ЧЕРЕЗ ДВА ДНЯ ПОСЛЕ ВОЙНЫ

Размышления на полях юбилейной хроники

Позавчера во многих странах отмечали 90-летие окончания Первой мировой войны. А что у нас?.. Сегодня у нас 13 ноября — 90 лет с того дня, как правительство Ленина-Троцкого аннулировало Брестский мирный договор. Красная Армия начала выдавливать немцев с оккупированных территорий. В Белоруссии действия войск Троцкого были поддержаны ударами партизанских отрядов по тылам отходящего противника.
Хотя, какой, собственно, мог быть противник и какая война!

В Западной Европе уже два дня был мир: 11 ноября 1918 года в железнодорожном вагоне командующего войсками Антанты маршала Фоша в Компьенском лесу во Франции немецкая делегация подписала условия капитуляции. Подписи были поставлены в 5 часов 12 минут утра, и немедленно весть об этом разнеслась по фронтам. По телеграфу и радио передали: в одиннадцать часов утра прекращаются всякие боевые действия. Капитуляция вступила в силу, был произведен артиллерийский салют в 101 выстрел — последние залпы мировой войны.

Дотошные союзнические хроникеры раскопали фотоснимок, сделанный 11 ноября 1918 года в 10 часов 58 минут на северо-востоке Франции близ Бельгии и Люксембурга. Солдаты 353-го американского пехотного полка возле баррикады перед церковью в коммуне Stenay ждут официального конца военных действий. Через две минуты они на законных основаниях пойдут пить вино в ближайший кабачок. И немцы тоже пойдут.
А почему на Восточном фронте так не было?

Военную присягу я принимал в советское время в Обуз-Лесновском учебном центре близ города Барано­ви­чи. Перед этим был курс молодого бойца, по ходу которого офицеры-политработники проводили беседы о традициях русской (советской) воинской славы. Упоминали Суворова и Кутузова, быстро переходили к Жукову и Коневу, а в общем, все сводили к штурму Берлина в 1945 году.

И ни один из ротных замполитов, беседуя с курсантами, не упомянул о событиях времен Первой мировой. Не рассказал о том, что с августа 1914-го по август 1915 года тут, в Барановичах, размещалась Ставка Верховного главнокомандующего русской армии. Не произнес советский политработник что-нибудь вроде следующего: «Вот вы, ребята, бегаете по полигону, копаете учебные окопы, а знаете ли, что эта земля полита кровью ваших прадедов?.. Здесь в шестнадцатом году русские войска провели наступательную Барановичскую операцию, и только за пять дней наши потери составили 90 тысяч человек».

Не мог идеолог Советской армии произнести «наши потери», потому что в военно-политической академии его выучили другому: та война была «империалистическая», и, значит, ни о героях, ни о жертвах речи быть не может. Планы политзанятий, публикуемые в журнале «Коммунист Вооруженных Сил» — святцах замполита роты, — исключали упоминание подвигов российских воинов на войне четырнадцатого года.

Рассказать бы, например, о минском уроженце поручике Иване Лойко, который совершил около 500 боевых вылетов, провел более сотни воздушных боев и сбил 10 германских самолетов. Но имя это под запретом: «царский» офицер, да к тому же участвовал в Белом движении. И вообще, мол, к истории БССР события Первой мировой имеют лишь косвенное отношение, ибо, «как известно», история белорусской государственности начинается только с 1 января 1919 года.

А спустя время подобные идеологи, которые, кроме романов Стаднюка и Чаковского, ничего не читали, выходили в отставку и становились председателями гаражно-строительных кооперативов. И, когда им нужно было, рыли котлованы на местах воинских захоронений времен Первой мировой войны.

Был ленинский «Декрет о мире», принятый 26 октября 1917 года. Этим-то и «взяли» большевики. Но когда через год, 11 ноября, долгожданный мир наступил, то его у нас не праздновали. Почему?
Подписание Компьенского перемирия означало для правительства Ленина-Троцкого начало новой войны. Большевистским приказом белорусские местности, оставленные немцами, были объявлены на военном положении.

13 ноября 1918 г. ВЦИК принял постановление об аннулировании Брест-Литовского мирного договора с Германией, внутри которой, весьма отрежиссированное, было начато восстание. В Советской России подготовили армии вторжения в Центральную и Западную Европу: 7-ю и Западную (сформирована 15 ноября на базе войск Западного района обороны).

В постановлении ВЦИК лицемерно утверждалось, что трудящиеся массы Лифляндии, Эстляндии, Польши, Литвы, Украины, Финляндии, Крыма и Кавказа призваны сами решать свою судьбу. На самом же деле происходила аннексия территорий, спешно «делались» советские республики. Продвижение советских войск велось вопреки протестам правительств «братских» народов. На территориях, находящихся под контролем Красной Армии, были образованы так называемые Эстляндская трудовая коммуна (29 ноября), Литовская (16 декабря), Латвийская (17 декабря) Социалистические Советские Республики. Вскоре дойдет очередь и до Белоруссии.

Директива главкома Троцкого требовала закрепиться на линии Ковно, Гродно, Лунинец и вести разведку в направлении на Мемель, Тильзит, Сувалки. И надо сказать откровенно, что если бы не Пилсудский с его воссозданной 11 ноября Польшей, то неизвестно, куда бы доскакала красная конница.

Все последующие десятилетия дата 11 ноября была скверным напоминанием большевикам об их неудавшейся попытке въехать в Европу на плечах отходящих немцев.
Позавчера во многих странах люди замерли в минуте молчания. Такова многолетняя традиция: в 11 часов 11-го числа 11-го месяца вспоминают о жертвах Первой мировой войны.

К сожалению, в Беларуси, на территории которой погибли 600 тысяч российских солдат и где полтора миллиона местных жителей оказались беженцами, эта традиция не поддерживается. Мы ограничиваемся пере­иначиванием Хеллоуина и тому подобных «валентинок».

Оставить комментарий