ВЛАДИМИР ПАНКОВ: «СПЕКТАКЛЬ УЖЕ НАЧАЛСЯ»

Очень часто журналисты, пишущие о театральных новациях, в иронично-раздражающем тоне говорят о режиссере – «модный». Подразумевая при этом раздутую популярность у ничего не смыслящего в высоком искусстве зрителя и предрекая скорый конец очередной сценической ерунде. Дескать, на «модной» пене выбрался и в пучину канет. Может быть, может быть. Но определение «модный» ведь как раз и говорит о непостоянстве, периодическом изменении различных форм культуры.

Именно «мода» выступает в качестве микростиля текущего времени. Так что ничего плохого в этом нет. Наоборот, хорошо, что рождаются такие новаторы, которые на свой страх и риск пробуют, вводят новую стилистику, оживляют традиционность, развивая тем самым живой организм, коим является театр.

Много копий сломала московская пресса над головой Владимира ПАНКОВА – театрального режиссера, придумавшего то, до чего никто не додумался, а именно: соединить на сцене драматический материал слов с музыкой, сделав мелодию полноправным персонажем спектакля. Так возникло новое жанровое направление – саундрама. «Отец» которого – Владимир Панков, актер, режиссер, композитор, мультиинструменталист, педагог, – приехал в Минск ставить в Купаловском театре «Свадьбу» Чехова. Естественно, в жанре SounDrama.

– Когда начнутся репетиции, и кто из актеров будет занят?
– Я уже несколько раз собирал труппу театра, познакомился с актерами, прошло несколько читок пьесы. Премьера назначена на конец февраля. Кто из актеров участвует? Половина труппы. Все, кто пришел и сказал: «Хочу играть в «Свадьбе». Собственно, спектакль уже начался. Пока на стадии процесса слияния двух языков – русского и белорусского, разных театральных жанров. Осталось грамотно все расслышать и добросовестно передать другим. Действо получится тогда, когда я увижу на сцене одну «команду», состоящую из минских и московских актеров и музыкантов, – это будет победа. Чехов написал слова, но для меня это ноты. Они должны зазвучать.

– Мелодика белорусского языка и чеховский текст совпадают?
– А почему нет? Никакого противопоставления я не вижу. Ведь в «Свадьбе» – не только белорусский, но и французский, немецкий, русский языки. И язык танца, жеста, мимики, музыки. То есть задействованы все театральные средства.

– Кто помогает вам в осуществлении проекта?
– Есть такое понятие «команда». Художник-постановщик Максим Обрезков, художники по костюмам Наталья Жолобова и Сергей Агафонов – с этими людьми я прошел достаточный творческий путь, готовя постановки в студии «SounDrama». Теперь мне бы хотелось, чтобы этот единый дух поселился в белорусских артистах. Чтобы они стали единым целым в этой работе. Потому что одновременно на сцене находятся 30 человек. Именно человек, не актеров. Спектакль будет построен таким образом, что никто не уходит, на сцене нет кулис. Все постоянно на виду у зрителей – одна сцена начинается, вторая продолжается – без пауз, почти, как в балете.

– Вы готовите «Свадьбу» в двух составах?
– Да, и причин этому несколько. Во-первых, всегда должен быть дубль – люди есть люди. Во-вторых, я хочу, чтобы поработали все. Мне как режиссеру есть чем поделиться.

– Купаловцы – драматические актеры. Из чего будет состоять музыкальная составляющая спектакля?
– Только из возможностей артистов. Вообще, уже доказано, что нет людей без слуха или без чувства ритма. Просто ими никто не занимался, не развивал эти врожденные качества.

– Какая музыка будет звучать в спектакле?
– Авторская, то есть моя, и фрагменты из «Свадебки» Игоря Стравинского.

– Музыкантов московских привезете?
– Все действо «Свадьбы» будут сопровождать музыканты Купаловского театра и мои, из студии «SounDrama». Это очень правильно и интересно: «У меня есть скрипка, у тебя контрабас – давай попробуем поиграть вместе». В вашем театре работают уникальные мастера. Один из них играет на 64 инструментах – струнных, духовых, смычковых. Это фантастика, какую музыку он умеет извлечь из… обычного стола. Не говоря уже о гавайской гитаре.

– Спектакль пойдет с перерывом?
– Ни в коем случае. Все мои постановки идут «одним куском» – это сознательно. Нельзя прерывать ниточку восприятия.

– Сами не хотите поиграть в «Свадьбе»? Вы же актер…
– Провокационный вопрос. Все-таки скажу – нет. Это я решил для себя твердо. Режиссер должен постоянно находиться по другую сторону рампы. Синдром «павлина», когда постановщик сам себя выдвигает в персонажи и забирается на сцену, мне чужд.

Оставить комментарий