КОМСОМОЛЬЦЫ БЫВАЮТ РАЗНЫЕ

Эхо советского комсомола звучит не только в стенах районных отделов БРСМ. В Беларуси сохранились две коммунистические партии. Кто, как не они, не может расстаться с комсомолом, оставаясь вечно молодым? В главном офисе Коммунистической партии Беларуси (КПБ), расположенном на ул. Чичерина, 21, меня встречает большой бюст Ленина, который каждый раз сурово смотрит на нагрянувшего гостя. В первые секунды даже хочется извиниться за беспокойство, но бесстрастный лик белого Вождя не поводит и бровью, намекая, что ему не до тебя. Из соседней комнаты доносится голос пожилого мужчины.

– Для того чтобы распечатать, нажми на вот эту кнопку.
– Сюда? – спрашивает голос пожилой женщины.
– Да, вот так. Правильно.
Мужчина сидит за компьютером. Женщина стоит среди комнаты и смотрит, как правильно пользоваться «Вордом». Время не стоит на месте. Прогресс западных технологий достанет даже коммуниста, которому западный мир, мягко сказать, не очень…
Выслушав мою просьбу рассказать о комсомоле КПБ, мужчина переспрашивает.
– Откуда вы, как вы сказали? Из БРСМ?
– Нет, – вступает в разговор женщина. – Из газеты он. Знаете, комсомола у нас уже не осталось. Все в БРСМ. Только первичка есть. Сейчас воспитанием молодежи именно БРСМ занимается, у нас такого нет.

ВСТРЕЧА У ШИНОМОНТАЖА

В отличие от КПБ, в офисе Партии коммунистов белорусской (ПКБ) на ул. Калинина, 12 комсомольцы оказались.
– Возьмите, – сказал мне коммунист, просунув листик бумаги. – Это телефон первого секретаря комсомола. Он вам все расскажет.
С Дмитрием ЯНЕНКО, первым секретарем центрального комитета РОО «Ленинский коммунистический союз молодежи Белоруссии» (ЛКСМБ) я встречаюсь на следующий день около здания шиномонтажа.
– Алло, Дмитрий, я приехал.
– Сейчас спущусь.

Озираюсь на двери шиномонтажа, ожидая худшего. Кто его знает, может, комсомольцам сейчас нелегко – приходится подрабатывать автослесарем. Однако опасения развеиваются, когда я замечаю у соседнего здания молодого мужчину в темно-синем костюме хорошего покроя, машущего мне рукой. «Не похож на комсомольца», – говорю я себе. Но тут же вспоминаю вчерашних пожилых коммунистов, которые осваивали «Ворд». Да, прогресс действительно далеко ушел.

СПРАВКА ИЗ НАРКОДИСПАНСЕРА

– Свою деятельность после распада СССР мы возобновили на учредительном съезде, который прошел 1-2 февраля 1992 года в деревне Кончицы под Пинском. В том же году мы были официально зарегистрированы. Организация объединяет в своих рядах около 1.000 человек. Наши оргструктуры есть в каждой области. Средний возраст членов организации – 24,5 года.

В уютном актовом зале на стенах развешаны плакаты кандидатов от ПКБ на парламентские выборы-2008. В зале светло, но безлюдно. За моей спиной мистически повис плакат СССР.
– Чем отличается ваша организация от советского комсомола? – интересуюсь я у первого секретаря.
– Когда проводили учредительный съезд, мы заявили, что берем от советского комсомола все самое лучшее. Ведь понятно, что у ВЛКСМ были перегибы и недостатки. И мы постарались взять лучшие наработки от советского комсомола. Отказались от бюрократизма, от обязаловки вступления. Сегодня к нам приходят люди, которые действительно хотят быть в этой организации. Разумеется, организация не дает никаких привилегий – таких, какие есть у наших, если можно так сказать, «коллег» из БРСМ. Сюда приходят осознанно люди, которым не чужды социалистические идеалы. Они видят, что республика должна нормально развиваться, быть суверенной и демократичной.
– У вас есть программа?
– Мы считаем, что сегодня такие понятия, как «социализм» и «демократия», не могут быть разделены, – бегающие глаза Дмитрия на секунду останавливаются на флаге. – Если в советские времена отсутствовали определенные свободы, политические убеждения, то сегодня мы не представляем, что в XXI веке можно развиваться по тем советским принципам. Людям запрещалось думать, слушать музыку, носить длинные волосы, джинсы.
– Какими качествами должен обладать человек, который решил вступить в ЛКСМБ?
– Здесь нет каких-то стандартов. Просто человек должен придерживаться левых взглядов. Ему должны быть близки коммунистические и социалистические идеи. Мы не будем требовать справку из наркодиспансера и о приводах в милицию.

