«ЗООПАРК» НЕЗАВИСИМОЙ БЕЛАРУСИ

Бонисты – коллекционеры бумажных денег – утверждают, что первая белорусская «валюта» малоинтересна и невыразительна. Хотя уникальна. Ни в одной стране мира не было серии банкнот, на которых изображались исключительно животные.

А так – скромные, маленькие, дешевые бумажки с плохой защитой, бледными рисунками – много негатива сыплют на представителей национальной фауны, положивших начало формированию платежной системы независимого государства – Республики Беларусь.

Оставим в стороне эстетику и поговорим о другом. Любые бумажные дензнаки – это своего рода документы. Они отражают в себе социально-экономическую, политическую и культурную жизнь государства определенного периода развития. Поэтому белорусский денежный «зоопарк» начала 90-х годов прошлого столетия представляется мне, скорее, метафорой. Мы действительно прыгали и бегали, как зайцы-белки за любым товаром. Грызлись и боролись за дефицит, как бобры-волки-рыси. Сражались за места под солнцем, как лоси. И, если выходили победителями, чувствовали себя медведями или, чего уж там, зубрами положения.

ЕЩЕ ДО РАЗВАЛА СССР…

14 декабря 1990 года был принят Закон об образовании Национального банка Республики Беларусь. Вслед за этим руководство страны начало срочно осваивать производство «родных» купюр и ценных бумаг. Для этого в начале 1991 года было создано Главное управление государственных знаков при Совете министров Беларуси. Через год был заключен договор между Гознаками России и Беларуси на производство расчетных билетов Нацбанка. Создание и выпуск собственных денег – серьезная проблема. Ни эскизов, ни расположения защитных элементов, ни, главное, опыта. Ведь долгое время единой «деньгой» для всех был советский рубль, имевший повсеместное хождение в СССР: от Бреста до Сахалина, включая казахские степи. В авральном режиме пришлось осваивать и эту «целину». Срочно думать, чего бы такого изобразить – без претензий, но с национальными особенностями.

ДВЕ «БЕЛКИ» + ЛОШАДЬ = ОДИН «ЗАЙЧИК»

Обычно на денежных купюрах присутствуют официальная символика страны, изображения выдающихся ученых, музыкантов, художников, государственных деятелей, исторических личностей. В Беларуси отношение ко многим деятелям в различных слоях общества было неоднозначным. Поэтому решили вообще не использовать портреты. Выручили соседи. В Литве к тому времени вошли в обращение расчетные билеты-талоны – национальная валюта переходного периода с изображением земноводных, зверей и птиц. Кстати, «птичья тема» – отличная идея в историческом контексте – появившиеся в древнем Китае первые бумажные деньги назывались «летающими монетами». А у нас в Беларуси «монеты» стали прыгающими, бегающими, лазающими и двигающимися вперевалку. Реалистичное изображение местных животных на аверсах купюр было поручено художникам Константину Хотяновскому и Сергею Ольвинскому. Начали с белочки, самого мелкого из распространенных в Беларуси представителей фауны, и пошли по возрастающей: заяц, бобр, волк, рысь, медведь, лось, зубр. С соответствующими номиналами: 50 копеек, 1, 3, 5, 10, 25, 50 и 100 белорусских рублей. Купюра «белка» достоинством 50 копеек вообще уникальна – это единственная из известных бонистам бумажная монета! За следующие 15 лет Беларусь «звонким» металлом так и не обзавелась. А от бумажных копеек нас почти мгновенно избавила скачущая, нет, галопирующая инфляция. Так что изображение лошади на реверсе купюр тоже метафорично. Кстати, за вставшую на дыбы «Погоню», несущую на себе вооруженного всадника, нам следует благодарить все тех же литовцев. Ибо первый герб суверенной Беларуси впервые использовался как государственный символ Великого княжества Литовского в 1366 году.

