсолютно любые. Главное, чтобы материал тронул меня. Детективы, мелодрамы, комедии – все. Просто не из чего выбирать. Не так давно, правда, мне прислали один сценарий, к изучению которого я подошел более старательно. Прочитал, весь исчеркал, отправил на доработку, потом позвонил этой женщине: «Скажите, сколько в этом материале житейской правды? Процентов 80?» Оказалось, что история невыдуманная, потому интересная. Лучший драматург – наша жизнь. Сценарий написан хорошим языком, живым, повседневным. Если его немного отшлифовать, то может получиться четырехсерийная мелодрама для умных женщин среднего возраста. Но мне немного страшно браться за эту работу. Почему? Не уверен, что я досконально знаю женский характер.

«…ЕСЛИ Я ХОТЯ БЫ НА 20% ЗАНИМАЮСЬ ТВОРЧЕСТВОМ НА СЪЕМОЧНОЙ ПЛОЩАДКЕ, ТО ЭТО ХОРОШИЙ РЕЗУЛЬТАТ…»

– Женский характер не знает никто. Зато отлично известно, что сейчас смотрят по ТВ и что читает основная масса населения – «мыло» и «желтуху»…
– «Пипл хавает» все, что ему подсовывают. На всем этом зарабатываются огромные деньги. Например, затраты на производство «мыла» окупаются за один показ по центральному каналу в прайм-тайм. Ведь одна минута рекламы на НТВ стоит 60 тысяч долларов. Вот и считайте сами, исходя из количества рекламных блоков до, во время и в конце демонстрации серии. Поэтому сейчас снимать сериалы очень выгодно. Но, безусловно, страдает качество, так как продюсеры, чтобы заработать денег, постоянно подстегивают съемочный процесс. Ни о каком грамотном монтаже, ни о «зерне» роли речь в таких условиях вообще не идет. По поводу «желтухи»… Я жалею, что не вставил в фильм «На спине у черного кота» один кадр. Главный герой берет с полки газету и что-нибудь в нее заворачивает, выражая тем самым свое брезгливое отношение к прессе. Потому что то, как повела себя «Комсомольская правда», послав к умирающему Абдулову журналиста под видом врача, не укладывается в голове. До какой же низости можно дойти: эту новость «пипл» будет «хавать» с аппетитом! Конечно, я понимаю, растут тиражи, прибыль. Но такими способами!

– Вернемся к кино. Получается замкнутый круг. То, что «едят» массы, снимать нормальному человеку невозможно. А если делать авторское кино – его не будут смотреть. Значит, не будет ни денег, ни проката…
– Действительно, чтобы де­лать авторское кино, нужно быть не связанным по рукам и ногам. Как в Голливуде появляются серьезные ленты? Спилберг, например, снял свой «Юрский период», который дал ему возможность работать над «Списком Шиндлера». У нас, на «Беларусьфильме», все, абсолютно все сидят в «кандалах». Я понимаю, мы не художники – хочу рисую, не хочу – подождут. Кино – это производство, в котором «завязаны» цеха, рабочие, артисты, группа. За режиссером – решение целого «поезда» проблем, от бытовых до экономических. Думаю, если я хотя бы на 20% занимаюсь творчеством на съемочной площадке, то это хороший результат.

«…КОГДА НЕТ КИНОСЪЕМОК, СТУДИЯ ПЛАТИТ РЕЖИССЕРАМ МЕСЯЧНЫЕ «ПРОСТОЙНЫЕ». ЭТО ПРИМЕРНО 300-350 ТЫСЯЧ РУБЛЕЙ. ЗА ПРОКАТ «ЧЕРНОГО КОТА» ПО БЕЛАРУСИ Я ПОЛУЧИЛ ТОЖЕ «СУМАСШЕДШИЕ»… 40.000 БЕЛОРУССКИХ РУБЛЕЙ. ЧТОБЫ СУЩЕСТВОВАТЬ, ПРИХОДИТСЯ СНИМАТЬ ВСЕ, ВПЛОТЬ ДО ПРОИЗВОДСТВЕННЫХ ВИДЕОРОЛИКОВ ТИПА «КАКОЙ БЫТЬ ТОВАРНО-МОЛОЧНОЙ ФЕРМЕ?»

– Какие проблемы вас особенно донимают?
– Допустим, пленка. Ее всегда не хватает. А ведь это – расходный материал. Мы вкладываем деньги в декорации, костюмы, в дорогих актеров. Далеко их везем, выставляем свет, платим группе – тратим бешеные деньги – и можем снять… один дубль, один, понимаете? Потому что нет пленки. Стоит она в среднем один доллар за секунду. Если посчитать общие расходы на производство фильма, то стоимость пленки составляет примерно 2,5-3%. На чем тут экономить? Но переснять то, что мне не понравилось, то, что недоиграл актер, я не могу – не на чем. И достать «из-под откуда-нибудь» ее я тоже не могу. Мне выдали 10.000 метров, и ни на метр больше нельзя сдать в дальнейшую обработку, проявку. Потому что это тоже лишние расходы. И так одно за другое цепляется – бесконечно и трудно.

– Но зритель всех этих проблем знать не хочет и не должен. Он заплатил за билет, пришел, посмотрел и высказался…
– Высказываться у нас умеют, это точно. И не только зрители, но и средства массовой информации. Так перевернут все с ног на голову – диву даешься. Та же «Комсомолка» писала: «В фильме "На спине у черного кота" снялись Виктория Лукашенко и Филипп Киркоров!» Господи, да Виктория прошла через такое сито! Мы посмотрели тысячи детей, прежде чем остановить свой выбор на внучке Президента. Или участие Филиппа – это чистой воды прикол. Причем самому Киркорову понравилась идея: просто невзначай появиться одному, без сопровождающих его «понтов с фотоаппаратами». А в прессе появляется что-то вроде «притянутой за уши мегазвезды российской эстрады и подтасованного фестивального голосования из-за того, что в фильме снялась Виктория Лукашенко». Чушь напишут, но люди читают и верят всякой ерунде.

Оставить комментарий

  Подписаться  
Уведомление о