СОСЕДИ. ЯЗЫК МОЙ…

Лет 15 назад, задолго до того момента, как начались мои регулярные поездки в Украину, я увидел и услышал девочку, встреча с которой, возможно, стала каким-то провидением либо просто хорошо запомнилась. Нет, речь не об очередной влюбленности, а о чем-то глубоком и почти незримом, корнях, если угодно. Дело было в Крыму, в очереди к телефонному аппарату («мобилы» еще не получили широкого распространения). Подошедшая худенькая девочка лет пяти спросила: «Хто остатнi?» До тех пор я слышал украинскую речь лишь от отдыхавших там же ребят из УНА-УНСО.

Подвыпив горилочки, они, помнится, любили мечтать о том, как «праз пару рокив Крым будэ наш». Для родившегося в русскоязычной семье белоруса речи эти были симпатичны, но не­удивительны. В то время в Беларуси повсеместно использовали белорусский язык политически активные граждане, что вызывало недовольство у их политических оппонентов. Именно привычка связывать язык собеседника с его политической ориентацией стала причиной того, что я долго пялился на бедного ребенка, пытаясь увязать нежный возраст с национальным самосознанием.

Теперь, когда я живу в Киеве, мне не нужно объяснять, что носитель украинского – это не обязательно сторонник «оранжевых» либо вообще чей-то сторонник. Не факт, что говорящий по-русски спит и видит, например, свой Донецк частью России. Не поверите: участие в драках – не только удел говорящих на «великом и могучем», но и «щирых украинцев». Дальше – больше: драться они могут не только в годовщину УПА, но и из-за обычного «ты меня уважаешь?» И тут «Шевченко» может стать на сторону «Есенина», и наоборот. Вообще, сенсация для белорусов: тут коммунисты умеют изъясняться и говорят на украинском, а самому правому националисту часом «не западло» перейти на язык москаля.

Неприятно, конечно, когда с вас, иностранца (хотя и с матерью-украинкой), берут в бюро переводов $20 за перевод на украинский шести строчек из паспорта. Да еще и ждать приходится двое суток. Иначе ни о какой официальной деятельности речи быть не может. Но, признайтесь, разве не было бы нам приятно, если бы документы французов, итальянцев, испанцев и так далее «заговорили» по-белорусски? И вот что интересно: никто против украиноязычного делопроизводства уже давно не протестует. Заклинания о введении в стране второго государственного языка – русского – в Украине давно превратились в редкие предвыборные обещания отдельных умеренно пророссийских (крайне пророссиийские тут ходят в маргиналах и не попадают даже в Раду) политиков. Обещания, которым уже давно не верят. Пока политикам не до выполнения хотя и программных, но не первоочередных тезисов, со стержневой ролью украинского языка смирились даже те, кого с непривычки она раздражала. В итоге в стране установилось реальное, естественное двуязычие. Почти такое, как описал экс-спикер Верховного Совета Николай Дементей: «Кто как хотит, тот так и говорит». C той лишь разницей, что вне зависимости от воспитания, политической, религиозной, сексуальной и т.д. ориентации делает это преимущественно грамотно, без «суржика» (украинский вариант нашей «трасянки»).

«Русский» в Украине с детства слышит свой язык дома и на улице, читает книги, смотрит кино. В школе-вузе-на работе-улице он слышит и учит язык украинский. Лишенный возможности выбрать язык образования, он лишен возможности ограничиться знанием одного языка.

Поэтому, как представляется, не стоит государству российскому принимать в штыки любой шаг украинского руководства в сфере медиа, кинематографа, образования. Например, сомневаюсь, что откровенно пропагандистский блокбастер «Адмиралъ» в Киеве посмотрит меньше народа, чем, допустим, в Саратове. На просмотр российской новинки, продублированной украинским текстом (маленькими буквами внизу экрана!), выстраиваются немалые очереди. Не знаю точно, стоит ли в одной из них та повзрослевшая девочка из моей памяти. Но почему-то уверен: ее «Хто остатнi?» в «Кто крайний?» не превратилось.

1
Оставить комментарий

новее старее большинство голосов
George Yves

Научить белорусов в быту говорить по-белоруски - намерение благое. И как всегда благими намерениями может быть вымощена дорога в ад. Обязательно появятся "сьвядомыя", которые разве что не будут призывать вешать "расейцаў" на фонарных столбах - "Эўропа" не поймёт. Расширять сферу и количество случаев употребления белорусского языка придётся долго, трудно и медленно. Первым делом надо поднимать престиж языка, которого столетиями называли "мужицким", "селянским" или "порченым русским". И начинать тут следует с языковедов, которые должны помочь развить современный словарный запас (посмотрите на интерфейсы "белоруссифицированных" компьтерных программ - тихий ужас, разброд и шатание) и всех мало-мальски известных личностей общества (если они не говорят… Подробнее »