СЛЕДСТВИЕ ПРОДОЛЖАЕТСЯ

В прошлом номере газеты был опубликован материал «Ошибка следствия». Статья вышла под «шапкой» «Генпрокуратура хотела казнить невиновных», и в ней говорилось о том, как сторона обвинения требовала для обвиняемых в зверских убийствах в деревне Большая Мощаница крайне сурового наказания. Суд признал недоказанной их вину в совершении убийства.

Тем не менее, ни о многочисленных преступлениях, ни о наказании героев публикации «Ошибка следствия», за которые они осуждены тем же приговором, в статье не упоминалось. А на послужном счету обвиняемых были еще изнасилования, вовлечение несовершеннолетних в занятие проституцией, грабеж, кражи имущества, злостное хулиганство…

Как видим, избежавшие смертной казни и пожизненного срока люди были далеко не ангелами, по ним давно тюрьма плакала. Редакция решила внести ясность в это дело – почему следствие было уверено в причастности этой гоп-компании к громкому убийству?

ДЕНЬ ПОБЕДЫ СО СЛЕЗАМИ НА ГЛАЗАХ. ПОТЕРПЕВШИХ

Братья Павел и Алексей П. День Победы 9 мая 2004 года праздновали в Белыничах. После обеда, будучи навеселе от принятых горячительных напитков, они двинулись по трассе Могилев – Минск пешком. Около моста через реку Друть братья-пешеходы догнали незнакомого немолодого человека, которому Павел нанес удар локтем в лицо, отчего тот упал в кювет. Братья, прихватив две бутылки чужого пива и утоляя им жажду, продолжили свой путь. Недалеко от дорожного указателя «Деревня Большая Мощаница» стояли два человека – Андрей и Елена, продавали первые весенние грибы. Павел П. опрокинул ведра с дарами леса и заявил, что Андрея они с братом убьют, а Елену заберут с собой.

Андрей попытался было защитить Елену, но когда ему пригрозили ножом, он вынужден был ретироваться. Побежал в деревню Большая Мощаница звать людей на помощь. А в это время братья, затащив Елену в лесопосадку, издевались над своей жертвой, как только хотели. Братья насильственно поочередно и совместно друг с другом утоляли свои извращенные сексуальные прихоти.

Это только один фрагмент из бурной и развязной жизни братьев П. и их дружбанов-подельников. На послужном «джентльменском» счету этой деревенской компании, помимо насильственных действий сексуального характера, совершенных группой лиц, и такие преступления, как половое сношение с лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возраста, вовлечение несовершеннолетних в занятие проституцией, а также грабеж, кражи имущества, злостное хулиганство…

За эти прегрешения судебной коллегией по уголовным делам Могилевского областного суда от 2 ноября 2007 года Павел П. приговорен к 10 годам 2 месяцам лишения свободы, а его брат Алексей получил семилетний срок пребывания в тех же условиях. Геннадий С., Сергей Ю. и Николай Р. осуждены к четырем годам лишения свободы в колонии общего режима. Более мягкое наказание получил Александр С.. Только Александр К. был оправдан полностью и освобожден из-под стражи в зале суда.

Видимо, не зря жители родной деревни и окрестных населенных пунктов называли этих героев газетной публикации «мощаницкой бандой».

Но сосредоточимся на том преступлении, обвинение в котором суд отклонил, т.к. посчитал не доказанным участие пяти обвиняемых в его совершении.

КАК ИСКАЛИ «КЛЮЧ» ОТ УБИЙСТВА НА КЛЮЧЕВСКОЙ

Убийство белыничской семьи, сразу шестерых человек, в свое время вызвало настоящий шок в Беларуси, стало одним из самых громких уголовных дел. Семья переехала на улицу Ключевская, 17 в Большую Мощаницу для постоянного проживания 28 мая, а через несколько дней была вся без исключения истреблена.

Многочисленные версии, в том числе и о причастности к убийству покупателей квартиры, проданной потерпевшими в г.п. Белыничи незадолго до переезда, были тщательно проверены в ходе расследования и своего подтверждения не нашли.

Зато усиливались подозрения по отношению к членам «мощаницкой банды». Выяснились весьма занятные обстоятельства.

Около 21 часа 40 минут 1 июня 2005 года в дежурную часть Белыничского РОВД поступило телефонное сообщение об обнаружении трупа мужчины во дворе дома № 17 по улице Ключевской. Звонил Павел П.. Он сообщил, что это труп пожилого незнакомого ему мужчины. Однако следствию не составило труда установить, что Павел П., зайдя во двор с односельчанами, сразу опознал приезжего. Не пожилого, а молодого мужчину (остальные трупы позже обнаружат в доме). Мало того, что он был с ним хорошо знаком, так еще одно время они вместе с Андреем Л. отбывали наказание в местах лишения свободы.

То обстоятельство, что Павел П. без видимых причин не сообщил в милицию о личности убитого, хотя и знал его, свидетельствовало о его стремлении помешать выяснению обстоятельств происшедшего и указывало на его личную заинтересованность в исходе дела. В тот же вечер Павел давал объяснения следователю прокуратуры. Осознав бессмысленность сокрытия известных многим обстоятельств, он сообщил о своем давнем знакомстве с Андреем Л. Свое появление 1 июня около дома № 17 объяснил тем, что хотел пригласить Андрея Л. в баню, которую обещала вытопить его бабушка. А вот та заявила следствию, что баню топить не собиралась и разговора об этом у нее с внуком не было. Причину своего появления на месте происшествия Павел П. в итоге вразумительно так объяснить и не смог. «Не могло ли быть обусловлено такое поведение стремлением выяснить, обнаружены ли трупы?» – возникло вполне резонное предположение у следствия.

