ВЕГЕТАРИАНКА СО СТАЖЕМ РАБОТЫ

Вегетарианством в современном мире уже мало кого удивишь. Героиня материала, Людмила Гончарик, уже более 20 лет вегетарианка. Впрочем, она считает это вполне нормальным и отказывается признавать себя хоть сколько-нибудь особенной. Может быть, если к двадцати годам вегетарианства добавить годы работы Людмилы поваром, умеющим готовить вкуснейшее мясо и курицу, то хватит фактов, которыми она может удивить читателя.

Мы встречаемся с Людмилой и ее дочерью Аней вечером в Парке Горького. Людмила признается, что рада встрече именно здесь, она давно не выбиралась сюда, хотя когда-то работала в Планетарии и знает много интересных историй на тему космоса. Время уже после шести. Оказывается, пока дочь Людмилы путешествовала по Америке, она решила перестать есть по вечерам. Уже третий месяц у Людмилы это получается. Поэтому в кафе она заказывает только минеральную воду.

ЧЕРЕЗ ШАМБАЛУ К ВЕГЕТАРИАНСТВУ

– Людмила, когда и почему вы перестали есть мясо?
– Хроник я не вела, точную дату назвать не могу. Это произошло тогда, когда страна находилась на грани глубокого кризиса. Я всегда шучу, что таким образом себя к нему подготовила. Была весна, и я сидела в декретном отпуске со своей дочерью. Тогда познакомилась с людьми, которые читали йогу.

– Все началось все-таки из-за увлечения йогой, а не из-за грядущего продовольственного кризиса?
– Честно говоря, предпосылки к экспериментам над собой у меня были еще раньше, до замужества. Я ездила на Алтай, искать Шамбалу. У меня тогда был жених, он и повез меня на Алтай знакомить со своей матерью. Ну и мы с ним решили, что раз уже рядом, нужно искать Шамбалу. Дошли, правда, только до Чарушского зверосовхоза. Потом мы с ним поссорились, я развернула свою лошадь обратно: поехала домой. Но испытала в той поездке много нового. Узнала, как спать в костре. Знаете, было, как у Рериха на картине. Кстати, в костре мы запекали очень вкусных уток, я тогда еще ела мясо. Потом, уже во время работы на заводе, я ходила в Школу закаливания, общалась с йогами. А потом, когда на заводе было сокращение, устроилась работать сюда, в Парк Горького. И здесь как-то в планетарий зашли мои знакомые йоги. Один из них и говорит: «Слабо тебе не есть мясо?». А я в ответ: «Мне ничего не слабо». И перестала его есть.

– Насколько тяжело организму было перестроиться. В книгах пишут, что это большой стресс, особенно для женщин…
– Да у меня никакого стресса не было! Просто перестала есть – и все. Это как раз были 1988-1989 годы, на овощах легче было прожить. Жили мы на одну зарплату, купить в то время особо нечего было.

– Как отнесся к вашему вегетарианству муж, и были ли явные противники среди знакомых?
– Что касается мужа, то он даже обрадовался, что ему мяса больше. Гораздо больше он удивлялся, как это я могу столько лет не пить алкоголь. А одна моя подруга – йог серьезный. Так она отговаривала меня, говорила, что в йоге есть вегетарианство, но оно только уже для настоящих йогов или их учеников. А я не была ни среди тех, ни среди других.

ВЕГЕТАРИАНКА СО СТАЖЕМ – ПОВАР

– Наконец-то мы подошли к самой интересной части разговора, вашем опыте работы поваром!
– Я всегда хорошо готовила. Мои домашние очень любят, как я готовлю… Как раз когда я ушла из Парка Горького, знакомые йоги предложили поработать поваром у молодых индусов-предпринимателей. Те при­ехали в Минск открывать свое дело, никак не могли привыкнуть к здешней еде. Мне нужно было каждый день готовить на пятерых человек по индийским рецептам. Но восточное гостеприимство вынуждало меня готовить каждый день на 25 человек, потому что все компаньоны приходили как раз ко времени обеда. Доходило до того, что пяти куриц на обед было мало. Мне даже предлагали работать помощником повара у индийского посла.

– Вы, когда готовите, конечно, еду не пробуете. Неужели ни разу не переборщили или, наоборот, недодали индийских приправ? Ведь вы говорите, что ни разу до этого не готовили индийских блюд…
– Ни разу не пересолила. Все специи добавляю интуитивно. Мы с этими индусами до сих пор дружим. Они говорят, что я готовила самую вкусную курицу в Минске. Помню, они нас пригласили как-то на день рождения часов на семь вечера, а я не ела после шести. А сколько вкусностей индийских жена именинника наготовила! Но я положу себе в тарелочку, а потом то Ане, то сыночку перекладываю тихонько, пока никто не видит.

– Не есть после шести, строгое вегетарианство… Имеют ли место в вашей жизни другие эксперименты наподобие этих?
– Шесть лет я не пила кофе. Просто исключила его из зоны своего внимания. Есть сфера реального, а кофе я поместила в сферу нереального. Три года я не ела шоколадных конфет, хотя очень люблю шоколад. Мой сын начал курить. Я ему говорю, что это плохо, надо прекращать, а он в ответ: «У меня недостаточно силы воли, вот если бы кто-то со мной бросил». Я ему говорю: сыночек, я же не курю, чем мне тебе помочь? Потом подумала, что я очень люблю шоколад. И мы заключили сделку: я не буду есть шоколад, а он бросит курить. Так и продержались три года.

Оставить комментарий

  Подписаться  
Уведомление о