КОМСОМОЛ ОТВЕТИЛ «НЕТ»

– Какую символику использует союз?
– У нас сохранился старый комсомольский значок. Красное знамя, профиль Ленина и пять букв – ВЛКСМ. Нам повезло, что в те времена, когда разваливался Союз, значки «отпадали». К нам обращались бывшие секретари комитетов комсомола, и мы просто-напросто приезжали и забирали значки. То же самое и с комсомольскими билетами.
– Чем занимается молодежь ЛКСМБ? Например, БРСМ сохранило стройотряды. У вас они есть?
– Свою основную работу мы строим по трем направлениям: идеологическая работа, организация культурного досуга молодежи и социальная помощь. У нас нет стройбригад как таковых. Инициативу мы отдаем ребятам на местах. Нет и определенного плана, который все должны исполнять. Если нужно оказать помощь в постройке дома, фермы, разумеется, наши ребята участвуют в этом мероприятии. Мы проводим дискуссионные клубы, платные мероприятия вроде дискотек. Походы. В том числе у нас есть традиционный поход по местам боевой комсомольской славы. Оказываем социальную помощь. Этим летом помогали ребятам с жильем. Ведь не всем студентам предоставляется общежитие, а жилье в Минске очень дорогое. Помогаем трудоустраиваться. Мы очень тесно сотрудничаем с ПКБ, хотя это две разные организации – мы самостоятельны. Это принципиальное отличие от советского комсомола. У нас нет такого, что «Партия сказала «надо» – комсомол ответил «есть».

КОНКУРЕНЦИЯ

– Ваш союз сотрудничает с городскими властями?
– На центральном уровне такого взаимодействия нет…
– А почему бы вам не выступить с инициативой, например, реставрации, строительства, как это делает БРСМ?
– Мы постоянно выступаем с такими инициативами. В последнее время, правда, все реже и реже. Потому что посмотрели, что стучаться в закрытую дверь уже и самим неудобно. Много раз обращались с нашими планами, идеями, и нам просто-напросто давали от ворот поворот.

– БРСМ считает себя преемником комсомола. Вы каким-либо образом взаимодействуете с этой организацией?
– Взаимодействия нет. Они себя считают юридическим преемником, что действительно факт. Мы же считаем себя идейным правопреемником. К сожалению, на примере БРСМ можно говорить, что они взяли самое худшее, что было в комсомоле. Кроме этого, они, по сути, живут на государственные деньги. А ведь советский комсомол жил на собственные средства и ни копейки у государства не брал. Были комсомольские предприятия, которые приносили прибыль. Ну и все-таки организация была очень большая. И членские взносы тоже влияли на ее бюджет. Я думаю, если сегодня государство откажется от услуг БРСМ и перестанет его финансировать, эта организация умрет. В Беларуси широко исповедуется, что существует программа «Молодежь Беларуси», но, к сожалению, государство видит своим партнером только БРСМ. Хотя всегда все лучшее рождается в конкуренции.

– Почему бы вам, если у вас близкие идеи, не попробовать найти с БРСМ общий язык или даже объединиться?
– Мы близки только названиями. В остальном у нас нет ничего общего. Вот сейчас юбилей будет (90-летие комсомола – прим. авт.), и вы услышите хвалебное: «Беларусь – островок социализма». Единственный, оставшийся на нашей земле, который взял все лучшие традиции. Мы считаем, что это не так, и ввязываться в эту игру по пропаганде так называемого белорусского социализма не хотим. Наш союз во многом отказался от тех пафосных вещей, которые были в ВЛКСМ. Мы не будем специально стараться показать себя на 90-летие комсомола во всей красе. Разумеется, такую дату забыть нельзя. Будем поздравлять ветеранов.

– Если бы сейчас партия приказала, вы готовы были бы поехать на БАМ? – (задумчиво) Почему бы и нет?.. Там работали наши старшие товарищи. Было здорово. В этом была романтика.

Оставить комментарий