Нашлась свидетельница, которая утверждала, что еще вечером 1 июня Павел П. заявил, что «положили всю семью». Между тем, осмотр места происшествия, позволивший установить количество убитых, правоохранители начали только в первом часу ночи 2 июня, а труп Федора Т. (находился на печи) обнаружили только к утру. Это и многое другое давало достаточные основания для подозрений Павла П. в причастности к совершению убийства.

Сотрудниками УВД Могилевского облисполкома был опрошен и Александр К., проживавший по соседству с погибшей в одночасье семьей. При осмотре места происшествия в доме обнаружили отпечаток следа обуви с характерным рисунком протектора, весьма напоминавшим тот, который был на обуви у Александра К. Поэтому у него поинтересовались: где он находился в ночь на 1 июня? Находившийся рядом отец парня весьма настоятельно посоветовал ему правдиво ответить на поставленный вопрос.

Александр К. в присутствии отца поведал, что вечером 31 мая вернулся домой изрядно выпившим и лег спать. Проснулся около 23 часов, вышел на улицу и присел на скамейку. Чуть позже мимо него проходили Павел П., Николай Р. и Сергей Ю. Они предложили ему пойти вместе на застолье в дом № 17. Он согласился и вскоре распивал спиртное в теплой компании. В процессе выпивки между Павлом П. и потерпевшим Андреем Л. возникла ссора, переросшая в драку…

Сергей Ю., Геннадий С. и Николай Р. были задержаны на основании признательных показаний Павла П. и Александра К. Большое количество информации, полученной на первоначальном этапе следствия от Александра К., нашло свое подтверждение в результатах осмотра места происшествия. Дверь дома на момент осмотра действительно была закрыта на щеколду, а к ней приставлена металлическая крышка. Как и указывал Александр К., в глубине печи обнаружены и изъяты три и именно белые металлические кружки, а на месте происшествия – матерчатые перчатки. Таких совпадений оказалось полтора десятка. В том числе и весьма значимых, к примеру, силикатный кирпич белого цвета с кровью Андрея Л., являвшийся орудием убийства и обнаруженный в палисаднике за домом.

Павел П. между тем написал заявление о совершении им преступления и дал подробные показания об обстоятельствах происшедшего, которые подтверждались результатами осмотра места происшествия.

В дальнейшем Павел П. неоднократно отказывался от признательных показаний, изменял их.

От Николая Р. через неделю после убийства поступило заявление, в котором он собственноручно указал, что оно совершено им и его приятелями. Николай тут же был допрошен с применением видеозаписи. В ходе допроса подробно рассказал обстоятельства убийства. Позже он отказался от своих показаний.

Своя, можно сказать, детективная история признания вины в преступлении и отказа от нее и у Геннадия С. В двух словах об этом не расскажешь. Как и об этом уголовном деле в целом. Только опрошенных по нему – 583 человека…

Казалось бы, разного рода фактов преступной осведомленности и доказательств в многотомном уголовном деле, расследование которого завершил следователь по особо важным делам Генеральной прокуратуры, полтора года пропадая в Белыничском районе, было более чем предостаточно. Но его специфика заключалась в том, что не хватало прямых улик, говоря языком следствия – вещественных доказательств.

Невзирая на их отсутствие, Генеральная прокуратура направила уголовное дело для рассмотрения в суд. Она сочла, что, несмотря на отказ обвиняемых от своих признательных показаний, «их вина в совершении убийства шести человек и завладении деньгами и имуществом убитых доказана собранными материалами дела: результатами оперативно-розыскных мероприятий, многочисленными показаниями самих обвиняемых, в том числе и признательными, показаниями большого круга свидетелей, результатами очных ставок между обвиняемыми, а также осмотров места происшествия, заключениями экспертиз». «Все описанные и перечисленные доказательства, – было указано в справке о результатах расследования по уголовному делу, – следует оценивать в совокупности друг с другом, поскольку только при таком анализе обстоятельств дела представляется возможным восстановить картину происшедшего в полном объеме».

Совокупность доказательств – ключевое выражение во всей этой истории. Это постарались довести до суда и два опытных работника Могилевской областной прокуратуры, которые поддерживали по данному делу государственное обвинение.

Но, как известно, у гособвинителей свои права, а у судей – свои. Вот и судебная коллегия по уголовным делам Могилевского областного суда признала вину обвиняемых во всех остальных преступлениях и одно за другим отмела доказательства в их причастности к главному – убийству.

В связи с постановкой по эпизоду убийства оправдательного приговора расследование по данному факту продолжено, и точку в этой истории ставить еще рано. По делу создана следственная группа, организуется проведение оперативно-розыскных мероприятий по дальнейшему установлению обстоятельств убийства шестерых человек в деревне Большая Мощаница. Версия о причастности к убийству Павла П., Сергея Ю., Николая Р., Геннадия С. и Александра К. следствием, кстати, не исключается. Но последнее слово будет, естественно, за судом.

Оставить комментарий

  Подписаться  
Уведомление о