НАТАЛЬЯ ЖОЛОБОВА: «ДЛИННЫЕ РУКАВА ПЕТРУШКИ – ЧЕМ НЕ КОСТЮМ?»

Вы видели где-нибудь театральную постановку без костюмов? Вряд ли, ибо даже прикрытый куском материи или вовсе без оного актер все равно одет соответственно замыслу режиссера. Может не быть декораций, реквизита, музыки, яркого света – без всего этого спектакль вполне жизнеспособен. Но только не без костюмов. Поэтому важность сценической одежды, безусловно, аксиома. Но вот когда возник театральный костюм, как развивается? Моим собеседником и, отчасти, консультантом выступила художник по костюмам московской театральной студии «SounDrama» Наталья ЖОЛОБОВА.

– Славянский театральный костюм – не от скоморохов ли ведется?
– Конечно, оттуда. Посмотрите на все эти длинные рукава петрушечников – чем не костюм? Корни народные, идущие от бытовой одежды. Но рубахи все равно шились специально для представлений, украшались всевозможными лентами, яркими тряпками, деталями из бумаги. Вообще, любой театральный исторический костюм был когда-то повседневным. Естественно, если он не сказочный – в петушиных хвостах и заячьих ушах по будням наши предки не разгуливали.

– Но во время праздничных гуляний…
– Вот! Отличные театральные костюмы! Самые настоящие, которые сейчас называются игровыми. Здесь вам и средство преображения, и один из элементов игры, обрядовых, фольклорных действ. Мужчины рядились в женщин, красавицы – в ведьм. Или все «хором» изображали животных. В ход шло все, что под рукой, как говорится, – вывернутый наизнанку тулуп, кожух, короткие штаны, широченные рубахи, дырявые рукавицы, тряпье, мешки, веревки. Прибавьте к этому пучки соломы, цветы, листья да развесьте колокольца с перьями – готовый театральный костюм.

– Родившись из народного костюма, сценическая одежда во все времена как бы повторяла то, что носили люди в данный исторический период?
– Отчасти это так. Но чтобы спектакль получился цельным, необходимо учитывать режиссерский замысел. Костюм не может существовать отдельно от спектакля. Иначе можно просто моделей на подиум вывести, они все покажут в лучшем виде. Режиссер не обязательно «видит» сценическую одежду, но он точно знает, чего хочет.

– Сейчас вы работаете над созданием костюмов к «Свадьбе» в театре им. Я.Купалы, в постановке Владимира Панкова. «Внешний вид» актеров уже определен?
– Володя (Панков – прим. авт.) всегда использует принцип «униформы». В готовящемся спектакле это тоже есть. Не в том смысле, что все костюмы похожи один на другой, нет. Дело в постепенном «развоплощении» первоначально безликих актеров. Одетые в однотонную «серость», по ходу действия каждый из них, снимая что-то, обнаруживает только ему принадлежащие детали-«черты»: кепки, пиджаки, жилеты, яркие аксессуары.

– Все эти превращения общей униформы в одежду индивидуума что обозначают?
– То, что на сцену, прежде всего, выходят люди, актеры, а не персонажи спектакля. Вот, познакомьтесь – перед вами артист Вася Иванов. Потом уже только этот условный Вася становится тем, кого он играет по роли. И превращается он в персонажа не только игрой, но и при помощи костюма.

– Исторически театральный костюм был «привязан» к определенной эпохе? Какими элементами вы связываете XIX век чеховской «Свадьбы» с современным прочтением пьесы?
– Это действие никак не привязано. Какая разница, когда было написано произведение? Речь ведь идет о вечном, о пустоте. Вне эпохи и вне времени. Единственное, что можно утверждать наверняка, – это национальная принадлежность. Потому что пригласить на семейное торжество свадебного генерала для придания статуса мероприятию – чисто российская особенность.

– Каковы сейчас тенденции развития театрального костюма?
– Никаких особых тенденций нет. Стало меньше правил. Костюм создается, исходя из необходимости. Что, как мне думается, отражает нашу жизнь вообще. Вот, например, мода. Разве она сейчас есть как таковая? Нет ее. Модно то, что тебе нравится. В этом смысле театр идет в ногу со временем. По-другому – никак. Пока театр будет меняться, он будет жить.

Оставить комментарий