НЕ ТО МАРКА, НЕ ТО ИЛЛЮСТРАЦИЯ

В июле 1993 года Национальный банк Республики Беларусь на основании постановления Президиума Верховного Совета и Совета министров Республики Беларусь принял решение о выводе из обращения советских денег и введении новых денежных знаков – «зайчиков». Просуществовали они недолго, примерно 5 лет. Так что последние из крупных представителей национального купюрного «зоопарка» – 100-рублевые «зубры» – ушли в небытие 10 лет назад. И теперь уже мало кто помнит те курьезы, которыми сопровождалось появление на платежной арене того или иного зверя. Например, когда появился «адзiн рубель» со скачущим по просторам страны зайцем-русаком, начали недоуменно переглядываться филателисты. Животное статью и позой в точности было скопировано с советской почтовой марки конца 60-х годов XX века. Автор – художник-анималист Комаров. Единственное отличие марки от денежки – оригинал бежит по снегу. Дальше – «тры рублі» – семейство бобров за работой, зеленого цвета. В народе получил кличку «белорусский доллар». Из-за цвета и потому, что встречались «грызуны» в обращении довольно редко. Так же, как и синие «пятирублевые» волки с добрыми глазами. Совершенно неагрессивные лесные «разбойники» моментально «вымерли», хотя на купюре изображены парой. Процесс адаптации и размножения быстро завершился у рысей достоинством в 10 рублей. Даже мощный материнский инстинкт не смог спасти детеныша крупной дикой кошки Беларуси от исчезновения. «Не имей сто рысей, а имей сто лосей» – народный юмор помог сохатому прожить подольше. Опять же – 25 рублей. В советские времена это были большие деньги, в пересчете на хлеб, стоивший 14 металлических копеек за буханку. Но когда в ход пошла тяжелая артиллерия – медведи, взвыли зоологи. Конфуз! Что такое? Медведь на 50-рублевой купюре не наш. Не бурый мишка, обитатель лесных просторов средней полосы. Перед нами Ursus Americana, американский медведь барибал! Легкая фигура, более длинные ноги, нордический узкий профиль. Поместить на первых платежных средствах суверенной Беларуси идеологически вредного зверя – странное решение. Или оригинальный способ «подколоть» руководство страны, сыграв на невежестве принимающей эскизы высокой комиссии. А может быть, обычное славянское головотяпство – авось, и так сойдет? История медведя, кстати, очень похожа на историю зайца. Впервые этот барибал как иллюстрация увидел свет на страницах чешской энциклопедии «От агамы до акулы» издания 1978 года. Короче, «содрали» один к одному. Естественно, заокеанский гость тем более не смог прижиться в жестких условиях – вымер вслед за остальными. Наконец зубр – мощный «100-рублевый» зверь. Настоящий, не сомневайтесь. Хотя и с примесью кавказской крови. Исключительно для восстановления популяции. Видимо, она и помогла продержаться животному дольше остальных. Дожить до архитектурных шедевров на крупных купюрах почти миллионных номиналов. Но это уже новейшая история белорусских денег, почти настоящее. Соответственно, отдельное повествование.

СЛУХИ И РАЗОБЛАЧЕНИЯ

В начале 90-х годов прошлого столетия в прессе активно муссировались слухи о появлении на складах Национального банка новой белорусской валюты. Названнфой не то талером, не то рублем. Дескать, введение в обращение расчетных «зообилетов» – временная акция. Инфляция скоро сожрет все эти «фантики», поэтому нет смысла тратиться на дорогую бумагу, многоступенчатую защиту, качественные краски. А уж когда экономика независимой Беларуси крепко встанет на ноги, тогда правительство начнет замену «зайчиков» на полновесный «талеро-рубель». Любопытно, что приводились «достоверные» данные о внешнем виде новых купюр, фирме-изготовителе, сроках ввоза дензнаков в страну и даже места складирования. «Банкноты по эскизам художника Александра Зименко содержали «Пагоню» и портреты разных исторических персоналий. Мелочь выполнялась в офсете, купюры покрупнее – эффектнее, интаглио. На смену пушистым и не очень зверькам должны были прийти Белая Вежа, Евфросиньевская церковь, Франциск Скорина (100 руб.), Янка Купала (20 руб.), Якуб Колас (10 руб.), Максим Богданович. Все это с папараць-кветкой, первой исполнительницей роли Павлинки и чудесами прикладных искусств» – эта цитата взята из публикации одного из уважаемых белорусских изданий. По сравнению с «зайчиками», рубель был куда более обстоятельно продуман, изобретательно защищен, качественно выполнен с точки зрения полиграфии. Печатали его в Мюнхене. Денег изготовлено было столько, что Нацбанку не хватило собственных складских помещений. Пришлось в срочном порядке арендовать хранилища военного аэропорта в Мачулищах. Кроме того, новая валюта была развезена в областные центры и припрятана там. До лучших времен…

Вопросы корреспондента «ЭН» по поводу планировавшегося введения белорусского талера вызвали недоумение у пресс-секретаря Национального Банка Республики Беларусь Михаила ЖУРАВОВИЧА: «Я не понимаю, откуда берутся все эти слухи. Кто их распространяет? И зачем? Никаких отпечатанных талеров и «папараць-рублей» никогда не было. К тому же Нацбанк никогда не арендует посторонние помещения. У нас хватает собственных оборудованных хранилищ. Что касается введения в обращение новых платежных средств страны, то это государственная тайна, которая вряд ли может легко просочиться в средства массовой информации. Могу сказать, что существуют рекомендации Интерпола по изменению внешнего вида купюр каждые 7-8 лет. Но наши белорусские деньги пока не подделывают так активно, как, скажем, доллары. Поэтому на сегодняшний день нет необходимости что-то менять или, тем более, вводить в обращение новые деньги Беларуси».

Дежа вю: расчетные билеты соседней Литвы, выпущенные в обращение в 1991 году. Разработаны управляющим Национальным банком Литвы Вагнорюсом. В народе получили название «вагнорки». Остальное – без комментариев. Сравнивайте.
Номиналы: 1 – ящерицы, 3 – серые цапли, 5 – сокол, 10 – куницы-белодушки, 25 – рысь, 50 – лось, 100 – зубр.
В 1992 году последовала вторая эмиссия талонов Литовской республики. Оборотная сторона купюр продолжает мотивы первой серии.
Номиналы: 1 – пара бекасов, 10 – кукушка в гнезде, 50 – токующий глухарь, 100 – пара куниц, 200 – благородные олени, 500 – бурый медведь.

Оставить комментарий